Только один шанс

Размер шрифта: - +

*5*

Она не вышла к завтраку, не вышла проводить гостей, сказавшись больной. Не хотелось видеть ни Дана, ни Александра, на разговор с которым Таша настраивала себя целый день после праздника. Гораздо удобнее было бы молчать и ждать, скажет он сам или нет, но она не могла. Эмоции. Чувства, которыми она жила, обязательно вырвались бы на поверхность, и тогда она могла бы наговорить много лишнего. А Таша не хотела. Она хотела расстаться по-взрослому, хоть, получается, и вступила в брак без оглядки, как девчонка.

Когда Александр вернулся из аэропорта, она притворилась спящей и не сдвинулась с места, даже когда он поцеловал ее в щеку, погладил по волосам и снова спустился вниз — ему нужно было ехать по делам.

Только услышав, как отъезжает машина, Таша поднялась с постели и спустилась к патио, где провела время до приезда мужа, собираясь с силами. Ей нужно было решить все раз и навсегда. Дан, может, и причинил ей боль, но Александр своим обманом ранит не только ее, но и Митю. А Митя для нее был важнее всех.

Она слышала, как Александр зовет ее в доме, но не поднялась с места. Потом раздался голос Элены, которая сообщала хозяину, что хозяйка в саду. Таша увидела, как он идет к ней, и сердце ее сжалось при мысли о том, что этот добрый и красивый человек — ее муж — просто использовал ее и ее ребенка, чтобы получить наследство.

А она думала, такое бывает только в третьесортных сериалах. Но ведь и богачи влюбляются в простушек в этих же сериалах. Все по законам жанра.

— Натали, — он подошел и наклонился, и Таша уже привычно подставила губы для легкого поцелуя. — Я скучал.

Александр опустился на скамью рядом с ней: загорелый, стройный, в голубой рубашке-поло с короткими рукавами. Он выглядел гораздо младше своих тридцати девяти. Через неделю ему исполнялось сорок, и даже если Таша подаст на развод сейчас, он все еще будет женат.

Наследство получит. И вряд ли долго останется один.

— Как ты себя чувствуешь? – спросил он, безошибочно почувствовав, что что-то не так.

Таша повернула голову и посмотрела на мужа.

— Не очень. — И, набрав в грудь воздуха: — Мне все известно. Дан рассказал мне о завещании. Я знаю про наследство и про то, что тебе нужно было жениться.

Выражение его лица не изменилось, только губы чуть сжались.

— Хорошо.

— Хорошо? — Таша заморгала. — И это все?

— Нет, не все, но мне теперь будет проще. Я хотел рассказать тебе…

Она перебила:

— Когда, на дне рождения? Или когда отправил бы нас с Митей обратно в Россию, потому что мы больше не нужны?

— Вы никуда не поедете. Ты нужна мне. Ты и Митя – моя семья.

Таша вспыхнула. Нужна? Почему в ее понятие «нужна» не вкладывается значение «я буду использовать тебя, буду лгать и молчать о правде»?

Александр протянул руки и обхватил ее запястья — мягко, совсем не как Дан, почти ласково. Таша кусала губы, снова пытаясь удержаться от слез, но она просто не могла позволить им пролиться.

— Натали, мне и в самом деле была нужна жена, чтобы получить это треклятое наследство. Ты показалась мне подходящей кандидатурой, мне понравился Митя…

— Я скажу ему, что мы пока поживем в России.

— Что?

Таша говорила холодно и горько, сжимая зубы так, что слова казались скрипом:

— После твоего дня рождения, чтобы уж наверняка, я подам на развод. Мы уедем, и я скажу Мите, что это временно. А там что-нибудь придумаю. Ты не будешь нам звонить, мне не нужны твои деньги. Я скажу риэлтору, чтобы убрал дом с продажи, и все будет по-старому.

Она не знала, что больнее: вот это, эта дикая ложь, которая вскрылась сейчас, когда она позволила себе поверить, когда практически призналась себе, что влюблена в Александра, что счастлива с ним, что ей повезло с ним — или то, что он молчит и ничего не говорит в ответ.

— Пожалуйста, отпусти, - попросила она, и он разжал руки, словно по команде.

Слова было не нужны. Она сказала, и он согласился. Финита.

Она паковала чемоданы, заливаясь слезами. Не представляла, как скажет Мите, не знала, что скажет друзьям, как будет жить дальше.

— Натали, не уезжай. Дан не должен был вмешиваться, я просил его не говорить тебе.

— Сколько это могло продолжаться? — Таша посмотрела на Александра, он закрыл за собой дверь и подошел к ней и уселся рядом. Она отодвинулась.

— Я не хотел, чтобы слуги потом обсуждали наш разговор, - сказал он. — Я прошу тебя выслушать меня, Таша. Пожалуйста.

Она опустила взгляд на свои руки и молчала.

— Дан сказал правду. У меня умер отец, и в завещании прямым текстом было сказано, что пакет его акций я получу, но только если буду женат. Этот бизнес — моя жизнь, Натали. Я шел к своей должности долго, он не позволял мне думать, что мне достанется все и сразу. Но пока я делал карьеру, время ушло, и отец умер, не увидев ни мою жену, ни моих детей. Я обещал ему жениться. Я думал, что успею, что у него и у меня еще много времени. Он умер от рака мозга буквально за два месяца. Мы даже толком не поняли, что случилось. Резко начались приступы судорог, его пришлось перевести в больницу — все, финал. Завещание меня просто убило. Отец был готов разделить контрольный пакет акций между другими учредителями, если в сорок лет я окажусь не женат.



Юлия Леру

Отредактировано: 09.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться