Только пожелай

Пролог

Я рада приветствовать вас на страницах моей книги. Это перезапуск истории. "Только пожелай" стала первым произведением, которое я написала в своей жизни. Основные события не меняла (это для тех, кто ждёт вторую часть). Выкладка первую неделю каждый день, а дальше зависит от активности и интереса читателей, особо приветствуются комментарии. Ещё буду весьма польщена, если нажмёте на «мне нравится» - для вас сущий пустяк, а автор будет мурчать как котик. Приятного чтения...

Ваша Ирина Кармелевская

 

– Амина, Амина, просыпайся! Вот злодейка, как ты могла поступить так со мной? – слегка повысив голос, Лера пыталась разбудить свою сладко посапывающую сестру. Её поведение было вызвано скорее нетерпением, чем негативными эмоциями. Когда та наконец проснулась, нарушительница покоя наигранно надула губы и залезла к ещё ничего не понимающей девушке в постель, заодно стянув всё одеяло на себя.

– Ну, и чего ты раскричалась? – сонным голосом, приоткрыв один глаз, проворчала заспанная Амина. Голова у неё после вчерашнего раскалывалась и каждый звук действовал как маленький отбойный молоток.

Пытаясь отвоевать одеяло назад, Амина слегка приподняла голову, чтобы взглянуть на объект шума... Улыбка бессознательно задержалась на лице, впрочем, неудивительно... Посмотрев на Леру в данный момент, было просто невозможно удержаться от хохота. Собственно, она и не удержалась, хотя правда пыталась это сделать. Лера хоть и отличалась лёгким и весёлым характером, но никогда ранее не вела себя так: губы поджаты и дрожат, гримаса, не поддающаяся описанию, во взгляде собрана вся вселенская скорбь. Более нелепым был разве что её общий вид: ещё в пижаме, волосы не причёсаны и выглядели чуть лучше птичьего гнезда, покрасневшие глаза, а лицо слегка примято после сна в неудобной позе. Понимая причину несвойственного сестре поведения, Амина веселилась вдвойне.

– Думаешь, если будешь изображать самое несчастное создание, я быстрее тебе всё расскажу? – прыская от смеха, спросила девушка.

– Чего? Не вижу повода для веселья! – Лера сделала обиженное лицо и начала щекотать соню. – Можно подумать, ты с утра как с обложки журнала выглядишь! – пристыдила она сестру обиженным тоном и принялась щекотать с ещё большим усердием.

Больше не в силах терпеть пытки - а для Амины щекотка таковой и являлась - заливаясь смехом, девушка практически промычала:

– Хорошо-хорошо, я сдаюсь-сдаюсь! Всё тебе расскажу в мельчайших подробностях. Только давай сначала примем душ и приведём себя в порядок, а уже потом за чашкой кофе все обсудим. Поверь, у меня был трудный день вчера.

– Ты надо мной издеваешься? Да я спать не ложилась, сидела в кресле, тебя ждала! Позже, конечно, усталость взяла своё, но не суть... Ну почему, как только я отлучилась по делам, в твоей бесстрастной жизни, где нет ничего интереснее жутко скучных документов, произошло чудо? А, я поняла… Ты специально издеваешься над моим природным любопытством, знаешь, что я просто сгораю от нетерпения!

– Ты сама себе надумала всё, ничего там такого интересного на самом деле не было.

– Не хочу это признавать, но представляешь, – уже стыдливо опустив голову и прикрыв лицо ладонью, продолжала Лера, – просыпаюсь я вся такая от собственного храпа, пижама от слюней мокрая, наверное, спала с открытом ртом… Никому только не рассказывай, особенно Илларионову, – придав суровости виду и пригрозив пальцем, приказала она.

– Ты же знаешь, я молчок, – показав жест у губ закрывающейся молнии, заверила Амина сестру.

Лера, взяв с Амины обещание молчать, вернулась к своему маленькому спектаклю. Уже наигранно похныкивая, не забыв сделать печальное лицо, она смахнула несуществующую слезу и продолжила:

– В общем, вскакиваю я с кресла и к тебе бежать, на затёкших ногах спотыкаюсь и падаю, но даже это меня не остановило! Я часть пути ползла... – уже откровенно хохоча, пыталась разжалобить Амину она. – А ты говоришь мне: "Душ... Кофе…". Ты же не можешь со мной так поступить, правда?

– Ну, актриса, по тебе театр плачет! Вот только врать ты никогда не умела.

– Могла бы и подыграть.

– Ты не ушиблась, моя маленькая?

– Нет, ну серьёзно!

– Кстати, как ты умудрила узнать об этом?

– Дина позвонила, ты же её знаешь...

Амина, хитро улыбнувшись и прищурив глаза, стала манипулировать сестрой, ударяя по самому больному – любви к сладостям.

– Шоколадное пирожное с фруктами и нежным кремом, который тает и обволакивает рот своей воздушной вкуснотищей, представь, ты его кусаешь, и вкусовые рецепторы сразу начинают пищать от восторга... Такое извинение сможет исправить это недоразумение и дать мне желательную отсрочку?

– Не в этот раз! Сама знаешь, какая я любопытная, подкуп неуместен!

– Бог ты мой, ты только представь - этот шикарный аромат в паре с утренним кофе то и дело щекочет твои ноздри, – облизывая губы и делая блаженное лицо, Амина продолжила завлекать сестру. – Ох уж этот пропитанный бисквит, так и просит: «Больше, ещё больше отведай моих вкусных, хорошо пропитанных слоёв». Ты просто не можешь отказаться от таких извинений, правда?

– Твой гипноз не подействует на меня, злобная сирена, Вернеры не продаются! – уже менее уверенным тоном был дан ответ. Сощурившись и сделав даже не затянувшуюся паузу, Лера всё же сдалась. –  Где там твоё пирожное? Давай его сюда... И знай, у тебя есть время, пока я сварю нам кофе!

– Ну вот, это другое дело.

– Да, надеюсь, твои пирожные и правда настолько хороши, как ты описываешь. Иначе никак нельзя унять мою боль из-за злостной сестрицы.

– Милая, я все понимаю: молодость, нетерпение, всё самое интересное ты умудрилась пропустить... Все же настаиваю, чтобы мы приступали к разговору, когда мой мозг, зарядившись кофе, начнёт соображать. Я только недавно задремала.

– Тоже мне, как скажешь что-нибудь... Так и быть, будет по-твоему, но времени у тебя час! После чего жду тебя на кухне.



Ирина Кармелевская

Отредактировано: 21.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться