Только звезды знают

Размер шрифта: - +

Глава 1 продолжение от 25.01

– Знаешь, Ирочка, – Колмагоров неловко опустил цветастую чашку на блюдце, так что они тренькнули при соприкосновении, и слегка нахмурился, – я пришел с плохими новостями, прости.

Ирина побледнела и ухватилась руками за край стола.

– Гошка?

– Да. – Гость прикусил полную бордовую губу. – В этот раз он конкретно вляпался, только моими связями уже не спасти, нужны деньги. Большие деньги… Я могу дать часть, но всю сумму тяжело.

– Что на этот раз? – Ирина присела на уныло скрипнувший стул, прикрыв глаза морщинистой ладонью. Сердце бешено заколотилось в груди, стало невыносимо дышать.

– Он опять играл. Вместо патрульного вылета умотал в новую колонию Вергас в глубине галактики. Его там еще не знают, поэтому пустили. Проигрался, как обычно, только на Вергасе ему дали кредит, который нужно погасить в течение трех дней. Он, естественно, не погасил, думал, его не найдут. Глупый! Но коллекторы не дремлют, разыскали твоего Гошку во время учебной практики. Он попытался убежать, а когда понял, что не получается, расстрелял их звездолет из штурмовика. К счастью, ребята остались целы, спаслись на эвакуационной капсуле. – Евгений с силой сжал зубы и напористо посмотрел в испуганные голубые глаза. – Ты же понимаешь, что, кроме оплаты долга, нужно еще договариваться с коллекторами и трибуналом, чтобы смягчить статью. Если не удастся, его вышвырнут с последнего курса с пожизненным запретом на пилотирование штурмовых звездолетов.

Ирину забила мелкая дрожь, ладони вспотели, в глазах потемнело.

– Но у меня ничего нет, – прошептала она.

– Прости, тогда я бессилен. – Евгений пожал округлыми плечами.

Ирина на ватных ногах поднялась с опять скрипнувшего стула и вышла из летней кухни. На улице моросил прохладный весенний дождь, перепачканный землей Рекс подбежал к хозяйке, уткнулся ей в ладонь влажным носом и меланхолично завилял хвостом. Выцветшее бордовое платье, которое уже давно стало велико на пару размеров, намокнув под дождем, облепило костлявую фигуру.

Ирина медленно подошла к дому, приложила ладонь к рыжей кирпичной стене, угловатые плечи сотряслись от рыданий.

– Ирочка, мне нужно понимать, как действовать дальше. – Колмагоров недовольно морщась из-за дождя, подошел к плачущей хозяйке.

– Если продать дом, этой суммы хватит? – не оборачиваясь, спросила она.

– Хватит, – уверенно ответил Евгений.

– Поможешь? – приложив руку к трясущимся губам, Ирина все-таки обернулась.

– Да. Только ты должна понимать, что он слишком близко к бане и кухне, их нужно продавать вместе и, скорее всего, вам придется переехать. – Он положил мясистую руку на дрожащее плечо.

– Куда нам переезжать? – Она затравленно посмотрела в румяное лицо гостя.

– У вас большой участок, можно разделить пополам. Часть с постройками продать, а на второй части, где курятник, поставить маленький домик. Вам двоим и бытовки хватит, а грядки у тебя останутся.

Ира молча кивала обреченно гладя на трущегося у ног Рекса.

***

Колмагоров обещание сдержал. Он помог продать дом и, хотя недобрая слава Радецкого давала о себе знать и желающих купить принадлежавшую «предателю» недвижимость оказалось немного, но Евгений Сергеевич нашел выход из ситуации. Время поджимало, и вот в баню уже заехали рабочие, а в дом завезли отделочные материалы.

Участок разделили пополам и отгородили трехметровым забором. Теперь Ирина с Николь из окна не новой, но вполне сносной бытовки с тоской смотрели на зеленые металлические листы, за которыми навсегда осталась их несбывшаяся семейная мечта.

– Мамочка, я выкуплю дом, обязательно выкуплю. Ты мне веришь? – Николь гладила мать по сгорбленной спине, по отросшим седым волосам и пыталась хоть как-то вдохнуть жизнь в ее опустевшие глаза.

– Ах, моя милая, если бы не ты, я бы уже давно ушла за Коленькой, – невнятно бормотала Ира, крепко сжимая костлявыми пальцами ладонь дочери. С недавних пор у Ирины часто кружилась голова и начались проблемы с речью, но она упорно не хотела показываться врачу. – А у Гошки все хорошо, все хорошо… У тебя есть брат, милая, помни, что ты не одна, у тебя есть брат…

К концу лета в бывшем жилище Радецких закончился ремонт, и в Дорофеевке распахнулись двери заведения, приглашающего пилотов с близлежащего космодрома приятно провести время в компании очаровательных дам, изысканных напитков и прочих развлечений, помогающих расслабиться после изнурительных полетов.

Ирина узнав, во что превратили дом, слегла с сердечным приступом, а через две недели ее не стало.

Георгий на похороны не прилетел.

***

По маленькому уютному кабинету, заставленному деревянными стеллажами с картонными папками, метался невысокий мужчина в классическом заношенном костюме серого цвета. Мужчина нервно поглаживал поредевшие соломенные волосы и качал головой.

– Евгений Сергеевич, я не могу, вот правда не могу… Это же дочь Радецкого. Это же позор для нашего тихого, образцово-показательного пристанища для сирот… Радецкого! – Мужчина повысил голос на последнем слове и потряс поднятыми руками.

– Антон Дмитриевич, вот потому, что ваш приют лучший, Николь и останется здесь. Не вам решать, позорно быть дочерью Радецкого или нет! – Недовольный ответом Колмагоров с силой ударил кулаком по простенькому письменному столу, и аккуратно сложенные бумаги разлетелись в разные стороны.

Директор детского дома трясущимися руками начал собирать документы с пола, буквально ползая на коленях перед сидящим гостем.

– Послушай сюда, – Колмагоров наклонился к Антону Дмитриевичу, замершему с зажатыми в руках бумагами, и дыхнул ему в лицо свежей мятой, – я тебе обещаю увеличить дотации и добавить льготных мест в колледжах для твоих выпускниц. Когда придет время выпускаться Радецкой, я думаю, ты без труда догадаешься, какое именно место предназначено для нее. Конкуренции быть не должно.



Ольга Бурцева

Отредактировано: 26.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться