Топь

Размер шрифта: - +

50.

– Эй, стажёр.

Фёдор поднял взгляд на избранного депутата от позабытых низов вышки – попадание в рассеянный красноватый свет аварийки того не красило.

– Тут как-то подозрительно пусто, не находишь?

Силин старательно огляделся по сторонам: вокруг вышки стояла почти осязаемая темнота, а где-то внутри уровня, мимо которого они поднимались, теплился отблеск искусственного освещения.

Лифтом решили не пользоваться, и Фёдор поднимался третьим. Первыми шли сапёры, а замыкала отряд троица прирождённых охранников – Силин окрестил их так за особую смесь во взгляде подозрений относительно чистоты его, Фёдора, намерений, вместе с холодным безразличием относительно его, Фёдора, судьбы, если какие-либо из подозрений вдруг подтвердятся.

– Ну, так п-первый и второй уровни, вроде, решено было покинуть, потому как не хватает живой силы для их удержания.

Сапёр иронически скривился:

– А это уже четвёртый. И никого на стрёме у лестничных пролётов. Макар, Ярыч, проверьте, – бросил он замыкающим отряд бугаям. – А ты, Женёк, таблом не щёлкай и прикрывай тылы, – это уже относилось к белобрысому, рассеянно уставившемуся на лампочку аварийки, – да не свои, а общественные!.. Вот я и думаю, – сказал он, когда лестница перестала ходить ходуном от топота ног, – а что, если хорошие идеи приходят в некоторые головы одновременно?

Фёдор тщательно проанализировал выражения лиц собеседников.

– Нет, я предупредил только вас, – старательно наврал он.

Не иначе, как происками недоброго фатума стало то, что рация на поясе Фёдора не придумала времени лучше, чем зашебуршить, а Гавриил на том конце связи не придумал ничего лучше, чем спросить: «Ну, что, время? Нам выдвигаться?»

Фёдор молчал, растерянно взяв в руки рацию. Размышления о том, есть ли шанс выжить, если тебя сбросят с высоты двадцати метров, перемежались с самовнушением, что он слишком им нужен, чтобы его убрать.

«Федя? Федя, твою мать, ты там сдох или оглох?»

Сапёр благостно покивал, а его напарник очень выразительно чиркнул большим пальцем себе по горлу.

«Федя?»

– Нет, – просипел Силин. Подпевала комвзвода театрально прочистил пальцем ухо. – Нет, ещё рано, – стажёр повысил голос. – Я предупрежу. Отбой, – он молча вложил чёрную коробочку в протянутую руку сапёра.

Тот безмятежно покивал. Замыкающие вернулись через пару минут. Кто-то из них (возможно, Макар, но Фёдор их не различал), буркнул: «Двое мёртвых девок».

– Огнестрел?

– Задушены.

Комвзвод повторил это своё иронически-удивлённое движение бровью, от которого Силин начинал звереть.

– Кому-то пришло в голову избавиться от балласта? Стажёр, это случайно не твой маньяк?

– Триединый, конечно, нет! Я могу вытащить отсюда всех, нам не надо будет никого кидать, достаточно убедить Джеретто.

Сапёр с напарником переглянулись.

– Ты прав, стажёр. Нелюдь опасней этого придурка, кем бы он ни был. Вперёд.

Стараясь отрешиться от ненавязчивых подталкиваний прикладом по почкам и считая ступеньки, стажёр Силин грустно размышлял, почему его никто никогда не слушает.



Искандера Кондрашова

Отредактировано: 27.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться