Только так. И никак иначе

Размер шрифта: - +

Глава 5

 

Подмосковье. Январь 1999 года. Павел

 

- Доброе утро! – у калитки стояла милая женщина неопределённого возраста в старомодных нелепых очках. – Вы не знаете, здесь никто домработницу не ищет? 

Фред, болтавшийся до этого по кустам в поисках развлечений, тут же очутился рядом и заворчал недовольно. Павел воткнул лопату, которой чистил дорожки, в сугроб и распрямился. Улыбнулся незнакомке: 

- Увы, не в курсе, простите, – и развёл руками. 

Женщина явно погрустнела и собралась уходить. Глядя на её худенькую спину в потёртом пальто и опущенную голову, Павел вдруг решился: 

- Подождите! 

Она с надеждой обернулась. 

- Я ищу. Кажется. Вы здесь, в посёлке живёте? 

- Да, - женщина неуверенно улыбнулась и уже веселее добавила: 

- Конечно! Я тут недавно, и мне очень нужна работа. Я хорошо готовлю, могу дом вести, я сильная и быстрая. Я вам пригожусь, вот увидите! 

Павел неловко усмехнулся: 

- Чувствую себя Емелей из сказки. Отпусти меня, добрый молодец, я тебе пригожусь! Вас там печка за углом случайно не дожидается? 

У гостьи нервно дрогнул уголок рта, и Павлу стало неловко: он глупо и несмешно пошутил, а бедная женщина смутилась. Поэтому он виновато кашлянул и доброжелательно спросил: 

- Вас как зовут? 

- Наташей… 

- А меня Павлом. Ну, вот и познакомились. Когда можете выйти на работу, Наташа? 

Она всполошилась, радостно закивала: 

- Да когда скажете! 

- Тогда давайте завтра. А вы условия не хотите обговорить? 

Наташа явно растерялась, но быстро опомнилась: 

- Да мне очень работа нужна, а в Москву ездить не хотелось бы, вот я и не спрашиваю о зарплате. Лишь бы взяли. 

Павел снова ощутил укол сострадания: 

- Ну, тогда спасибо за доверие, не волнуйтесь, я вас не обижу. 

- Спасибо, -  опять заулыбалась Наташа. – Тогда до завтра? Мне к девяти приходить? Или вы хотите, чтобы я в доме жила постоянно?

- Нет-нет, постоянно не надо! Давайте к девяти. До свидания. 

Когда калитка за Натальей захлопнулась, Павел передёрнул плечами: и не думал, что нанимать прислугу будет так неприятно. Может, надо было всё-таки самому справляться? Ну, да ладно. Не поладим – всегда можно будет опять перейти из категории хозяина поместья в категорию скромного самостоятельного домохозяина. А так вполне симпатичная женщина, интеллигентная, гораздо приятнее той, первой, глядишь, всё хорошо выйдет. Тогда можно будет спокойно Дом на неё оставлять на время командировок или отпуска. 

 

На следующее утро ровно в девять Наталья постучала в дверь. Павел провёл её по Дому, всё показал. Фред ворчал, не переставая, и таскался за ними по пятам, словно не доверял. Павел сначала молча удивлялся такому явному неудовольствию, потом начал сердиться и в конце концов цыкнул на пса. Тот обиженно вздохнул, ворчать перестал, но по-прежнему маячил рядом чёрной укоризненной тенью. Дом был непривычно тих. Павлу даже показалось, что Старик чем-то недоволен. «С ума схожу я, что ли, жду реакции дома на каждого, кто переступит порог?» - он поёжился и обратился к Наталье: 

- Вас я попрошу готовить, следить за Домом и при необходимости помогать мне с ремонтом. Ну, не совсем с ремонтом, а помыть, убрать, подготовить к работам — ничего чрезмерного или слишком сложного. 

Она молча кивнула. 

– Как вам Дом? – спросил он из вежливости, не очень понимая, о чём говорить с малознакомой довольно молодой особой, которая с этого утра стала его… кем? Он растерялся даже. Прислугой, что ли? Домоправительницей? Сразу вспомнилась незабвенная домомучительница фрекен Бок. Горничной? Он тут же почувствовал себя крепостником и рабовладельцем. А также сатрапом, деспотом и тираном. В одном лице. 

Так. Ладно. Остановимся на помощнице по хозяйству. Самый нейтральный, пожалуй, вариант. 

Новоиспечённая помощница молчала. Он повторил: 

- Так как вам дом? 

- Ну… Большой… - энтузиазма в голосе не было. Павлу стало неприятно. Подумал даже, что ненадолго задержится у него фрекен Наталья. Ладно, поживём – увидим. 

Но всего через несколько часов он был вынужден признать, что фрекен Наталья оказалась довольно ловкой, быстрой и незаметной. Она неплохо готовила и уже в первый же день в обед порадовала Павла постными щами и свекольными котлетками – он предупредил о том, что до Рождества постится. Перебивашийся в последнее время всухомятку Павел ел, жмурился от удовольствия и думал, что быть крепостником и рабовладельцем, пожалуй, неожиданно приятно. 



Яна Перепечина

Отредактировано: 29.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться