Только не замуж!

Глава 20

Как-то, через месяца три после назначения, мы с шефом, и еще пара человек с работы, поехали в Соединенные Штаты по делам фирмы. Оказавшись в гостях у одного из принимающей стороны, случился небольшой конфуз. Жена хозяина, гостеприимная улыбчивая мексиканка, сделала атмосферу ужина такой легкой и жизнерадостной, что все веселились от души.

Заставили танцевать под энергичную мариачи, страстную хабанеру, шансонную нортено. После каждого танца подкрепиться острой тортильей с не менее острым буррито. Ну и конечно, всё это надо было запить текилой.

- За встречу! За дружбу! За море, солнце и луну! За хорошее настроение! За первую станцованную хабанеру! – не унимались хозяева.

И, в общем, немного перебрали текилы, уж слишком хорошо она пошла.

Хабанеру учил танцевать меня хозяин, но потом передал в руки шефа. И это было не лучшей идеей. Потому что тесные объятия с шефом после моря текилы совершенно не способствуют рабочему настрою в отношениях. Шеф начал приставать ко мне. Я списала всё это на алкоголь, но приставал он крайне странно. Вернее говорил странные вещи. Я потом не могла решить, то ли мне по пьяни почудилось, то ли он по пьяни такое имеет привычку говорить, то ли еще что. Он порол какую-то чушь: что я его, что он ждет, когда я это, наконец, пойму, и лучше бы поскорее. Что мы будем вместе, и такую вот лабуду, и, каюсь, мне даже послышалось слово женитьба. Но скорее всего это мне померещилось из-за моей фобии.

В подпитии я могу потерять ориентацию и координацию, но мозги у меня, хоть и с некоторым замедлением, работают. Я помню, в ответ, прочитала лекцию о том, к чему приводят служебные романы с шефом, что мне и так всё нравится, чтобы это терять. Я взывала к его рассудку, разговаривая как с маленьким мальчиком, предостерегая об опасностях, грозивших при служебном романе, и кто-то из нас отрубился.

Я не помню, всё было как в тумане. Во всяком случае, к радости, проснулась одна в своем номере, а шеф при встрече извинился за свое поведение. Но испортил картину, сказав, что всё что говорил, правда. И он будет ждать, когда я пойму, что принадлежу ему.

- Я не собираюсь заводить служебных романов, - заверила я его.

- Это будет не служебный роман. Это будет роман по жизни, - сказал он, ища мой взгляд.

Я решила его одернуть, обычно мужчины боятся разговоров о браке. Правда, не мои мужчины. Но такие, как шеф, просто обязаны. Значит, надо его отпугнуть.

- Вы предлагаете мне выйти за вас замуж? – воскликнула я.

- Да, Ярослава, хоть сейчас.

Тут надо признать меня парализовало. Не, ну где это видано? Да даже если он и правда хочет жениться, кто ж так делает предложение? Мы сидели и говорили с бигбоссом о браке так обыденно, словно решали: какие яйца вкуснее, всмятку или вкрутую? Я списала это на временное помутнение от воздуха Флориды и вчерашней текилы.

- Виктор Владимирович, боюсь, во вчерашнюю текилу был подмешан какой-то психотропный препарат, неизвестный науке. Но действующий на человека так, что он совершает не свойственные ему поступки, и соглашается на что в жизни бы не согласился.

- Угу, кроме тебя, Ярослава. На тебя ничего не действует, - мне послышались в его голосе нотки раздражения?

- Почему же? Если мы узнаем всё об этом препарате и запатентуем, я согласна выйти замуж, потому что вы станете самым влиятельным человеком.

Он не реагировал на шутки.

- Вы серьезно хотите обсудить нашу… женитьбу? – удивилась я.

Он так сердито зыркнул на меня, что я откинулась на спинку стула и внимательно на него посмотрела. Хорошо, даже если у шефа временное помутнение, сейчас он был серьезен, и мне не стоило его злить. Против воли меня заинтересовал разговор.

- И как вы себе представляете наш брак? – напустив задушевный вид, спросила я.

- Мы будем жить долго и счастливо, - улыбнулся он.

- И когда вы это решили? – осторожно поинтересовалась.

- Сразу как познакомился с тобой, - радостно заверил он. – Я быстро принимаю решения, если ты еще не заметила.

«Ну почему?» - мысленно воздела я очи к небесам. Но спрашивать не хотелось, потому что шеф может убедить кого угодно в чем угодно. А относиться серьезно к нашему разговору  всё же не могла.

- Мы с вами всего два раза целовались, - заметила я.

Он улыбнулся и посмотрел на меня как на маленького ребенка.

- Ярослава, чтобы понять подходит женщина или нет, даже необязательно целоваться. А уж двух поцелуев вполне достаточно, чтобы проверить это. Но я понял, что ты имеешь в виду. У нас не было ни ухаживаний, ни свиданий и всего такого прочего. Всё это будет, обещаю. Просто ты заговорила о свадьбе… То есть я, конечно, заговорил о свадьбе, - осекся он, увидев мое выражение лица. – То есть эта тема возникла немного преждевременно, конечно. Я лишь хотел сказать, что у меня серьезные намерения. Что знаю, ты то, что мне нужно, я всё уже решил для себя. И в конечном итоге мы поженимся. Но пока можем наслаждаться периодом ухаживаний. Если надо подумать, я дам тебе время…

Он стал как-то путано говорить, а я, против воли, хоть и не хотела этот разговор принимать всерьез, стала заводиться. Меня вывели его слова о том, что он всё решил, всё предусмотрел и ждет, когда я – такой шаловливый щеночек – пошалю, погрызу хозяйские тапочки, попорчу хозяйскую мебель режущимися зубками, и, наконец, пойму, кто в доме хозяин и как надо себя вести. А взамен, меня, наверное, будут вкусно кормить, выгуливать и чесать за ушками. Нет, мужчины ничем не отличаются друг от друга, кроме размеров собственности, самомнения и степени наглости.



Маруся Хмельная

Отредактировано: 22.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться