Только не замуж!

Глава 17

Против воли я мечтательно улыбнулась. Да, он знал куда бить. Это ж такая больная натоптанная мозоль. Квартира, за которую не надо платить. Сейчас на аренду уходила почти половина зарплаты, а остальной хватало только на повседневные нужды. О том, чтобы откладывать не было и речи. А ведь моя мечта, как у многих – это своя собственная квартира. Кто всегда имел свой угол, тот не поймет, как можно мечтать о собственном жилье до потери пульса, до дрожи в коленях, до крови от ногтей в ладонях, когда сжимаешь кулачки как ребенок в надежде на какое-то чудо, - так хочется, так хочется. Можно иметь такую приземленную, такую неромантичную мечту? Но кто не имел, он поймет.

И вот, передо мной стояла перспектива не отдавать половины зарплаты за жалкую квартиру, требующую ремонта уже лет двадцать. С разваливающейся мебелью шестидесятых годов, грозящую рассыпаться в прах каждый раз, как до нее дотрагиваешься. С выцветшими и вылинявшими диванами и софами, треснутыми  чашками и тарелками с ленинградского фарфорового завода, протекающей сантехникой. С акустикой, что чих соседа за стенкой раздается словно за спиной. С тараканами в кухне и ванне, когда въезжаешь, пока не вытравишь – и ежедневная уборка их трупиков. С отсутствием минимальной бытовой техники, в том числе стиральной машины и телевизора, кроме раритетного холодильника Витязь первой модели.

Мне предоставят уютную, чистую квартиру в новом доме (я была там, знаю), а деньги, что сейчас плачу за аренду, могла бы откладывать. С той зарплатой, которую мне будет платить шеф, рисовались та-а-акие перспективы! В голове сразу заработал калькулятор, а главное, проносились заманчивые видения в виде новых покупок, о которых давно мечтала. Возможно, я даже могла бы взять ипотеку, а шеф был бы поручителем? И с Янкой  устала делить квартиру, хотелось пожить одной. Да-а-а, есть от чего отказываться. «Продажная я девица всё-таки», - хмыкнула я на свои мысли.

Видя мое мечтательное и, наверное, глуповатое выражение лица, шеф счастливо подмигнул, чем сразу вернул на землю. Ради справедливости я заметила:

- А что, начальник юротдела не достоин, чтобы ему компания предоставила жилье?

- Жилье предоставляется не тем, кто в нем нуждается, - нахмурился он, - а тем, в ком нуждаюсь я. Кто необходим на работе в любое время суток, кого можно было бы вызвать в любое время. И тут важно, чтобы расстояние от работы до дома было минимальным. Из всего штата такие квартиры полагаются главному инженеру, начальнику технадзора, шефу безопасности и помощнику руководителя, остальные квартиры гостевые.

- А начальник юротдела не является таким человеком? – съязвила я, не в силах удержаться, вспоминая, как он мог позвонить в любое время подруге и спросить про бумаги.

«Всё же, - подумала я, - несправедливо, что мы снимали квартиру, когда нам могли ее предоставить на работе». Запоздалая, конечно, обида, но все-таки.

 

***

Когда Виктор завязал отношения с подругой Ярославы, на тот момент он считал, что поступает правильно. Кроме того, что трудно было пройти мимо такой обольстительной женщины, как Яна – которая, к тому же, чуть не вываливалась из платья при каждой их встрече и пожирала его глазами как голодная кошка сметану – ему, как это ни странно звучит, казалось, он так будет ближе к Ярославе.

У него совсем не было возможности сблизиться с ней в конторе. По работе они встречались не так часто, как ему хотелось бы, и совсем редко один на один. При этом у нее всегда было такое выражение лица, что флиртовать с ней – последнее, чего бы хотелось, когда девушка так на тебя смотрит. Проявлять активность при таком предвзятом отношении – только всё испортить. Он ждал подходящего момента, но он так и не наступал. А время шло.

Он потом долго был не в духе, как будто упустил шанс, хотя шансов там не было. Теперь же он узнавал маленькие подробности от Яны об их жизни, в которой присутствовала Слава, и эти маленькие подробности, как бы интимные, грели его. Он ловил каждое слово о Ярославе, ему хотелось, чтоб Яна только о ней говорила.

Иногда, правда, хотелось, чтоб она совсем ничего не говорила, но плотские утехи быстро наскучили, как всегда это бывало с другими. Виктор видел, что она ждет от него, как и предыдущие, много большего, чем он мог дать. Надо отдать должное, Яна оказалась достаточно умна и горда, чтобы не показывать своих чаяний. Но она была слишком большого самомнения и считала, что он влюблен в нее – ведь в нее невозможно не влюбиться, так было со всеми. Яна нисколько не скрывала ни от себя, ни от других, что сводила мужчин с ума, всегда бросала их сама или держала на коротком поводке.

На этот раз, она давала отчетливо понять, всё по-другому, и что в его силах удержать рядом с собой такую шикарную девушку, как она. Ему было чуть-чуть лестно, как и любому самцу-победителю, но больше забавно. Яна настолько была избалованна как мужчинами, так и свалившимся на нее успехом, который, она, впрочем, заслужила, не будет он отрицать, что сама не замечала, как  превращается в избалованную, эгоистичную стервочку. Считала себя таким прелестным пупочком земли, вокруг которого вертится весь остальной мир.

Возможно если бы не Ярослава… Всё-таки Яна вполне подходящая пара: сногсшибательна, умна, амбициозна, трудолюбива, стремится быть независимой, охочая до секса, в конце концов. Да появись он с такой спутницей в свете, мужчины кусали бы локти от зависти.



Маруся Хмельная

Отредактировано: 22.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться