Только не замуж!

Глава 21

Но с того времени держал себя в руках. У нас даже не было возможности что-то такое возобновить, потому что с тех пор почти не оставались наедине, за исключением редких минут в кабинете. Он тогда начинал неестественно меня игнорировать, и я уже думала, что он пожалел о том разговоре, и не знает как сделать, чтобы оба об этом забыли. Мне хотелось заверить, что не надо так беспокоиться, что не отнеслась к его словам серьезно, и давно всё забыла. Но как можно это сделать, не заведя первой разговора? Классно получилось бы, скажи я:

- Виктор Владимирович, вы помните о нашем таком-то разговоре? Так вот, я о нем забыла.

Правда, когда мы находились не вдвоем, он как-то все призрачно-туманно намекал мне о том, что ждет, когда я перестану упрямиться. Но это был настолько завуалировано, что я либо игнорировала, либо отшучивалась.

В конце концов, я прекрасно понимала, как только мы перейдем грань, это скажется на работе, и всё изменится. А мне так этого не хотелось! Мне так нравились та жизнь и те отношения, которые у нас были! Я уже привыкла к его обожанию, и иногда даже задумывалась (если оставалось на это время): а как бы это между нами было? Но далеко в раздумьях не заходила, чтобы не повлияло на отношение к нему. Пока я справлялась со своими чувствами, и не испытывала кроме уважения, восхищения, привязанности и симпатии нечто большее.

Конечно, этого более чем достаточно для зарождения любви, но я могла еще влиять на свои эмоции, и глубокого чувства не было. Хотя не знаю, конечно, как устояла, если бы он предпринял активные действия. Вернее знаю, что не смогла бы.

Я наблюдала его вялотекущие романы с девушками. Как он завоевывал понравившуюся ему мордашку – к чести сказать, победы ему давались легко и без особых усилий.

Да-да, я наблюдала со стороны и даже не ревновала. Возможно, потому, что понимала, у него к ним нет чувств. А физических отношений у нас с ним не было, потому и ревности не было. Ревность бы пришла, если увидела, как он общается с какой-то девушкой как со мной.

И она пришла.

Но перед этим я даже завела роман. Во-первых, мне тоже надо было отвлечься от того, что я  постоянно с шефом и почти не вижу других мужчин. А во-вторых, как мог не вскружить голову девушке, у которой несколько лет (если не считать ну очень короткую связь с Колей-«завидным женихом») ни с кем не было отношений, обаятельный, веселый, очень сексуальный и экспрессивный итальянец с низким красивым голосом?

Он уже два года работал в России представителем своей семейной фирмы. У них, как у большинства итальянцев, была большая семья, которая работала на своем семейном предприятии. И многочисленных братьев раскидало по всему свету в поисках расширения бизнеса.

Лучано был очень обворожительным. Европейские манеры и отличный от наших мужчин внешний лоск, он совмещал с сердечностью, непосредственностью и эмоциональностью. При этом брутальная внешность древнеримского гладиатора, белозубая улыбка и низкий, волнующий голос – и никто не осудит женщину, павшую от его обаяния. Где бы он ни появлялся, становился сердцем компании. Он был из тех кого любят как женщины, так и мужчины. Вот такого сердцееда я повстречала на своем пути и сразу же ему покорилась.

Только у нас было мало возможности проводить время вместе. Лучано не сиделось на месте – он был полон энергии и идей. Если находился в Москве, то всё время где-то слонялся, ему постоянно нужно было общество. Отчасти это было обусловлено тем, что рос в огромной семье, где ему никогда не удавалось побыть одному. Но он от этого и не страдал. Страдал только от одиночества. Лучано часто путешествовал по крупным городам России.

Шеф мой, как я не боялась, не противился нашим отношениям, только заваливал работой больше. Вероятно, считал, что раз у меня есть время на личные отношения, я мало работаю, и могла бы успевать больше. К Лучано он относился хорошо, собственно через него мы и познакомились. Но наша связь не изменила отношение шефа к Лучано. Единственно, как не просил его Лучано дать мне неделю отпуска, чтобы свозить к себе, и познакомить с семьей и своим бизнесом, шеф ни в какую не соглашался.

Лучано уж очень эмоционально ко мне относился. Я, конечно, не так много знала итальянцев, чтобы судить – это национальная черта так быстро влюбляться и так экспрессивно, или просто у Лучано был такой темперамент. Он как-то быстро признался в любви, таскал с собой по возможности, отчего я быстро утомилась – я и на работе уставала от общения, да и вообще, уставала, чтобы еще потом куда-то мчаться и развлекаться – что меня это настораживало. Он уговаривал бросить работу и жить с ним, сопровождать его везде. Ну, хоть о браке не говорил, и это радовало. Мне просто было непонятно, то ли он такой легкомысленный и влюбчивый, то ли правда влюбился.

Но пока мы с ним не так часто встречались, и все наши встречи были волшебными как праздник. Вот он мог и сюрприз устроить, и цветами завалить, и приехать внезапно (последнее, правда, как оказалось, не всегда приятно), и страсти у него было с избытком.

Два часа ночи. Сплю. Звонок от Лучано. Думаю, вдруг что случилось! В панике поднимаю трубку. Раздается веселый энергичный голос Лучано:

- Тезоро мио! Я еду за тобой. У нас намечается спасательный операций по спасения ежика! Выгляни в окно! Там такие звезды! Как у нас на юге на море. Жду, когда я могу их тебе наконец показать! Мы поедем загород. К моему другу Джузеппе. У него есть телескоп. Будем любиться.



Маруся Хмельная

Отредактировано: 22.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться