Только не замуж!

Глава 6

 С другой стороны, как сейчас объясниться с Яной? Сказать, он ко мне приставал, уверена, меня поднимут на смех. Мало того, что кое-кто об этом только и мечтает, и, может, не одна кое-кто, да не чета мне, так и вообще, со стороны это выглядело глупо. Я сама бы не поверила, если не знала точно. Потешатся и скажут, что приняла желаемое за действительное – вот смеху-то будет. Да даже если поверят – подруга будет обижаться всю жизнь. Нет, я точно не скажу, что он приставал ко мне. А только как объясню, что отказываюсь от этой работы?

Потом я подумала, что он, наверное, хотел унизить меня этим поцелуем. Показать кто здесь хозяин. Обиделся, что я так с ним невежливо разговаривала, и решил меня оскорбить. «Но неужели то, что я не стала отвечать на вопросы, могло вызвать такую сильную неприязнь?» - ужаснулась я. Ну, унизил меня – значит ли это, что мы в расчете и он обо мне забыл?

Какая-то надежда шевельнулась во мне. Я постепенно успокаивалась и приходила в себя, и ситуация все больше казалась мне тупиковой и дурацкой. И уйти было бы глупо, и остаться тоже. А уж не приснилось мне все это? «Как-то неправдоподобно все звучит», - скривилась я. Но потом вспомнила его глаза рядом, дыхание, прикосновение ног – нет, я еще не сошла с ума.

И чем больше времени проходило, тем больше  думала, что это с его стороны какая-то насмешка, унижение. Может, и правда, проверка? Шутки шутками, а если его донимают, а его, я уверена, правда, донимают, то еще одной, как моя подруга, ему точно не перенести. Как он еще сопротивляется Яне, ее чарам? Святым надо быть.

С другой стороны, ну смотрела бы я на него коровьими глазами, что было бы? Смех вызывала бы, да и только.

Постепенно я пришла к мысли, что в любом случае была минутная ситуация, которая больше не повторится. Я успокоилась и собралась идти к Яне, между тем гадая, а что бы было, если бы я ответила на поцелуй? «Тогда бы не пришлось принимать решение, гордо уйти или остаться. Мне отказали бы и все дела», - хмыкнула я.

Подруга сама нашла меня в дамской комнате, не дождавшись, когда я соизволю вернуться. Она была в отличном расположении духа.

- Ну, Славик, поздравляю, - сияла она. – Приказ уже подписан, пойдем оборудовать тебе место. Что случилось-то? Почему ты не в настроении? О чем вы говорили?

- Да ни о чем, расспрашивал только по резюме, - ответила я. – Ян, послушай, теперь мне это не кажется хорошей идеей, - замялась я. – Мне кажется, нам с твоим шефом будет трудно сработаться, у нас с ним взаимная неприязнь.

- Опять, - закатила глаза Янка. – Славка, ты вообще с каким-нибудь начальником можешь сработаться? Или ты всех начальников по определению не любишь? – вполне справедливо заметила она. - Нет у него к тебе никакой неприязни, он в отличном расположении духа и хорошо о тебе отозвался.

Я мысленно усмехнулась.

- К тому же ты с ним совсем не будешь общаться. Это входит в мои обязанности. Сдастся так, что ты вообще его за год увидишь пару раз. А сейчас пойдем устраивать твое рабочее место, будешь обживаться.

Я вздохнула и решила попробовать. Уйти всегда успею. Если он еще раз что-либо подобное выкинет, тогда точно уйду.

Получилось всё так, как говорила Яна. За исключением того дня, когда он слонялся по офису с сияющим видом, и все удивлялись и радовались его общительности и хорошему настроению, за то время пока работала у подруги в отделе, я его видела пару раз.

Но через три месяца я приняла окончательное решение уйти на любую свободную должность, только подальше от подруги.

Практически со второго дня стало понятно, что мы не сработаемся по системе начальник-подчиненный. У нас были совершенно разные взгляды на все рабочие вопросы. Несмотря на то, что я признавала ее заслуги в этой области, и что она уже далеко ушла в практике, раньше мы были на равных, и имели право на свою точку зрения. А как начальник, она относилась к авторитарному типу правления.

Я понимала, Яне, в ее возрасте, довольно трудно подчинить себе команду из пяти человек такого же, а то и старшего возраста, и все же, мне не нравились ни манера обращения с сотрудниками, ни взаимодействие с другими отделами. Она действовала склочно и агрессивно, а я потом ходила гасила конфликты и недовольство. Сама я была противницей конфликтов, хотя понимала, конечно, и без них иной раз никуда. Но если была возможность действовать иным путем, то выбирала компромисс и дипломатию. Да и отношения предпочитала между руководством и подчиненными – доверительное управление. Мне казалось, чем меньше накалена обстановка между сотрудниками, тем лучше для работы.

В один из таких конфликтов мне пришлось нарваться на местную Софью Андреевну. На этой работе ее звали Надежда Сергеевна, и была она начальником планово-экономического отдела. Яна, повздорив с ней с утра, попросила меня передать ей одни и забрать другие нужные бумаги, и я пошла. Надежда Сергеевна встретила меня недоброжелательным взглядом с прищуром:

- Кого это она послала? А, подруга. Новенькая? Как тебя звать?

- Ярослава.

- Хм, что за имя дурацкое. Называют своих детей по-всякому, а потом они страдают. А что Яна? Занята сильно?

- Да, она пошла к Воропаеву на прием. Подписывать договоры.



Маруся Хмельная

Отредактировано: 22.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться