Топ-10 женских уловок, или В погоне за сенсацией

Размер шрифта: - +

Глава 14

Я бросила свое полотенце на землю и устроилась на нем по-турецки, сказав Марату:

- Присаживайся, в ногах правды нет.

Он решил не одеваться, так что я то и дело отвлекалась во время своего рассказа.

- О Нахимове я узнала случайно. На встрече одноклассников, когда привычно зашел разговор о том, кто где работает, моя школьная подруга, набравшись, рассказала, что бизнесмены у нас нынче живут не по средствам. Она работает бухгалтером в фирме Олега Петровича. Фирма небольшая и занимается отнюдь не нефтью, а всего лишь установкой окон и дверей, но при этом хозяин отгрохал себе коттедж на Новой Риге, меняет автомобили каждый год и вообще сорит деньгами направо и налево.

- И ты решила, что там что-то нечисто, - сказал Марат утвердительно, усмехнувшись. – Сенсации захотелось?

- Вроде того, - пропустила я сарказм мимо ушей. – Конечно, я не пошла к нему брать интервью, а сразу прошерстила всю информацию в интернете, которой было очень мало. А потом натолкнулась на вакансию секретаря. Подумала и прикинула, что с делопроизводством я должна справиться, а если и выпрут за профнепригодность через день, то хотя бы в компьютере смогу покопаться. Нахимова я не знала как человека, но не прогадала, надев на собеседование юбку до колена, но с вырезом сбоку до середины бедра и расстегнув пару пуговичек на блузке.

- Ты порнухи пересмотрела, что ли? Да и вообще, идиотка, е-мое!

- Эй, хватит обзываться, - возмутилась я.

- Мата Хари на полставки, - тихо сказал Марат.

И чего это он так разнервничался? Суровые времена требуют бесшабашных решений.

- Ну а что он мог мне сделать в офисе? Да и все гладко прошло – меня взяли на испытательный срок. Кофе я делаю обалденный, так что… В общем, я весь день рылась в компьютере, пытаясь найти хоть что-то.

- А ты настолько хорошо разбираешься в бизнесе? Ну, экономика, бухгалтерия, делопроизводство и что там еще.

- Нет, но я сбрасывала на флэшку заказы, накладные, договоры, чтобы потом найти знающего человека для проверки. У журналистов обширные знакомства с людьми разных профессий.

- Особенно, наверное, у таких бойких журналистов, как ты, - снова вставил свои пять Марат. – Сидела бы себе тихонько в редакции, писала о том, как удержать мужика или какие прически стали трендом сезона. Но ты пошла искать приключений на зад, основываясь лишь на словах пьяной одноклассницы.

Я даже не обиделась. Стоило признать, что он отчасти прав.

- Я называю это журналистским чутье. Вот оно как раз не подвело – я сразу поняла, что ты ни черта не художник.

- Мы сейчас не обо мне, продолжай.

- В общем, вроде бы все пошло как по маслу, но мне пришлось задержаться. Мой знакомый, который должен был просмотреть флэшку, укатил с новой подружкой на Бали. Я работала, прислушивалась, терпела вроде бы случайные прикосновения Нахимова к своей заднице, борясь с желанием опустить ему на голову что-нибудь тяжелое – и в итоге мои страдания не прошли даром. Рабочий день уже закончился, и Олег Петрович, видимо, подумал, что я ушла домой, хотя я лишь отлучилась в туалет, чтобы поговорить по телефону. Когда вернулась в приемную, услышала голоса. Нахимов был в кабинете не один. Сняв туфли, я подошла к двери и начала слушать. Чуйка меня не подвела – Олег Петрович каким-то образом участвовал в незаконной поставке антиквариата из-за границы.

- И на чем ты спалилась? – спросил Марат, когда я замолчала.

Вот сейчас он скажет что-нибудь в духе «не надо лезть, если ничего не понимаешь» или «почуяла сенсацию, а о безопасности не подумала».

- Камера наблюдения. Она в приемной совсем незаметная.

- Я еще не понял, как тебя вообще на работу взяли? Паспорт, трудовая…

- Паспорт у знакомой одолжила, - нехотя призналась я, - все равно в отделе кадров никто на фото не смотрит, а трудовую мне склепал на скорую руку… ну, в общем, тоже знакомый.

- Ладно, и почему ты до сих пор не на кладбище или не в инвалидном кресле, если Нахимов тебя раскусил?

- О, я могла там оказаться. На следующий день я оказалась в подвале заброшенного здания где-то в Подмосковье, еще и в наручниках, - вздохнула я. – Просидела там два дня в компании милых хвостатых животных, а на третий пришел Нахимов и предложил договориться. К тому времени он уже знал, кто я и чем занимаюсь. Предложил договориться. Жить-то, конечно, хотелось, вот мы и порешили на том, что я забываю обо всем и больше никогда не суюсь к олегу Петровичу, а он отпускает меня с богом. Я согласилась, но не учла, что Нахимов подстрахуется. На моего главреда надавили, а одна паршивая газетенка написала, что я хотела очернить имя честного бизнесмена, который помогает детским домам, разным фондам и вообще агнец божий. Лучшая защита – нападение. Так что мне пришлось, как ты сказал, на время завязать со своими журналистскими расследованиями и засесть в редакции над статьями, от которых зубы сводило.

Я промолчала, что от Олега Петровича уже получила сегодня предупреждение. Не сказать, что я его боялась, но снова по-идиотски подставляться не хотелось. Надо просто поменьше нам пересекаться и не обращать друг на друга внимания. Я отдыхаю, он отдыхает. Кстати, а отдыхает ли? Так, это не мое дело. Нахимов вряд ли, в отличие от Марата, отличается ангельским терпением, поэтому выходки мои терпеть не станет. А я еще пожить хочу, может, даже замуж выйти, детей родить, написать пару разгромных статей. Но для начала хотя бы окунуться в карельскую водичку.

Поднявшись и сбросив одежду, я шагнула к воде и услышала за спиной:

- Аккуратно, там местами глубоко.

Заботливый какой! Мог бы со мной пойти, раз так волнуется. Но Марат сидел на берегу, жевал травинку, хоть и наблюдал за мной. Через минут двадцать я вышла из воды, и только тогда он поднялся, чтобы набросить полотенце мне на плечи. Вот тут, признаться, я окончательно обалдела. А совсем потеряла дар речи, когда Марат начал вытирать мои плечи, а потом переключился на спину.



Юлия Еленина

Отредактировано: 28.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться