Торт от надоедливого соседа

Размер шрифта: - +

5

- Рожков, твою ж мать, ты чего трубку не берешь? Где этот страшно недоступный абонент? – в комнату ввалились два абсолютно одинаковых круглолицых, плотно-сшитых амбала.

Близнецы – две большие громогласные горы с крупными носами, такими же крупными мясистыми ушами, шеями, руками и уже намечающимися животами. Та гора, что побольше, зашумела на Олега:

- Глядите, сидит он, пельмешки жрет! Там Леха уже столик застолбил, а этот вместо того, чтоб…, - тут он, наконец, заметил меня, тихо вжавшуюся в стену. – Оба-на, русалка! – гора глупо заулыбался.

Дело в том, что я распустила волосы (ну, чтобы не давать повода Олегу лишний раз припоминать мои «красивые» ушки) и из вежливости сняла в прихожей тапочки, в которых шастала по подъезду, и теперь сидела босая, сверкая белыми пятками.

- Артем, - гора протянул мне руку, - а это брат мой Антоха.

- Василиса, - пожала я большую ладонь.

- Ого, да тут точно сказка. А мы еще думаем, что за ерунда с Олегой: то он после перелета не отошел, то у него голова разболелась, то животом мается болезный наш. А он тут русалок на пельмени ловит.

- Ну хватит уже стебаться, - покраснел Олег.

- Василиса, - подал голос Антон, также как брат широко улыбаясь, - вы же отпустите своего парня с нами ненадолго в спорт-бар, Реал Мадрид играет.

- Конечно-конечно, - я стала подниматься, чтобы уйти.

- Сидеть! - прикрикнул на меня Олег. – Парни, на два слова.

Он сгреб в охапку обоих здоровяков и потащил в прихожую.

- Пацаны, вы что ох…- долетело гневное ругательство.

«Мало того, что орет, так еще и матерщинник!»

- А чего такого? Она же у тебя живет, придешь ночью, все успеете, - хохотнул кто-то из братьев.

- Темыч, валите.

- Ладно, дай хоть с Василисой попрощаемся.

- Нечего с ней прощаться, идите уже, - щелкнул замок.

- Ой, подождите, мальчики! – сорвалась я с места, хватая коробку с «Наполеоном». – Это вам, - протянула я торт Артему, - компенсация за Олега.

- Не весь! – перехватил коробку Солический. – Сейчас кусок отрежу, остальное забирайте.

Он унес торт обратно в комнату.

- Мировой парень, правильно выбрала, - подмигнул мне Артемка. – В субботу хоккей, наши играют, мы билеты уже купили, очень дорогие. Ты уж отпусти Олегу на матч.

- Так я и сегодня отпускала, он сам не идет, - пожала я плечами.

Олег вынес отощавшего «Наполеона».

- Классная девчонка, - похлопали братья моего соседа по плечу и скрылись с тортиком за дверью.

- Ох, Васька, спасибо, что подыграла, - Олег стер со лба воображаемый пот. – Боялся, упираться станешь, мол, он мне не парень, сосед. Тогда бы точно в бар утащили.

- А что плохого в баре? – хмуро улыбнулась я. – Ты алкоголик завязанный?

- С ума сошла, нет, конечно. Ты видела этих шкафов, и Леха такой же. Пиво ведрами могут в себя заливать и хоть бы хны, а у меня такое похмелье потом, голова лопается.

«Так вот он зачем меня на пельмени позвал, чтобы от дружков отделаться», - я как-то подрасстроилась, ну так, самую малость.

- Я тоже пойду, у меня завтра экзамен, - стала ногой нащупывать свои тапки.

- Ну, уж нет. Пока торт не съешь, не выйдешь, - Олег скрестил руки на груди, загораживая проход. – Видел я, какими влюбленными глазами ты на этого Наполеона смотрела. Если бы на меня так девушка глянула, я бы по потолку от радости бегал.

- Ну если только малюсенький кусочек. – замялась я.

- Так там и остался маленький кусочек, щедрая ты наша.

Маленький кусочек оказался огромным кусищем. Я разрезала его на пополам:

- Ты тоже отдувайся, - сунула я Олегу под нос тарелку.

Солический принялся мучить свой кусок, а мой голубчик как-то сам собой пошел: тесто слоеное такое тоненькое мягонькое, крем нежный, во рту тает. Ну, как тут не есть.

– А ты матом ругаешься? – вспомнила я разговор в прихожей.

- Я? Да ну нет… никогда… иногда, но редко… очень редко. А что я ругался? И что я сказал?

- Я вот матом не ругаюсь, поэтому не могу тебе передать, что ты сказал.

Последняя крошка исчезла с тарелки, и вправду маловато. Олег пододвинул ко мне свой кусок, я начала невольно соскабливать крем и оттуда.

- Да ешь уже и мой. Чего ты там скребешься? Значит, парень тебе не нужен, и муж тоже.

«Опять завел эту песню!»

Я набила рот тортом, чтобы не отвечать. Видишь, жую, чего пристал?

- Но одной ведь скучно. Вот и тортик не с кем покушать.



Луковская Татьяна Владимировна

Отредактировано: 21.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться