Том 2. Демон Кодеи: Новая война

Размер шрифта: - +

Глава 9

Сон… Пер­вый мир…

Ас­та­лисия Ас­тал


Ти­хо. Вок­руг ме­ня, стру­ит­ся при­выч­ное ма­рево, и еле за­мет­ное ощу­щение, слов­но ме­ня дол­жны бы­ли поз­вать. Ку­да? За­чем? Не знаю, но мне ка­жет­ся это очень важ­ным. Важ­но вспом­нить, по­чему так жду, ког­да же ме­ня по­зовут и глав­ное кто? И во­об­ще, по­чему за­была? В го­лове всплы­ва­ют, ка­кие-то от­рывки стран­ных вос­по­мина­ний, но смыс­ла в них не мно­го. Я с кем-то встре­ча­юсь, это ме­ня пу­га­ет и зас­тавля­ет сер­дце сжать­ся от тос­ки и бо­ли… О ком я тос­кую? Са­ша? Нет, он умер дав­но, я са­ма при­сутс­тво­вала на по­хоро­нах… Вмес­те с кем? Не пом­ню. Черт.

***

В этот раз я сно­ва при­хожу в се­бя в ла­гере, стоя пос­ре­ди пло­щади и ос­матри­вая при­выч­ную раз­ру­ху. Сно­ва? Зна­чит я уже по­яв­ля­лась вот так в пер­вом ми­ре? По всей ви­димос­ти, но от­вле­кать­ся не сто­ит, ма­ло ли сколь­ко в это раз я тут про­буду, а дел на­вер­ня­ка мно­го. Кро­ви нет, ча­совые спят, от­ча­ян­но пы­та­ясь сог­реть­ся. Все же зи­ма нас­ту­пила, а они оде­ты так лег­ко. На­до утеп­лять зда­ния, в ко­торых раз­ру­шены сте­ны и вы­биты ок­на, не дер­жа­щие и то­лики теп­ла! Да и ото­питель­ная сис­те­ма на­вер­ня­ка по­лете­ла ко всем чер­тям ещё в прош­лом се­зоне. Га­зови­ков тут нет, а раз­би­рать­ся в той бан­ду­ре мог­ла толь­ко я. И то с го­рем по­полам, зас­тавляя тот аг­ре­гат хоть нем­но­го ра­ботать, пос­ле мно­гочис­ленной бом­бежки. О тру­бах и во­де, ду­маю, во­об­ще не сто­ит го­ворить, рас­ку­роче­ны под чис­тую! Ре­бята на­вер­ня­ка не ста­ли ни­чего де­лать из-за смер­тной ус­та­лос­ти. Да и как тут в оди­ноч­ку без ка­кой-ли­бо по­мощи при­вес­ти все в по­рядок? Лад­но я, у ме­ня есть ма­гия! Что ж, хва­тит раз­мышлять, прис­ту­пим! Бла­го все спят! Ук­ре­пить зда­ния, утеп­лить их, что­бы ве­тер не гу­лял по ко­ридо­рам, сде­лать их чу­точ­ку чи­ще, что­бы грязь не лип­ла к но­гам. На­нес­ти сог­ре­ва­ющие ру­ны там, где их ник­то не най­дёт. Вы­битые удар­ной вол­ной ок­на вос­ста­нов­ле­ны и ук­репле­ны, что­бы не сра­зу раз­би­лись, а так­же от­мы­ты, те­перь в них пос­мотреть мож­но.

— Фух! — вы­дыхаю, ког­да за­кан­чи­ваю с пос­ледним ок­ном и вы­тираю, чуть прос­ту­пив­ший на лбу пот. Вот что зна­чит ис­поль­зо­вать ма­гию ог­ня! Все те­ло наг­ре­ва­ет­ся и ста­новит­ся не­выно­симо жар­ко, но этот жар при­ятен и рас­ста­вать­ся с ним со­вер­шенно нет же­лания.

Про­ходя по ко­ридо­рам, что­бы вый­ти на ули­цу из зда­ния, где за­вер­ши­ла «ре­монт», ос­та­нав­ли­ва­юсь на по­роге, рас­смат­ри­вая от­крыв­шу­юся кар­ти­ну. Гряз­ный снег, чуть под­та­яв­ший, неп­ри­ят­но хлю­па­ет под но­гами, зас­тавляя кри­вить­ся, но стой­ко ид­ти от зда­ния к зда­нию. Се­рые улоч­ки, на­вива­ют тос­ку и ста­рые вос­по­мина­ния о тех днях, ког­да са­ма тут слу­жила, вспы­хива­ли яр­ки­ми огонь­ка­ми на краю соз­на­ния.

Рань­ше тут ле­жал ас­фальт…. И не смот­ря на вой­ну хоть иног­да, но ца­рило ве­селье. Пар­ни шу­тили, под­ка­лыва­ли друг дру­га или ко­го-то из дру­гого от­ря­да. Ме­ня они осо­бо не тро­гали, но и на мою до­лю пе­репа­ло не ма­ло шу­ток, от ко­торых от­би­валась, как в пос­леднем сра­жении! Пф! Ду­рака­ми бы­ли, да­же пос­ле про­дол­жи­тель­но­го кро­ваво­го по­бо­ища, обя­затель­но окан­чи­вав­ше­еся по­хоро­нами близ­ких то­вари­щей и дру­зей. Ду­маю, имен­но их шут­ки и дер­жа­ли нас всех от то­го, что­бы не пасть в объ­ятия от­ча­яния. Имен­но они бы­ли на­шим дви­гате­лем, да­же ес­ли их за это от­чи­тыва­ли, да­же на­казы­вали, все прек­расно зна­ли их же­лание об­легчит стра­дания каж­до­го. Прос­то от­влечь от по­тери близ­ко­го.

Пос­ле то­го, как за­кан­чи­ваю со зда­ни­ями, про­хожу по ста­рым-зна­комым ко­ридо­рам об­ще­жития и уче­ничес­ко­го кор­пу­са. Сей­час тут нет учеб­ни­ков и уче­ничес­ких по­собий, клас­сы яв­но дав­но пы­лят­ся, как и книж­ки-инс­трук­ции по так­ти­ке, стра­тегии, ана­лити­ке. Мои лю­бимые пред­ме­ты, по­мимо бо­евой под­го­тов­ки. Хо­тя кни­ги все так­же сто­ят в шка­фах воз­ле даль­ней сте­ны клас­сах, ожи­дая сво­его чи­тате­ля, ко­торый обя­затель­но про­ник­нется ми­ром рас­че­тов и пла­ниров­ки. Зай­дя в один из та­ких, про­хожусь по строй­ным ря­дам парт, где мы рань­ше си­дели. Моё мес­то всег­да за пер­вой пар­той сред­не­го ря­да. Хо­тя иног­да я пе­реса­жива­лась за пос­ледний стол в са­мом кон­це, пря­мо воз­ле ог­ромно­го ок­на, что­бы пос­мотреть на цве­тущие цве­ты в клум­бах. Пар­ни всег­да го­вори­ли, что в та­кие дни я ста­нов­люсь осо­бен­но за­дум­чи­вой и серь­ез­ной.

В ком­на­ту ко­ман­ди­ра заг­ля­дываю чис­то слу­чай­но. С на­чала не хо­тела, но стран­ное ощу­щение зас­тавля­ет ме­ня вос­про­тивить­ся сво­им до­водам. Ком­на­та гряз­ная, от сло­ва сов­сем. Воз­дух спер­тый и тя­желый, пах­нет кровью, гнилью и не­мытым те­лом, зас­тавляя чуть скри­вить нос. Что ж вы так се­бя за­пус­ти­ли? Сно­ва от­кры­ваю ок­на, впус­кая хо­лод­ный, све­жий воз­дух от че­го ко­ман­дир ежит­ся и пы­та­ет­ся уку­тать­ся в оде­яло силь­нее, хо­тя оно со­вер­шенно не гре­ет. Ка­чаю го­ловой, улыб­ка тро­га­ет гу­бы, уби­раю со сто­ла объ­ед­ки и ста­кан. По­том по­мою.

От­кры­ваю дверь в ван­ную, щел­чком при­зываю во­ду и вы­чищаю ка­фель до бе­лиз­ны. Наб­ранная во­да быс­тро ста­новит­ся го­рячей, и я иду в ком­на­ту ко­ман­ди­ра, что все так же спит. При­вык к хо­лоду? Ос­то­рож­но под­ни­маю муж­чи­ну в воз­дух, при­поми­ная, что он на­вер­ня­ка ра­нен и сно­ва не по­шел в ла­зарет. Тран­спор­ти­ров­ка в го­рячую во­ду и раз­де­вание не за­нима­ет мно­го вре­мени. Сос­то­яние те­ла — ужас­но, ра­ны не об­ра­баты­вались дол­гое вре­мя, от че­го не­кото­рые заг­но­ились, по­яви­лись на­рывы и вос­па­ления. Мяг­ко от­чи­щаю его те­ло, вруч­ную от­кры­вая гной­ни­ки, поз­во­ляя во­де как рас­тво­рите­лю, унич­то­жать всю эту га­дость. Па­ру раз при­ходит­ся ме­нять во­ду, но оно то­го сто­ит, и, хо­тя шра­мы ос­та­нут­ся они не бу­дут при­чинять не­удобс­тва. Во­лосы и ли­цо мою са­мос­то­ятель­но, что­бы не убить ге­нера­ла не­наро­ком, но за­то те­перь они не на­поми­на­ют гряз­ные со­суль­ки. И пос­ле всех про­цедур, сно­ва ме­няю во­ду, ос­тавляя муж­чи­ну не­надол­го од­но­го, что­бы при­вес­ти его ор­га­низм в от­но­ситель­ный по­рядок. Ком­на­та все ещё гряз­ная, но те­перь тут хо­тя бы не так во­ня­ет. Уже хо­рошо. Очис­тить ком­на­ту не сос­тавля­ет тру­да, как и сме­нить пос­тель­ное на чис­тое и све­жее. Сю­да и пе­рено­сит­ся ге­нерал, а ве­щи от­прав­ля­ют­ся в стир­ку. Оде­вать его сей­час нет ни­како­го ре­зона, да и в по­меще­нии дос­та­точ­но прог­ре­то, что­бы он не за­рабо­тал вос­па­ление лег­ких. Ещё пол­ча­са, и он ле­жит оде­тый в чис­тую одеж­ду. Смот­реть при­ят­но.

Стран­но, но спать не хо­чет­ся, а по­тому ти­хо об­сле­дую ком­на­ту на на­личие че­го-ни­будь по­читать. Так мне в ру­ки по­пада­ет­ся ка­кой-то во­ен­ный ро­ман, ко­торый удив­ля­ет ме­ня уже толь­ко сво­им при­сутс­тви­ем у это­го че­лове­ка. Ни­ког­да бы не по­дума­ла, что ко­ман­дир та­кое иной раз чи­та­ет. Хо­тя, кто его зна­ет? Мо­жет это его хоб­би. С та­кой мыслью, са­жусь за единс­твен­ный стул в ком­на­те, ста­вя пе­ред со­бой вы­пив­ку и скуд­ную за­кус­ку, ко­торой мне впол­не хва­тит, что­бы прос­то по­сидеть тут не­кото­рое вре­мя и по­читать. Эх, ко­ман­дир, опус­те­ет се­год­ня ва­ша вы­пив­ка. Ха­хаха! Так вам и на­до!

***

Ут­ро нас­та­ёт не­ожи­дан­но для ме­ня са­мой, но к мо­ему удив­ле­нию я не прос­ну­лась в сво­ей пос­те­ли в гар­ни­зоне, а си­жу все там же на сту­ле в ком­на­те ко­ман­ди­ра, ко­торый мир­но спал. При­чину это­го я не по­нимаю, да и раз­би­рать­ся не хо­чет­ся, ма­ло ли что при­дума­ли де­митур­ги? Раз ос­та­вили, зна­чит на­до. Про­сыпа­ет­ся ко­ман­дир с тру­дом, яв­но не же­лая вы­бирать­ся из пос­те­ли, но это на­до сде­лать. Сев на краю, он бес­смыс­ленным взгля­дом ос­матри­ва­ет по­меще­ние, ко­торое точ­но бы­ло не та­ким ка­ким он его пом­нит пе­ред сном.

Мед­ленно встав, Петр за­мира­ет на се­кун­ду, а пос­ле смот­рит на свое те­ло и бро­са­ет­ся к зер­ка­лу, как су­мас­шедший ос­матри­вая се­бя. Вы­сокий, мус­ку­лис­тый, сра­зу вид­но для не­го зва­ние ко­ман­ди­ра не прос­то сло­во, но ещё и оп­ре­делен­ные обя­зан­ности, ко­торые он ре­гуляр­но вы­пол­ня­ет. Тем­ные во­лосы уже тро­нуты се­диной, а кое-где есть да­же мор­щинки, од­на­ко это при­да­ёт ему ка­кой-то осо­бен­ный шарм, как по мне. Те­ло все пок­ры­то бе­лесы­ми шра­мами, ко­торые я так ста­ратель­но за­лечи­вала. Кра­сивый. По­том его взгляд пе­рехо­дит на сло­жен­ную мной одеж­ду, что ак­ку­рат­но ле­жит на сту­ле, с ко­торо­го я ус­пе­ваю встать и по­ложить так, как и на­до. За­дер­жавшись на ней па­ру се­кунд, гля­нул на кни­гу, ко­торую я по глу­пос­ти не уб­ра­ла, ста­кан и за­кус­ку, ко­торая спа­сибо мне, умень­ши­лась в ко­личес­тве. По­дой­дя к мес­ту, где я си­дела, взял книж­ку, об­сле­дуя её и чуть скри­вил­ся. Ага, зна­чит та­кая фиг­ня вам не нра­вит­ся. Хи­хи.

— Что за чер­товщи­на? — спра­шива­ет сам у се­бя, за­рыва­ясь паль­ца­ми в во­лосы, ко­торые, по его мне­нию, слиш­ком чис­тые. — Что про­ис­хо­дит? — быс­тро одев­шись и вновь по­дивив­шись то­му, что его оде­жа чис­тая и це­лая, от­прав­ля­ет­ся в сто­ловую. Ес­тес­твен­но, там я то­же ус­пе­ла по­бывать и при­гото­вить что-то сыт­нее и по­лез­ней при­выч­ной ов­сянки, у ко­торой со­вер­шенно нет вку­са. Все рав­но спать тог­да не хо­чет­ся, а зак­ли­нание ста­зиса не за­бира­ет мно­го сил.

— Ко­ман­дир! — под­ле­та­ет к Ген­на­ди­еви­чу его лей­те­нант, смот­ря нем­но­го ди­кими и ис­пу­ган­ны­ми гла­зами. — Все ра­нен­ные и те, что при смер­ти — вы­лече­ны, по­меще­ния чис­ты и в них теп­ло, раз­ру­шен­ные сте­ны вос­ста­нов­ле­ны! — чуть ли не ис­те­ричес­ки про­гова­рива­ет он. Гла­за шаль­ные и он оп­ре­делен­но по­бывал в эпи­цен­тре бой­ни, ко­торая не прош­ла для не­го да­ром. Кон­ту­зия де­ло не шу­точ­ное, мо­жет сде­лать из спо­кой­но­го хо­роше­го че­лове­ка пси­ха-па­рано­ика, ес­ли не при­нять ме­ры. Мо­жет это­го не на­писа­но в учеб­ни­ках, за­то я ви­дела это сво­ими гла­зами. Страш­ная участь.

— Так, ти­хо, ус­по­кой­ся. — пы­та­ет­ся уго­монить пар­ня и при­вес­ти его в чувс­тва, но ис­корки бе­зумия уже блес­тят в гла­зах. Ко­ман­дир то­же это ви­дит, от то­го хва­та­ет пар­ня за пле­чи, на­чиная чуть пот­ря­хивать, что­бы вер­нуть его в преж­нее сос­то­яние по­коя. Тя­жело взды­хаю, под­хо­жу к пар­ню и ле­гонь­ко кос­нувшись его лба, воз­дей­ству­ющая на пси­хику вос­при­ятия и па­мять, при­туп­ляя и де­лая их да­леки­ми, поч­ти за­быты­ми. Знаю, что это пло­хо и неп­ра­виль­но, но я не же­лаю ви­деть стра­дания, хо­чу нем­но­го, но об­легчить их груз. На па­ру ми­нут пар­нишка вы­пада­ет из ре­аль­нос­ти, а по­том взды­ха­ет с об­легче­ни­ем, ус­та­ло прик­ры­ва­ет гла­за и на ли­це по­яв­ля­ет­ся вы­мучен­ная улыб­ка.

— Стран­но, но мне вдруг ста­ло нем­но­го лег­че. Все в по­ряд­ке ко­ман­дир. — муж­чи­на удив­лен и рас­те­рян не­ожи­дан­ной сме­не нас­тро­ения па­рень­ка, но в ду­шу не ле­зет.

— Сно­ва стран­ности? — кри­во ус­ме­ха­ет­ся ко­ман­дир, ог­ля­дывая по­хоро­шев­ших сол­дат. — Что ж, се­год­ня поз­во­лю се­бе от­дых.

Ус­та­ло вы­дыха­ет Пётр, са­дясь на стул и про­тяги­вая ру­ку к ста­кану. Ку­да?! Пе­рех­ва­тываю бу­тыл­ку со стоп­кой, так что она под­ни­ма­ет­ся в воз­дух. Ген­на­ди­евич оша­лело смот­рит на сей дей­ствие, как и все ос­таль­ные, кто был в сто­ловой. Про­терев гла­за и по­няв, что это ему не снит­ся, по­тянул­ся за ста­каном. Ага, счаз! От­ска­киваю в сто­рону, упи­раю ру­ки в бо­ки, что бы­ло и так по­нят­но. Кто-то по­пытал­ся отоб­рать у ме­ня мои сок­ро­вища, но я, под­няв ру­ки вверх от­ча­ян­но ук­ло­ня­юсь от осо­бо ре­тивых. Хэ­хэ, ку­да вам, до ме­ня ве­ликой? Злоб­нень­ко хи­хик­нув, под­хва­тываю пер­вую по­пав­шую та­рел­ку с едой и за­пус­каю в обид­чи­ка. По­падаю точ­но в цель, сде­лав пос­ле это­го по­бед­ный жест.

— Та­аак, а вот это уже вой­на. — и тут на­чина­ет­ся! За­тишье про­пада­ет и нас­ту­па­ет сто­ловая вой­на! Все ки­дат­ся едой, стро­ят бар­ри­кады и кри­чат что-то на пе­ребой, сме­ялись. Всех на­чина­ет от­пускать, слы­шит­ся за­дор­ный смех бой­цов.

— Фух. — вы­дыха­ют сол­да­ты и ко­ман­дир, си­дящие кто на чем, пы­та­ясь от­ды­шать­ся.

— И кто бу­дет уби­рать этот бар­дак? — ин­те­ресу­ет­ся ко­ман­дир, пос­матри­вая на ре­бят, ко­торые мо­мен­таль­но сник­ли, на­чиная пе­рег­ля­дывать­ся, по­нимая, что им при­дёт­ся тут при­водить все в по­рядок. Что ж, лад­но, так и быть при­берусь вмес­то вас. Пос­та­вив цен­ную но­шу на стол, сос­ре­дота­чива­юсь, ста­вя сто­лы, стулья на мес­та очи­щая их от еды, как и одеж­ду слу­живых. На сте­не на­чина­ют прос­ту­пать сло­ва ког­да-то на­писан­ной мной пес­ни: Lonely Feather (Оди­нокое Пё­рыш­ко)

Путь в гла­зах мо­их да­лёк,
Так же, как и не­бос­вод.
В се­рой дым­ке об­ла­ков я ищу те­бя сре­ди снов.
Тенью бро­дишь по зем­ле,
И мо­люсь я в тем­но­те.
Каж­дый раз в ко­лыбе­ли я од­на…

Зак­ру­жилось в тан­це вет­ра пё­рыш­ко из све­та,
На ма­як Заб­лудших так стре­мясь по­пасть.
Воз­не­сёт нас к не­бу ве­ра, так, как я хо­тела.
Пусть не даст ме­лодия упасть.

Яр­кий звёз­дный взор над го­ловой
Ос­ве­ща­ет столь не­лёг­кий путь мой.
Най­ди
И спою тог­да те­бе я пес­ню о люб­ви.

Зав­тра, так же как вче­ра,
Про­дол­жай ис­кать свой путь, как я…

(Haruka Chisuga — Lonely Feather)



Aeru Astal

Отредактировано: 30.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться