Только пожелай

Глава 22 (Борьба)

Амина вот уже полчаса незаметно для себя рассматривала Андрея, попутно копаясь в собственных мыслях.

– Ты на меня так смотришь, словно я в чём-то провинился. Всё в порядке? – с улыбкой на лице, в которую вложил всё своё очарование, подшутил над ней Андрей.

– Прости, я что-то задумалась.

– Не волнуйся, мы со всем справимся... Просто верь в меня, я сделаю всё возможное и невозможное для того, чтобы вернуть Леру домой, уберечь и оградить тебя от бед. Даю слово – всё будет хорошо.

Он нежно обхватил ладонями её лицо и придвинул настолько близко к себе, что девушка ощутила горячее дыхание на своей коже. Каждый его жест и действие задевали у неё какие-то внутренние струны. Нежность, с которой он прикасался к ней, прямой многообещающий взгляд в глаза, каждое взвешенное слово тоном, не терпящим пререканий – от этого у Амины сердцебиение сразу участилось и тёплая волна пробежала по телу. Всё в этом мужчине выражало полную уверенность в собственных словах. Взгляд был таким глубоким и пронзительным, что, казалось, прожигал насквозь, не поверить в такие убедительные слова не представлялось возможности. Сомнений в нем, конечно, и так не возникало, только надежда на этого человека и вера держали её от паники и необдуманных поступков. Амина внимательно вслушивалась в каждую фразу, хоть это было непросто - в ушах стоял гул, сердце колотилось в бешеном темпе, мысли и желания убегали в другую сторону, и сосредоточиться хотелось на прикосновениях, а не словах.

Возникла пауза, и Амина поняла, что Андрей закончил говорить и ждёт от неё какого-то знака. Сейчас голос у неё бы дрожал и осип из-за волнения, поэтому оставалось только утвердительно кивнуть, чтобы не выдать себя. Её внезапно осенило, это совершенно ясное осознание потрясло её: «Вот что значит быть как за каменной стеной. И кого я только обманываю? Ещё до того, как я успела это осознать, ты уже украл моё сердце, совершенно не нуждаясь в позволении. Просто не представляю, что теперь делать… Вот так просто взял и вломился в мою жизнь, перевернул её с ног на голову, влюбил в себя, а сам при этом остался холодным как лёд. И почему ты не впускаешь меня в свои душу и сердце? Совершенно ничего о тебе не знаю… Я раньше всегда полагала, что благоразумна и полностью контролирую свою жизнь, а сейчас совершенно растеряна…  Стоит разобраться во всём до того, как станет слишком поздно, и лучше не откладывать этот разговор. Я просто обязана знать, что к чему и кто мы друг другу».

Принятие того, что она влюблена, слегка выбило её из колеи, но в тоже время помогло набраться храбрости и решиться на обсуждение и разбор по полочкам ситуации. В другой раз она ни за что бы не стала заводить подобный разговор первой, но этот человек был по-особому ей дорог, и отпускать его не хотелось. Во рту от волнения пересохло, и язык был непослушным, никак не хотел шевелиться, словно был сделан из свинца. Только Амина попыталась унять волнение и эту необычную дрожь по телу, гул и пульсацию в висках, чтобы сказать хоть слово, как в одно мгновение Андрей был с ней, а в другое подскочил к Илибрии, которая едва не упала без чувств. Амина же заботливо была уложена на диван и в немом молчании с полной растерянностью хлопала глазами, хватая воздух ртом словно рыба.  Когда и как он это сделал, понять было невозможно, да и не это беспокоило её. Илибрия едва держалась на ногах, из последних сил цепляясь за сознание. Все, кто всё ещё находился в комнате, окружили её, готовые прийти на помощь в любой момент, но Илибрия всё так же упорно показывала рукой не вмешиваться. Андрей, не смотря на её предостережения, хотел прервать ритуал, но девушка пресекла его действия суровым взглядом, наполненным такими гневом и отчаяньем, что Андрей поднял руки вверх, показывая, что сдаётся.  Он кивнул остальным и снова стал поддерживать её тело, таким способом перестраховываясь. Когда в очередной раз у Илибрии подкосились ноги и из носа потекла кровь, он не выдержал, приняв частично магический облик, закрыл глаза и стал что-то шептать. После этого его руки засверкали приятным голубым светом, и свет стал обволакивать Илибрию, остальные собравшиеся сделали то же самое, поддерживая её со всех сторон. Эдгар, прежде чем присоединиться к остальным, подошёл к Амине поговорить.

– Что происходит? – поспешила Амина спросить у него.

– Не волнуйся, Аргей просто восполняет силы Илибрии, ситуация не из лёгких, мы ничего подобного ранее не видели.

– Что с ней?

– Она почему-то не восполняет свои силы. Гребень не отдаёт ей энергию, а природную магию она не успевает черпать и расходует запасы быстрее, чем накапливает.

– О Боже… Всё ли будет в порядке?

– Иначе и быть не может. Хоть по Аргею этого не скажешь, но он чертовски напуган, как и мы все… Видишь, гребень стал странно себя вести, меняет всё время выражение лица и темнеет? Кажется, Илибрия не просто очищает Маркуса, но и борется с подавлением силы, которая хочет подчинить гребень себе, ничего подобного ещё не было до этих пор.

– Я могу чем-то помочь им?

– Нет, просто сиди спокойно здесь, чтобы ему и за тебя не пришлось волноваться.

– Я и не собиралась становиться причиной беспокойства.

– Ты уже ею стала.

– Я тебе не нравлюсь?

– Прости, если заставил тебя так подумать, наоборот, очень нравишься, но не играй с чувствами Аргея.

– Он большой мальчик и со всем разберётся сам.

– Ты о нём ничего не знаешь, слишком много плохого он видел в жизни. Огромный груз из обязательств и ответственности лежит у него на плечах, а в душе в довесок куча непобедимых демонов.

– Я ничего не могу сделать, он не открывается мне. Расскажи мне о нём, чтобы я знала, как мне быть дальше.

– Я не могу. А если правда тебе не понравится, и ты сбежишь, разбив ему сердце? Я боюсь, что он не справится с контролем и слетит с катушек. Если придёт в себя, он никогда меня не простит, да и не мне решать, что тебе говорить, а чего нет.



Ирина Кармелевская

Отредактировано: 21.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться