Том 1. Мой Хрустальный Шар

Font size: - +

Глава 13. Эксперимент

Глава 13. Эксперимент

В зале для посетителей царила гнетущая атмосфера. В большинстве своём, гости госпиталя находились в удручённом состоянии, практически не общались друг с другом, старались и вовсе не подавать виду о своём присутствии. Их Хранители, не желавшие разделять со своими подопечными минуты грусти, либо улетали по другим делам, либо старались просто гулять где-нибудь поблизости.

Едва успев пересечь порог, Рен без труда отыскала взглядом своих родителей. Они сидели вместе, поддерживая друг друга обоюдным присутствием. Если мать выглядела совсем разбитой, то отец, стоило отдать должное, держался молодцом. Он не только сохранял самообладание, но ещё и находил силы на то, чтобы негромко разговаривать с Умеко и Катсуро, которые были здесь вдвоём.

"Наверное, Хига просто ещё не готова", – подумала Рен. – "Она и так впечатлительная. А с меня пока хватит её странного парня".

Рен выразительно посмотрела Нестору в глаза и кивнула, и тот, поняв её без слов, позволил ей пойти к родителям в одиночку. Тогда она подошла ближе, присела на соседнее место и с тоской уставилась на своих посетителей.

Раньше ей порой казалось, что Умеко ни до кого, кроме себя, нет дела. Эта девушка сильно увлекалась модельным бизнесом, новинками моды, экспериментами над собственной внешностью, но никак не чувствами и переживаниями других людей. А теперь она показала себя в совсем другом свете: без лишней наигранности, высокомерия, с глубоким пониманием ситуации в глазах, она выглядела как самый простой и приземлённый человек. Она не плакала, хотя глаза предательски покраснели. Она не ломала пальцы на руках, для того, чтобы все увидели, как она убивается по близкой подруге. Не сотрясала воздух притворными рыданиями. Нет. Сегодня Умеко была настоящей.

А вот про Катсуро, который уже успел показать свой истинный лик, такого сказать было нельзя. Хоть он и сидел рядом с отцом Рен, участливо кивая головой и вставляя подбадривающие комментарии, от него прямо-таки веяло бессердечностью. Впрочем, родители в данный момент были совсем не в том состоянии, чтобы делить оказавшихся рядом людей на хороших и плохих.

– Вот же лицемер, – время от времени проговаривала сквозь зубы Отражённая, отслеживая каждый следующий шаг потенциального убийцы. – Тебе бы в театр!

А тот, будто чувствуя присутствие Рен, время от времени осторожно оглядывался по сторонам и съёживался, потирая блестящие ладони. К счастью и облегчению, вскоре Умеко, не забыв захватить с собой Катсуро, раскланялась и покинула госпиталь. Родители девушки остались одни.

В свете последних дней отец выглядел старше, чем обычно. Раньше стоило хорошенько приглядеться, чтобы увидеть в волосах седые волосинки, а кое-где, пожалуй, и целые пряди. Теперь же седина смело захватила зоны висков и частично распространилась по всей оставшейся шевелюре. Лицо мужчины, и без того испещрённое морщинами, теперь будто бы сморщилось под тяжестью безмолвной маски скорби.

Что же касалось матери, ей досталось не меньше. Только вдобавок к непрошеной седине прибавились трясущиеся, ничего не способные удержать руки и истончившиеся полоски губ, которые даже побелели от нескончаемого стресса.

Сколько здесь находилось бессознательное тело Рен? Едва ли больше суток. Но родители предпочли оставить все свои дела и ждать, несмотря ни на что, благоприятного исхода ситуации. Что же… Если эксперимент по обращению Рен в одну из Своих удастся, то бездушная кукла с её лицом может пролежать здесь и неделю, и месяц, и год. А родители так и будут без конца приходить сюда и тратить бесценное время своих жизней на бессмысленное ожидание... Нелепость, конечно, но в чём-то Рен с Катсуро могла согласиться: близким родственникам подобное ожидание не принесёт ничего, кроме мучений.

 

Нестор беззвучно подкрался сзади и шёпотом окликнул Рен. Та, вздрогнув, обернулась и увидела своего Хранителя, за спиной которого стоял, переминаясь с ноги на ногу, Касьян. Последний жестом руки пригласил девушку покинуть зал для посетителей и выйти в коридор, в котором, по крайней мере, концентрация напряжения была не столь сильной.

Когда Рен повиновалась и вышла к стойке регистрации, Касьян немедленно обратился к ней. Его голос был немного встревоженным:

– Я всё подготовил, сейчас мы будем выдвигаться. Но у меня есть также и плохие новости.

– Какие? – тревога моментально передалась и Рен, даже несмотря на то, что Касьян тут же зажмурился и замахал руками, мол, совсем пустяки, волноваться не о чем!

– Во-первых, после церемонии мне придётся вас покинуть. Во-вторых, к сожалению, я больше не смогу помочь тебе и Нестору в вашей общей проблеме. Простите.

– Почему? Что случилось?

– Моя энергия… Ренэйт… – нескладно начал толстяк, но прервался и сделал глубокий вздох, чтобы упорядочить свои мысли. Затем он присел на свежесотканное из энергии кресло-качалку и прокашлялся. – Да, девочка, ты себе и не представляешь, как мне забавно рассказывать тебе о вещах, которые ты давно уж знала. Но перейдём к сути. Ты уже знаешь о Законах. Один из них гласит о том, что каждому позволено находиться в Мире Душ ровно столько времени, сколько он провёл в Мире Тел за последний жизненный цикл. Столько же, либо меньше, если он сам того хочет. Оставшаяся, неиспользованная энергия заключается в амулет, о котором ты уже осведомлена.



Максим Анаэль

Edited: 23.01.2016

Add to Library


Complain




Books language: