Топ-10 женских уловок, или В погоне за сенсацией

Размер шрифта: - +

Глава 21

Илона

И в номинации «Самое скорбное выражение лица» побеждает Марат. На это даже больно смотреть. Вообще непривычно видеть его таким. Так что я сделала то, что сделала.

Да, я это сказала. Первая. Но – хрень какая-то, честное слово – Марат отреагировал совсем не так, как я ожидала. Наверное, менее удивительными для него были бы слова вроде «давай ты все-таки подумаешь о переезде в Москву» или «давай поженимся», но мое молчание Марата угнетало. Так что я нашла менее болезненный выход.

Все сказала сама. То, что он хотел сказать, но не смог. Наверное, чтобы не обидеть или чтобы не показаться обычным искателем курортных романов.

Но зато всем вокруг больше всех и надо!

Даже Ефимовна, такая умная женщина, и туда же. И вот сейчас мы, как два барана, остались в ее доме, глядя друг на друга. А потом… Нам не понадобились слов. Нас просто бросило друг к другу по всем законам физики. Что там есть? Притяжение? Вот оно и сработало.

Мы были знакомы… Сколько там? Двое, трое суток? А вляпалась я по полной программе. Только Марату об этом знать не обязательно.

Целовались мы настолько увлеченно, что забыли, кажется, обо все на свете. А потом услышали голос Ефимовны:

- Не увлекайтесь под этими травами, а то счастья вам не будет.

Нам и так не будет. Но я все равно подняла голову и начала увлеченно рассматривать высушенные пучки трав.

- Извините, - сказал Марат.

- За что извиняешься? – спросила Ефимовна. – За чувства не извиняются.  Идемте со мной, - добавила она, махнув головой в сторону двери. – Захотите клад – получите его. Но есть вещи и важнее.

Мы вышли из дома, а я с каждым шагом понимала все больше слова Ефимовны. Клад – это азарт, сама идея. Но мне это не надо было. Да, мне было интересно, но интересен был сам поиск, а не результат, который нам сейчас покажут. Может, если бы поиск был чуточку сложнее, то было бы по-другому.

Марат озвучил мои мысли, спросив:

- Тебе это надо?

Нет, мне это к черту не сдалось. Что мне с кладом-то делать? А там еще налоги, процент государству… Или что там платят? Не заниматься же в самом деле незаконной торговлей антиквариатом. Как показывает статистика, это чревато черепно-мозговыми травмами.

- Нет, мне это не надо. Любопытно, конечно, но не надо.

- То есть ты просто хочешь удовлетворить любопытство?

- Ну да, а ты? – спросила я. – Я помню, что приехал ты из любопытства, но интересовала же тебя в первую очередь смерть Валентины. Так неужели сейчас звон злата перевесил?

- Нет, - хмыкнул Марат, ущипнув меня за… в общем, ниже спины. – Просто я встретил одну неугомонную журналистку, которая свернула бы себе давно шею в лесу, если бы не я. Вот и приходится играть в Индиану Джонса.

Мы вошли в лес. Не с той стороны деревни, откуда пришли мы с Маратом, а с другой. Ефимовна бодро шагала, а я, как только деревья обступили нас, потеряла ориентир. Ну, вроде Марат чувствует себя в таких местах как рыба в воде, так что я спокойна.

Ефимовна остановилась возле странно сросшихся берез. Начинались стволы на расстоянии примерно метра друг от друга, а потом срастались, образуя этакий природный треугольник. Такое вообще бывает?

- Вот здесь она начиналась, - сказала Ефимовна. – Змеиная тропа. Название такое не потому, что здесь скопление змей, а потому, что по форме она напоминала змею в движении. Хотя странно, что не прямая, места вполне хватает. Сейчас, конечно, вы этого не увидите, заросло все. Пока еще деревня была жива, так ходили люди.

- И куда она ведет? – задал Марат вполне логичный вопрос.

- На кладбище. Идем дальше?

- А зачем нам туда? – вцепилась я в руку Марата.

Покойники-то меня не пугают, но как-то нет желания идти на старое деревенское кладбище. Тем более в лесу рано темнеет.

- Ну как зачем? – удивилась Ефимовна. – За кладом.

- Эм… может, ну его?

- Не бойся, - шепнул Марат мне на ухо. – Ты же потом сама с ума сойдешь от любопытства.

 Пожалуй, он прав.

- Идем, - уверенно ответила я.

Через метров двести мы оказались на пригорке, с которого открылся вид на… Как бы в моем понимании кладбища выглядят по-другому. Здесь не было оград, крестов, памятников. Просто поросшие травой холмики и камни разных размеров у изголовья.

Ефимовна ловко спустилась с пригорка и, аккуратно ступая, начала ходить мимо могил. Мы шли за ней след в след. Все-таки наступить на кого-то было бы верхом невоспитанности.

Пока мы петляли по кладбищу, я поняла, что камни исполняли роль памятников. Кое-где еще можно было рассмотреть остатки букв и цифр. Где-то они были выведены краской, а кое-где – выгравированы. Ефимовна дошла почти до конца кладбища и остановилась, сказав:



Юлия Еленина

Отредактировано: 28.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться