Только ты и я

Размер шрифта: - +

Сквозь стекло

Татьяна Минасян

 

Сквозь стекло

 

Как же долго иногда тянется рабочий день! Уже все новости в Сети прочитал, над всеми свежими анекдотами похихикал, три уровня в "Радугу" успешно прошел, два раза перекуры устраивал, обедать ходил, а до конца смены все равно еще куча времени. Хоть бы ЧП какое-нибудь (маленькое, разумеется, так сказать, "ручное", и чтобы никто во время него не пострадал) произошло!

Ханс оторвался от компьютера и перевел скучающий взгляд на одну из стен его кабинета, сделанную из прозрачного, но слегка затемненного материала, который он по привычке называл стеклом. За ней, в таком же, как у него, небольшом помещении, сосредоточенно уставившись в свой монитор, сидела Вьенна. Уж она-то точно не скучает - даже в самые спокойные дни умудряется найти себе важное и полезное занятие. Впрочем, вполне возможно, что сейчас она тоже играет в "Радугу" или еще в какую-нибудь, более интеллектуальную земную игру.

Словно почувствовав взгляд Ханса, Вьенна подняла глаза и лукаво подмигнула ему. Лица жителей Спики были абсолютно неприспособленны к улыбкам. Зато подмигивать спикианцы научились без всяких проблем, и им это, похоже, даже нравилось. Вьенну Ханс учил подмигивать сам. Этот веселый и одновременно ласковый жест сближал их сильнее, чем все глубокомысленные беседы, которые они время от времени вели через микрофон, и все электронные письма, которыми они обменивались. На мгновение он заставлял их забыть, что между ними - непреодолимая прозрачная стена толщиной в полметра.

"Сколько же мы с ней знакомы? Почти пятнадцать лет уже!" - подсчитал Ханс, подмигивая своей напарнице в ответ.

 

Пятнадцать лет назад Хансу, только что получившему диплом астродиспетчера, предложили работу на одной из дальних пересадочных станций, и он, к великому неудовольствию своих друзей и родственников, с радостью на это согласился. И, надо сказать, никогда впоследствии об этом не жалел, в отличие от его сокурсников, оставшихся работать на Земле. Жителей других планет они почти не видели: их визиты на Землю обычно держались в строжайшем секрете, а если их по каким-то причинам нельзя было скрыть, то инопланетян "во избежание неприятных инцидентов" окружали десятками охранников и прятали в бронированные машины. А на удаленных от Земли станциях с ними можно было запросто познакомиться и нормально пообщаться, и это было настолько интересно, что Ханс быстро смирился с отсутствием многочисленных земных развлечений. Ему просто-напросто было не до них. Тем более, что в первый же свой рабочий день он познакомился с Вьенной, вторым астродиспетчером, с которой они должны были работать в паре, подстраховывая друг друга в случае каких-нибудь трудностей. И с которой они могли общаться только через стекло.

Станция "Квазар-20"была совместной: половину ее занимали земляне, половину - жители четвертой планеты системы Спики с труднопроизносимым для людей названием и совершенно не похожими на земные условиями жизни. Хансу было сложно, почти невозможно представить, что за прозрачной стеной его кабинета начинается царство неимоверно высокого давления и низкой температуры. И еще страшнее было думать о том, что если бы его напарница, так похожая внешне на жительницу Земли, оказалась рядом с ним, от нее в один миг не осталось бы ничего, кроме облачка метана и других газов. О том, что было бы с ним самим, попади он в ее часть кабинета, Ханс и вовсе старался не думать. Тем не менее, они с Вьенной неплохо сработались.

В те времена их станция была едва ли не самой удаленной от обитаемых звездных систем, так что работы у диспетчеров и остального персонала было немного. Но дежурить у пультов нужно было круглосуточно, а смена длилась девять часов, так что свободного времени на работе у Ханса было более, чем достаточно. А единственным существом, с которым он мог общаться во время дежурства, была его напарница.

 

- Вьенна! - позвал Ханс в торчащий у него перед носом крошечный микрофон. - А ты помнишь, как я в первый раз написал тебе записку "не по делу"?

- Помню, - металлический голос электронного переводчика не был способен передавать эмоции, но Ханс мог поспорить на что угодно, что сейчас в нем звучала чуть ехидная усмешка. - Тебе вдруг срочно понадобилось узнать, есть ли на моей планете растения.

- Точно-точно, сначала я про растения спросил, потом про животных, а потом про общественный строй! И пришлось тебе подробно мне все рассказывать, потому что изображения из Сети у нас тогда еще не скачивались.

- А что мне оставалось делать? Представитель дружественной цивилизации интересуется моей родиной - как тут можно не ответить? Да мне и самой хотелось расспросить тебя о Земле... Я так удивилась, когда ты мне рассказал про смену времен года!

- А я - когда узнал, что у вас почти всегда и везде одинаковая температура!

- Да уж, неплохой у нас тогда "культурный обмен" получился...

 

Когда он впервые почувствовал, что общение с Вьенной стало для него не просто интересным времяпрепровождением, а сильнейшей потребностью? Когда она в первый раз улетела к себе домой в отпуск и ее место занял другой спикианец, который тоже был очень интересным собеседником, но почти сразу начал раздражать Ханса своей излишней общительностью? Или когда в отпуск на Землю отправился он сам и едва не умер там от скуки? Так или иначе, но в следующий раз они с Вьенной договорились уйти на отдых одновременно - чтобы провести в разлуке в два раза меньше времени. И все последующие годы поступали так же.



Татьяна Минасян

Отредактировано: 17.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться