Только один шанс

Размер шрифта: - +

*2*

Митя громко изумлялся: настоящий особняк, даже кованые ворота есть! Таша сдерживала эмоции, но видела, что ее удивление и восторг муж заметил, и ему это понравилось. Они прошлись по первому этажу, заглянули в библиотеку (Таша огорченно вздохнула – только пара книг на английском, остальные сплошь итальянские), спустились на цокольный этаж, где располагался приличных размеров бассейн. На втором этаже была спальня для гостей, которую решили отдать Мите и Таше – до тех пор, пока холостяцкая спальня Александра не будет переделана в супружескую.

— Ремонт займет пару недель, - извиняющимся тоном сообщил он Таше после того, как Митя улегся отдохнуть после перелета. – Я просто, - лукавая улыбка озарила его смуглое лицо, - не собирался жениться.

Таша покраснела.

Вечером, когда из аэропорта с тысячей извинений доставили прилетевшие из Неаполя вещи, Таша разложила Митины игрушки, развесила одежду, короче говоря, обустроилась. Свою сумку она пока оставила стоять у порога спальни. Достала только самое необходимое – щетку для волос, зубную щетку, белье, полотенца.

Они втроем с удовольствием поплавали в бассейне, побрызгались нагретой южным солнцем водой, поиграли в водные игры. Митя, довольный и усталый, уснул, едва она уложила его на кровать. Укрыв сына легким одеялом, Таша присела на краешек кровати и задумалась.

Легкий стук в дверь заставил ее вздрогнуть.

— Натали, ты не спишь? – тихо спросил с той стороны Александр.

— Нет.

Она поднялась и, пройдя к двери, осторожно открыла ее.

— Не хочешь погулять со мной по парку? – также тихо поинтересовался муж.

Муж. Ей все еще было странно воспринимать его так, понимать, что теперь у нее снова есть семья. Что она снова не одна.

— Конечно, - сказала Таша.

— Тогда идем. – Он сжал ее прохладные пальцы и повлек за собой.

Кухарка, горничная и садовник – обслуга – уже разошлись. Кроме них двоих да спящего Мити в доме никого не было. Через боковую дверь они вышли наружу и спустились по каменным широким ступеням на дорожку, ведущую в сад. Таша затаила дыхание от красоты увиденного. Вековые деревья приветливо качали кронами под легким теплым ветерком. Пахло лавандой и чем-то еще столь же изысканным. Они прошли по дорожке вглубь сада и оказались перед небольшой беседкой, окруженной причудливыми кустами. На небольшом столике стоял кувшин с лимонадом, был накрыт легкий ужин.

— Прошу, - Александр светским жестом пригласил ее подняться в беседку. – Мое любимое место в саду. Надеюсь, и ты его полюбишь.

Усевшись на скамейку, Таша откинулась на спинку и на мгновение закрыла глаза. Запахи, свежий воздух, шелест ветвей над головой – все это сплеталось, сливалось, преображаясь в чарующую мелодию, наполняющую воздух.

— Ты слышишь? – спросил голос Александра совсем тихо. – Это музыка моего сада. Музыка нашего сада, Натали.

Она открыла глаза и несмело улыбнулась человеку, с которым связала свою жизнь.

— Хочешь, не будем разговаривать? – спросил он. – Просто послушаем.

Таша кивнула.

Александр притянул ее к себе одной рукой, второй отыскал и нежно сжал ее ладонь. Положив голову на плечо мужа, Таша закрыла глаза и стала слушать звуки сада, но ее мысли постоянно возвращались к человеку рядом, и уже скоро она поняла, что просто молчать не сможет.

— Звонил Даниил, - сказала она, не зная, почему. Тут же отругала себя, но слова уже соскользнули с губ. – Поздравил, пожелал нам счастья. Он где-то в Хантах, какой-то новый офис открывает. Уже весь в делах.

Александр помолчал.

— Не обидишься, если спрошу?

Таша мотнула головой.

— Нет.

— Как вообще вышло, что опеку над Митей взяла ты? Почему не Даниил, почему не его мать?

Она вздохнула, мысленно возвращаясь в то далекое время, когда Ирина в безумной и почти отчаянной попытке примирить их едва не разбила Таше сердце. В том домике на горном склоне она узнала настоящую силу безразличия, настоящее равнодушие Дана. Она убеждала себя много лет, что надо простить, что это просто она надумала себе то, чего на самом деле не было, а он просто откликнулся на ее страстный призыв тогда, метельной ночью в канун дня Святого Валентина. Но сейчас она понимала, что убеждения эти были фальшью. Она на самом деле хотела вернуть его. Потому и уцепилась за эту опеку, когда узнала, что Ирина и ее муж умерли по пути в больницу после аварии, которая унесла в общей сложности жизни четыре человек.

Она вспомнила воющую в голос няню ребенка, темного, как камень, Дана, холодно-безразличную и какую-то мертвую на чувства бывшую свекровь. Они никогда не говорили при Таше об этом, и тут вдруг Дана прорвало. Он отвел ее в сторону от поминального стола и рассказал о том, что она не должна была бы узнать, если бы не эта авария и эта нелепая смерть.

Ирина была дочерью его отца от первого брака, а он – сыном матери от ее первого брака. Она не уехала — почти сбежала из дома, окончив школу, потому что не смогла больше выносить придирки мачехи, которая видела в ней отцовскую бывшую. Они не общались уже больше десяти лет, и вот теперь мать зла оттого, что «Иркин мальчишка» свалился на ее седую голову.



Юлия Леру

Отредактировано: 09.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться