Только не я

Глава 30

Тимофей не переставал сжимать мою ладонь под столом, сервированным белой скатертью и кучей  столовых приборов. Я тоже самое делала в ответ. При этом второй рукой еще и пальцы его перебирала, поглаживая. Нервы. Я, как и Тимофей, сильно нервничала, потому что вот уже в течение десяти минут Николай Николаевич с кем-то разговаривал по телефону, так и не объяснив нам, зачем пригласил в ресторан.

— Важный звонок, — сообщил он нам, стоило только усесться за стол, и принял вызов.

Мы переглянулись с Тимофеем и снова устремили взгляды на мужчину. Первые пять минут сидели по команде смирно, а потом откровенно заскучали, но напряжение тем временем росло. И мне казалось, что даже воздух вокруг нашего столика наэлектризовался до потрескивающих искр.

— Делайте заказ, — шепнул мужчина одними губами и, отложив салфетку, что покоилась на его коленях, вышел из-за столика, направился в сторону выхода.

— Ну, себе не изменяет, батя он и в Африке батя — скривил губы Тимофей и пододвинул мне под нос меню. — Выбирай, что хочешь.

— Я как-то не хочу есть, —  оглядываюсь по сторонам и в этой блестящей роскоши чувствую себя потрепанным воробышком в голубом сарафанчике и наброшенном на плечи белом кардигане, купленных на распродаже в О'STIN.

— Даже не думай об этом, — слышу голос парня возле уха, когда нечаянно зависла на рассмотрении картины на большом полотне, расположенном справа от нашего столика,  думая о том, что еда тут, наверное, стоит кучу бабок. Я вздрогнула и повернулась к нему лицом.

— Будешь есть и точка.

Парень открыл папку и сунул ее мне в руки. Я старалась смотреть на блюда и не обращать внимания на цены, но это было очень сложно. Любопытство было таким огромным, что я чуть глаза не сломала, пытаясь удержать взгляд только на названиях блюд. Черт, у меня перехватило дыхание, когда я увидела, сколько стоит кусочек хлеба. Мне даже дышать трудно стало.

— Яся, — голос Тимофея прорвал образовавшуюся оболочку изумления вокруг меня.

— А-а-а? — поворачиваю голову к нему и смотрю в недоумении. — У них что, хлеб с золотой крошкой, что ли? — шепчу, еле размыкая губы.

— Черт, Снежинка, — он забирает у меня бежевую папку и откладывает ее подальше, — давай так. М-м-м, что у нас тут есть вкусненького для девочек, — смотрит на меня озорным взглядом, прикусив краешек губы, а я от этого жеста отчего-то громко сглатываю.

Закатываю глаза и отворачиваюсь. Блин, так не честно, зачем он делает так? И еще в животе предательские бурчащие звуки раздались. 

— Мне кажется, тебе должен понравиться салат с креветками и... Что хочешь, картошку или рис? Или, может быть, овощи-гриль?

Я смотрю на него и просто киваю.

— Что?

— Может, просто воды?

— Яся, это не смешно. Тогда так, будешь есть то, что я закажу, и точка.

И что мне ему сказать? Конечно, Николай Николаевич ничего лучшего не придумал, как притащить нас сюда, я не то что в ресторане, я  в нормальном-то кафе ни разу не была. А тут целый ресторан. Я разочарованно вздохнула и, поставив локти на стол, уперлась подбородком в сложенные в замок кулачки.

— Ясь, — Тимофей толкает под столом мое колено своим, привлекая тем самым внимание.

— А? — бросаю на него косой взгляд.

— Как думаешь, зачем отец нас сюда позвал?

— Если честно, не знаю, но мне здесь крайне не по себе и хочется свалить, — откидываюсь на высокую спинку стула и скрещиваю руки на груди.

— Забей, тут же никого нет, чем тебе тут неуютно? Мне кажется, отличная возможность пожрать вкусную еду, не то что в столовке.

Его непринужденность потихоньку передается и мне, и уже спустя пять минут мы с ним шерстим меню, выбирая самую вкуснятину.

— Молодежь, — прогремел у нас над головами голос Николая Николаевича.

Мы вздрогнули одновременно, потому что увлеклись изучением меню и не заметили, как он подошел.

— Пап, ну, ты знаешь, если так подкрадываться и пугать, я могу и инфаркт заработать преждевременный.

— Уж не тебе говорить, — отвечает мужчина. — У меня возникли неотложные дела, и поэтому остаться и пообедать с вами я не смогу, разговор откладывать тоже смысла нет, — он лезет во внутренний карман пиджака и достает оттуда два буклета.

— Ого, ты нас что, в турне приглашаешь? — Тимофей облокачивается на край стола и чуть вытягивает шею.

Я остаюсь сидеть, как вкопанная. Меня почему-то страшат эти глянцевые прямоугольники, я боюсь представить, что не нас он хочет пригласить, а только Тимофея. Мне отчего-то показалось, что это далеко не турне, а будущее место учебы для Тимофея, потому что на носу уже были экзамены ЕГЭ. Стуки сердца слышались в барабанных перепонках через раз. Я даже дышать старалась неслышно, боясь, что дыхание как-то может повлиять на то, что задумал отец Тимофея.



Юлия Рябинина

Отредактировано: 05.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться