Только не я

Размер шрифта: - +

Глава 1_2

По классу пронеся встревоженный шепот, а Верка, что уже жалась к моему боку, крепко схватила меня за руку и больно стиснула ладонь. Но я на нее даже не обратила внимания. Вся я сосредоточилась на том, как Димка расправил плечи и, вытянувшись в струнку, внимательно слушал директрису. Я уже предчувствовала что-то неладное.

— Все подробности происходящего не хочу вам объяснять, да и вряд ли они вам нужны, — тем временем продолжила женщина, — но, как вы заметили, в нашем доме наступила зима, а все почему? — она подошла к окну, отдернула занавеску и, дотронувшись до батареи рукой, выглянула во двор, что-то с интересом там высматривая. — Сейчас все вернетесь в свои комнаты и соберете самые необходимые вещи, которых вам должно будет хватить примерно на месяц. Думаю, этого времени будет вполне достаточно, чтобы устранить неполадки.

Директриса поджала губы и зло дернула штору, а мы все как один вытянули шеи и повернулись в сторону окна в надежде увидеть то, что увидела там Тамара Игнатьевна. И в тот самый момент, когда женщина сделала шаг в сторону выхода, прозвенел звонок. Все тут же вскочили с мест и, уже не обращая внимания на преподавателей, гурьбой кинулись к окнам. Верка, перешагнув через меня, потащила вместе со всеми смотреть, что же там такого интересного. Мне ничего не оставалась, как последовать за ней. Я, конечно, дернула руку, попытавшись высвободиться из ее захвата, но эти клешни намертво приклеились моей ладони, и скорее бы я вывихнула себе кисть, нежели смогла освободиться. Поэтому, привстав на носочках, я тоже попыталась выглянуть из-за плеча одноклассницы во двор, но рост не позволял этого сделать. Приготовившись подпрыгнуть, я уже даже присела немного, когда на плечи легли чьи-то руки. Я оторопело оглянулась через плечо.

— Димка, — выдохнула, а у самой колени затряслись.

Странно это как. Откуда-то внутри зародилась паника, и теперь она перла наружу. Оттого, видимо, и прошибла меня дрожь. Боязнь чего-то нового, неизвестного затопила разум.

— Не переживай, Яся, — голос парня нежно ласкает слух, и я невольно откидываюсь спиной на его грудь, а он прижимает меня ближе, будто обнять хочет, но сдерживает эмоции, нельзя здесь, при всех.

Мы решили, что подождем еще немного, до весны, а когда выйдем отсюда, обязательно поженимся сразу. Это его обещание мне. Димка в тот вечер, когда делал мне предложение, на колено встал и подарил колечко обручальное, которое теперь я ношу на шее на цепочке. Рано еще об этом говорить всем. Не хочу. Слишком много недоброжелателей. Украдкой я бросила взгляд на грымзу. Она зыркает по сторонам, нас всех оглядывает с какой-то животной ненавистью. И спасибо Димке, что загородил меня от нее, потому что ко мне у нее свое «личное» отношение.

— А ты не знаешь, что там произошло? — спрашиваю я шепотом, так тихо, чтобы слышать мог только он.

— Да, пацаны говорили, что ночью теплотрассу прорвало, которая проложена к нашему детдому. Стоп, — он дергает меня за руку, и я тут же слышу недовольное Веркино бурчание.

— Ясь, ну, дай посмотреть, — дергает она руку, и Дима выгибает бровь, удивленно смотрит на меня.

Я пожимаю плечами. Тогда парень, недолго думая, толкает подругу в спину. Та резко разворачивается, но так и замирает с открытым ртом.

— Руку отпусти, — улыбается он.

Секундное молчание с двух сторон, подруга сверлит парня немигающим взглядом, но зрительный контакт разрывает грубый голос Елены Владимировны.

— Одиннадцатый "А", освободите класс, — громогласно произносит она, четко проговаривая каждое слово.

Верка отпускает мою руку, обходя нас, подхватывает свой рюкзак с парты и выходит вслед за классом в коридор. Мы с Димой следуем за всеми.

— Елисеева! — окликает меня грымза, и я застываю в дверном проеме, с опаской оглядываюсь на нее.

— Доклад мне принесешь после новогодних каникул, только после него аттестую, — она замолчала на миг, а я уже приготовилась выслушать самую нелепую тему, по которой мне придется его писать. — Законы Кеплера.

Не выказав не единой эмоции, киваю ей и выхожу в коридор, где меня ждут два моих самых родных человека, которые так близки мне и так далеки друг от друга.

— Не такая она и плохая, как кажется, — улыбаюсь Диме и пристраиваюсь с правого бока, машу Вере рукой, подзывая к нам, но она словно прилипла к подоконнику.

— Дима, не обижайся, пожалуйста, — смотрю на парня, а у самой щеки пылают от смущения, — я к Вере пойду, ведь вещи нужно собирать, а то она ждет.

Парень оглядывается на подругу, вскользь пробегаясь по ней совсем недружелюбным взглядом, и снова поворачивается ко мне.

— Жду тебя на нашем месте через два с половиной часа, — он заглядывает мне в глаза, — надеюсь, тебе хватит этого времени?

Активно киваю, а щеки еще сильней разгораются смущением.

— Тогда беги, а то подружка твоя меня испепелит своим яростным взглядом.

Машу ему рукой, уворачиваюсь от поцелуя в щеку, пропускаю толпу ребят и быстрым шагом иду к Вере. Та демонстративно вскидывает руки вверх и издает протяжный выдох.

— Ну, наконец-то, Яська, — она подхватывает меня под локоть и, наклонившись к уху, зло шипит: — Как ты можешь общаться с этим занудой?

— Прекрати, — отмахиваюсь от нее, но девушка уже прилипла к моему боку и теперь, ни на шаг не отступая, идет со мной нога в ногу в корпус «зэт», где расположена женская половина детского дома.

— Не прекращу, — упрямо вздернув подбородок, говорит она. — Я же вижу, что он втягивает тебя в какую-то сумасшедшую историю. И не надо мне лапшу на уши вешать. Я все вижу, — тычет она себе в глаза двумя пальцами, а потом переводит их на меня.



Юлия Рябинина

Отредактировано: 05.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться