Только не замуж!

Глава 31

Прошел год. Виктория всё-таки затащила в свои сети шефа, и вроде бы дело двигалось к свадьбе. Во всяком случае, это явствовало с ее слов, мнения Виктора по этому поводу никто не слышал.

Виктор дал мне в помощники молодого человека, на которого я не могла нарадоваться. Я почувствовала к нему симпатию сразу же. Мы легко сработались,  и он нравился мне с каждым днем всё больше и больше.

В Америке грянул кризис и докатился до нас. Банки не давали кредитов, инвесторы затаились, стройки замораживались, и хотя до банкротства нам было далеко, вопрос в том, как долго мы так выдержим. Нам нужны были вливания, иначе пришлось бы сильно сокращать расходы и людей. Я направила свои силы в этом направлении.

За этот год работа стала моим настоящим спасением. Она не давала мне хандрить, распускаться и унывать. Конечно, не обходилось без приступов депрессии, но особо жалеть себя не было времени. О Викторе по мере возможности старалась не думать, хотя это было сложно, раз вместе работали. Я избегала встреч, как могла. Иногда было ничего. Я пыталась настроить себя на ту волну, когда еще не потеряла от него голову и видела в нем только хорошего шефа. Но иной раз, особенно когда перед этим долго не виделись, при встрече и взгляде на него мне казалось, что я умру от разрыва сердца.

Тогда позволяла себе расслабиться – покупали с Янкой вино, и плакались друг другу, что личная жизнь не складывалась, и мужики козлы. У нее в это время начался бурный  роман с адвокатом, тем самым Ильей Перечниковым. Что, впрочем, было закономерно, раз от них при каждой встрече летали искры. Удивительно скорее, что они так долго продержались, пока запрыгнули в койку друг другу. Но поскольку оба были бескомпромиссны и привыкли стоять на своем до конца – их отношения были обречены на провал и больше напоминали передачу Соловьева «К барьеру», где противники спорили ради самого спора и получали от этого удовольствие, перекрикивая друг друга.

Я ее так и подначивала, когда он звонил: «Ну что, к барьеру?» Казалось, спокойно они вообще не могут разговаривать. Ну и продлилось это недолго. Наговорили как-то кучу всего лишнего, и не смогли вернуться обратно. Вот тогда и страдали мы с ней вместе. А потом снова с головой в работу.

            Я искала инвесторов для наших проектов. Получила миллион отказов, прямых и завуалированных, отсрочек принятий решений, «затрудняюсь ответить», и продолжала искать дальше. Наконец, упорство увенчалось успехом. Поскольку кроме работы в моей жизни ничего не было, то я просто погрузилась  в свою деятельность, ничего не замечая вокруг.

            А в последнее время происходило много странного, но мне было не до этого. Сначала ко мне пошел народ. И путано и смущенно пытался изъясняться какими-то намеками. Наиболее открыто поговорил со мной Петр Алексеевич. Зашел как-то почаевничать и начал мяться. Я было не обратила внимания, но он так вздыхал и ерзал, что заметила и спросила, что его беспокоит. Вот тут он и выдал:

- Ярослава, так больше продолжаться не может. Пора бы вам с Воропаевым помириться. Если хочешь, мы поможем.

- С чего бы это? - удивилась я. – И кто мы?

- Мы – это все, кто тут работает. Воропаев в последнее время ужасен. Он всегда не в духе, зол, раздражителен. Срывается на всех. Пора это прекратить. С тобой он был такой счастливый, спокойный, веселый. Ярослава, мы все хотим вернуть это время.

- Его недовольство вызвано кризисом. Дела у нас и правда не фонтан, есть от чего быть не в духе.

- Да отстань, Слава. А то я, наверное, не различу мужика неудовлетворенного и несчастного, и когда дела на работе не ладятся.

– Но Виктор Владимирович женится на Виктории, она его круга. Помнится, были недовольные, что меня из грязи да в князи. А они всё-таки ровня.

- Всё познается в сравнении. Да, сначала не все хотели видеть тебя хозяйкой компании, но после того как речь зашла о Викки, то даже они поняли, что ты значишь для этой фирмы. Ты лучшая хозяйка и партия для Виктора Владимировича. Ну а я, и еще сама знаешь кто, нисколько в этом и не сомневались. Хватит уже вам дурью маяться, а?

- Скоро всё образуется, - заверяла я, пребывая в полной прострации.

            Когда я спросила у Янки, она подтвердила, что у нее постоянно интересуются и предлагают различные планы для нашего с Виктором примирения. Когда она рассказала в подробностях и перечислила тех, кто на моей стороне, я была поражена. В этот список входили люди, которые, как мне казалось раньше, были моими недоброжелателями.

            Ах, как жаль, чтобы понять меня и оценить, понадобилась угроза, что хозяйкой компании станет такая как Вика.

            Кроме того, тут шеф вызвал меня и при Виктории, которая сидела рядом с ним (всё-таки он старался избегать по возможности наших с ней столкновений, щадя чьи-то чувства из нас) начал допытываться про моего помощника. После того как он мне его сосватал ни разу о нем не поинтересовался.

- Что ты можешь сказать о нем, Ярослава? Охарактеризуй.

- Ой, он такой замечательный, - расплылась я в искренней улыбке. - Спасибо, Виктор Владимирович, что вы мне его дали. Это такое чудо. Он такой умный, работоспособный, открытый, приятный в общении, обаятельный. У него есть деловая хватка. Немного опыта и он станет воротилой бизнеса, - усмехнулась я. – В нем чувствуется… Да, порода. Вот что. В нем чувствуется порода.



Маруся Хмельная

Отредактировано: 22.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться