Тополиная метель

Размер шрифта: - +

Тополиная метель

Тополиная метель

Саша училась в театральном институте. Жила в студенческом общежитии в комнате на двоих: вместе с однокурсницей, веселой бесшабашной девчонкой по имени Ева. Вообще-то никакой Евы не было, имелась студентка Евдокия Сапогова, которая считала, что родители ее назвали неправильно, и имя Ева ей подходит больше, чем то, которое дали при рождении.

— Тебе хорошо, — говорила она подруге. — Чертовски красиво звучит: Александра Любавина… Прямо, хоть сейчас на киноафишу… А мне всякие выкрутасы придумывать приходится. Фамилия Еву тоже не устраивала, и выбросив из нее вторую букву, вместо Сапоговой она стала Споговой.

Несмотря на разные характеры и неодинаковое отношение к возникающим жизненным ситуациям, совместное проживание в одной комнате девушек сблизило, их даже можно было назвать подругами.

Веселая студенческая жизнь текла… Нет, не текла, а бурлила по проложенному многими поколениями руслу. Все было примерно так, как поется в известной песне: «Студент бывает весел от сессии до сессии, а сессия всего два раза в год».

Но экзамены Саша всегда сдавала на высший балл, хотя и не все легко ей давалось. «Талант и тренировка – это два множителя. Если талант безгранично мал, то усердие должно быть огромным», — часто говорил ее любимый преподаватель. У Саши в равной мере было и то, и другое. Но она видела, что красивых и талантливых в институте немало, и от этого становилось немного страшновато за свою дальнейшую судьбу. Поэтому учеба у нее всегда была на первом месте.

* * *

В городе бушевала тополиная метель. Студенты высыпали на улицу, сдав последний экзамен. Впереди их ждало лето. И теперь большинство думало о том, как бы лучше, веселее провести его. После экзаменов хотелось забыть об учебниках и конспектах и, вздохнув полной грудью, начать, наконец, отдыхать и развлекаться. Кто-то мечтал поехать автостопом на море в Сочи, Крым, кто-то домой в родные края.

А Саша думала о том, как и где устроиться на работу. Ей позарез нужны были деньги на лекарства для бабушки, единственного родного человека. Саша часто писала ей письма и тут же получала ответы, а иногда бабушка даже немного денег присылала внучке. Пока здоровье позволяло. Но сейчас она была очень больна, и требовались деньги на дорогие лекарства.

Сашиной подруге Еве деньги тоже были нужны. Правда, по самой банальной причине — она очень любила их тратить. Так что планы на лето у подруг были одинаковые.

Уже не первый день перебирали они возможные варианты трудоустройства.

Работа непыльная, — говорила Ева, смахивая с лица тополиные пушинки. — Будем с тобой раздавать подарочные наборы стирального порошка. Идет? — Она вопросительно посмотрела на подругу. — Нет, лучше наборы гигиенических прокладок. Заодно и себя можно будет обеспечить этим регулярно нужным и весьма дорогостоящим товаром. — Ева с хитринкой взглянула на подругу и хихикнула. Саше ее идея не понравилась.

— Я бы лучше дворником поработала, — сказала она. — Но кто возьмет студентку театрального института в дворники?

— Никто, — резко и категорично, проговорила Ева. — Эти рабочие места давно уже забронированы таджиками и узбеками.

— Можно уборщицей или нянечкой в детский садик. Там всегда вакансия, — продолжила Саша.

— Платят очень мало, потому и вакансия,— сказала подруга. И поморщившись, добавила:

— Ненавижу деньги, особенно, когда их нет.

Вообще-то Еве ну, совершенно не хотелось работать, тем более дворником или нянечкой в детском саду, но деньги были нужны. Ох, как нужны были деньги! Она мечтала обновить свой гардероб, купить хорошую косметику и самую модную сумку. «Крути, крути мозгами, — мысленно приказывала себе Ева.

— В такой солнечный теплый день хорошо поехать на природу или, хотя бы в парке погулять, а не махать метлой и не опорожнять детские горшки, — проговорила она с раздражением.

И тут ей в голову пришла идея.

— Ты хорошо знаешь английский? Разговаривать умеешь? Сможешь понять, если тебя о чем-то спросят?

— Смогу, — ответила Саша. — Но я лучше знаю немецкий.

— Отлично! — воскликнула Ева. Я придумала престижную работу. Пойдем на Новодевичье кладбище. И станем там отлавливать иностранцев. Я буду улыбаться им, а ты заговоришь на английском, расскажешь о том, кто похоронен в могиле, мимо которой мы проходим. И затем предложишь свои услуги гида.

— А ты что будешь делать? — спросила Саша.

— Ну, я с тобой буду рядом, чтоб чего не случилось. Вдвоем, ведь безопаснее.

— Нет, — сказала Саша. — Это мне не подходит.

— Ну, тогда можно попробовать устроиться секретаршей или девушкой по вызову.

— Замолчи! — сердито сказала Саша.

— Ой! Ой, какие мы гордые! А на какие шиши ты собираешься свою бабушку лечить? — крикнула Ева, присоединяясь к веселой компании однокурсников, спешивших в кафе отмечать сдачу экзаменов.

Саша вместе с ними не пошла. Ей нужно было зарабатывать деньги, а не тратить последние на посиделки в кафе. И мысли об этом крутились в голове, как назойливые тополиные пушинки.

Вообще-то они с Евой уже второй год подрабатывали по специальности: в массовках в театре, на киностудии при съемке фильмов и всевозможных сериалов. Это были небольшие, но очень нужные деньги. На одну стипендию, вообще, прожить было невозможно.

Саша шла задумавшись. Белые пушинки прилипали к лицу, рукам, платью. На обочинах тротуаров, привлекая к себе взгляды прохожих, лежали горки белоснежной «ваты». Остановилась, нагнулась, взяла тонкие, шелковистые волокна в руки. Вспомнилось детство, друзья и игры, связанные с тополиным пухом: как делали смешных зверьков, мастерили «зажигательные бомбы», приделывали друг другу симпатичные бородки и усы. И от этих воспоминаний на душе стало светлее и легче.



Валентина Лада

Отредактировано: 22.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться