Топь

Размер шрифта: - +

39.

На стеклянной поверхности хлипкого журнального столика остались намертво приклеившиеся пустые стопки. Велесов удручённо покосился на них и, грозно уставившись на рядового Дьячкова, спросил:

– Ну?

Гавриил, печально подпиравший стену, вздрогнул и качественно изобразил полнейшее отупение. Велесов пнул пустую бутылку из-под виски, отчего та звякнула, столкнувшись со шкафом.

– Я тебя для чего сюда привёл, – зарычал старшина, усаживаясь на жалобно скрипнувший диванчик. Велесов поёрзал, достал из-под себя хрусткий яркий квадратик, признал в нём обёртку от презерватива: – … не для этого, – буркнул он, выкидывая фантик. Дьячков, к неизбывной печали во взгляде которого примешалась какая-то загнанность, шумно выдохнул. – Давай рассказывай, что за дерьмо творилось внизу… а что творилось здесь, я знать не хочу…

Дьячков и до этого подозревал, что рассказчик он так себе. Видимо, подозрение было небеспочвенным, потому что старшина становился мрачнее и мрачнее с каждым неожиданным поворотом истории. Очевидно, стоило заканчивать:

– Ну и короче, всё, – развёл руками Гавриил.

Мрачнее становиться было некуда, но Велесов очень постарался. Судя по всему, он переходил к Разъяснению Ситуации:

– За бочкой он, млять, схоронился… – то есть, повторению избранных цитат из рапорта.

– Ну да…

– Логунову за оружием он, млять, послал… – с добавлением непечатных междометий.

– Совершенно верно.

– А её, млять, смесью из баллона окатило… – что было призвано дать рядовому понять.

– Пуля дура, товарищ командир.

– И тушить себя в озере не очень хорошая, млять, идея, – что рядовой в чём-то сильно не прав. – Потому что эта дрянь себе зубы отращивает.

– Ага.

– Длиной с твою руку, Дьячков?

– Так точно.

– Я тебе вот что скажу. Эти ледяные зубы были максимум с твой хрен, Дьячков. Но ты, херой, просто-напросто зассал. Товарищей расстреливают, баба у тебя за оружием бегает, пока ты за бочками валяешься, – Велесов оторвал стопку от поверхности стола, тоскливо понюхал ярко-фиолетовый сироп на дне. – Но это не самое мутное в твоём докладе, Дьячков. Ты мне лучше спой, почему тебя и Логунову этот Рябов придурошный не застрелил, как остальных, пока вы в озере валандались?

– Я-я-я… я думал над этим, – глубокомысленно заявил Гавриил.

Дверь распахнулась и в помещение, дружелюбно подталкиваемый стволами, весь в корке засохшей крови шагнул Морозов.



Искандера Кондрашова

Отредактировано: 27.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться