"Только слушай" (расширенная версия)

Размер шрифта: - +

Глава 9

Глава 9
 

Вся жизнь промелькнула перед глазами…

Честно – вся жизнь. Потому что половина меня была только что уничтожена. Так что теперь я вряд ли представляю из себя цельное существо. Я поломана. Разбита. Так же, как моя гитара.

Я потеряла своего друга.

Шейн убил его…

Сознание превратилось в некий фотофильм: никакого движения, только кадры перед глазами, один за одним, с того момента, когда этот ублюдок вырвал Гибсон из моих рук. Мозг понимал, что это конец, только сердце вопило, до последнего веря, что в этом жестоком человеке есть хоть частичка здравого смысла.

Но он оказался болен на всю голову.

Стоп-кадры цветным калейдоскопом мелькали перед глазами: Шейн вырывает у меня гитару, Калеб бросается вперёд в попытке остановить неизбежное, и мой крик… Не помню, когда в последний раз кричала так громко.

Эта гитара была для меня всем. Частичкой меня. Частичкой моей матери. Одной из тех вещей, что каждый день напоминала о ней, храня в памяти её глаза, её улыбку… И пусть Гибсон появился моей жизни всего год назад, он был куплен на деньги, что моя мама зарабатывала кровью и потом в течение многих лет. Берегла, откладывала… для меня.

А Шейн. Только что. Всё это уничтожил.

Следующий кадр: бессовестная наглая полуулыбка, чёрные дьявольские глаза без капли сожаления во взгляде. Мой крик стих. Сделала рывок вперёд и набросилась на подонка всем телом, ударив его о плиточный пол, как несколько секунд назад он сделал это с моей «крошкой»…

Взгляд Шейна тут же изменился – наполнился яростью! Суровость придала чертам его лица неожиданную взрослость.

– Это всего лишь неодушевлённый предмет! – заорал он, обхватывая мои запястья обеими руками, потому что мой кулак почти впечатался в его нос. Жаль, что почти что.

– ЭТО ТЫ – НЕОДУШЕВЛЁННЫЙ ПРЕДМЕТ! – закричала в ответ. Жжение в глазах становилось непреодолимым. – Эта гитара была куплена на деньги моей матери!!!

– Так в чём проблема?!! – орал Шейн, закипая от ярости. – Пусть купит тебе ещё одну!!!

– Мёртвые не ходят по магазинам!!! – с надрывом воскликнула я и тут же смолкла, поперхнувшись словом. В эту же секунду зрачки Шейна резко расширились, рот приоткрылся, а чьи-то крепкие руки рывком оттянули меня от недоумка и поставили на ноги.

Сперва подумала, что это Калеб, но нет – его держала охрана, не позволяя ввязываться в драку, если конечно происходящее можно было так назвать. Двое амбалов в чёрных костюмах потащили меня к выходу.

На прощание прожигала ублюдка взглядом, чувствуя, как первые слезинки рисуют горячие дорожки по щекам. Шейн приподнялся на локтях, выглядя слегка обескураженным. Слегка. Ему по-прежнему не было жаль, но, кажется, слов не осталось. Как и у меня.

Вот так и закончился второй отборочный тур для сиреневого пятна отходов.

* * *

Не знаю, сколько времени я просидела на кровати в своём номере. Слёзы высохли ещё в автобусе, что привёз группу конкурсантов обратно в отель. Но лучше бы этих слёз было больше, потому что как только их не стало, чувство утраты усилилось в несколько тысяч раз. Словно внутри поселилась дыра, разрастающаяся с каждой беспросветной минутой моей, теперь уже бессмысленной, жизни.

Так я сначала думала: всё кончено, жизнь кончена, смысла не осталось… А потом пришла злость, и захотелось крушить, ломать, уничтожать всё на пути! Встала с кровати, рывком подняла стул с пола, собираясь запустить им в противоположную стену, но вовремя опомнилась и вернула стул на место: у меня нет денег, чтобы потом расплачиваться за поломанную мебель.

Села обратно на кровать, уткнувшись пустым взглядом всё в ту же точку в углу номера, и продолжила самобичевание, словно кому-то во всём мире это вообще помогает.

А что бы вы делали на моём месте?.. Нет, повинуясь эмоциям и уничтоженному моральному духу, первое, что сделала я, как только влетела в номер, это схватила сумку и принялась запихивать в неё все свои немногочисленные вещи. А потом увидела чехол – единственное, что удалось прихватить с собой из того «ада». Пустым он выглядел так непривычно…

{«Это всего лишь неодушевлённый предмет!»}

«Ненавижу тебя, Шейн! Всем сердцем ненавижу»! – Именно после этой важной мысли вернулась на кровать и просидела на ней чёрт знает сколько времени. Вот они – проблемы, которые нельзя откладывать на завтра. Надо принять решение здесь и сейчас. Надо решить, какой шаг делать дальше. Ведь официально я прошла в следующий тур! Разбитый вдребезги Гибсон стал моим билетом.

Мистер Вонг догнал нас на пути к автобусу, попросил посланных мною во все неприличные места амбалов FB вернуться к работе, а сам отвёл меня в сторону и вручил серебристую пластиковую карточку на шнурке.

Долго уничтожала её взглядом, пока терпение Вонга не лопнуло и он с силой не впихнул её мне в ладонь.

– Тейт, – сочувственно зашептал он, положив руку мне на плечо, – вы ведь понимаете – утечка информации недопустима. Мы замнём случившийся инцидент, главный менеджер FB уже контролирует процесс уничтожения видеозаписей – того момента, когда Шейн… – нервно облизал губы, – Когда Шейн разбил вашу гитару. В прессу ничего не просочится, будьте уверены.

Всё ещё не в силах побороть слёзы, пустым взглядом посмотрела ему в лицо и мрачно усмехнулась:

– Мне от этого должно стать легче?

Куратор шоу с пониманием выдохнул:

– Тейт, поймите: нам, как и вам, скандалы ни к чему. А их не избежать, если по телевидению покажут, как вы набросились на лидера столь популярной группы. И будет совершенно не важно, каким образом он вас спровоцировал.



Елена Филон

Отредактировано: 20.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться