Тортик

Размер шрифта: - +

Тортик

Тусклое солнце стояло высоко, и несмотря на то, что лучи с трудом пробивались сквозь плотные рыжевато-серые облака, нещадно нагревало и иссушивало округу. Горячий ветер поднял пыль и мелкий мусор, завертел его и отбросил к другому краю рассохшейся от жары дороги.

Одиноко бредущая вдоль обочины девочка зло пнула пустую пластиковую бутылку, которая угодила в кучу какого-то тряпья и обрывков бумаги. На торчащие оттуда тощие ноги Лика не обратила никакого внимания. Жирные мухи облепили покрытую болячками и ранами, мертвую кожу, роились и нетерпеливо гудели, словно на них установили сотни маленьких моторчиков. Зрелище отвратительное, но не для Лики, несмотря на ее всего лишь 13 лет. До дома оставалось порядка мили — и не такого можно насмотреться. Удушливый смрад разлагающейся рядом плоти заставил Лику поморщиться.

Маясь от духоты, девочка задрала голову и с унынием поглядела на светлое круглое пятно, которое на самом деле являлось солнцем. Она скучала по нему. Его яркий, незамутненный свет теперь был редкостью: как сейчас, так и прежде, на фоне бесконечной череды дождей в мокрый сезон, да и в жуткую зимнюю стужу тоже. Правда, тогда она в радостью бежала к себе, в свою теплую сухую комнатку, а вот сейчас идти домой не хотелось. Совсем. Абсолютно. Совершенно.

Лика присела на край расколотого бордюрного камня, стараясь максимально оттянуть момент возвращения. У нее было еще несколько часов, а потом начнет темнеть и ей придется-таки пойти домой.

Она оглянулась по сторонам. Улица была пустынна. Около полудня небоскребы почти не отбрасывают тени, и укрыться негде. На стенах - застарелые следы шрапнели и выпущенных снарядов. Ее одноклассники уже разбежались по домам, там их с нетерпением ждали родственники. Ну да, сегодня знаменательный день! Учеба закончилась! Почти что день рождения. Вот только веселым и радостным он отнюдь не был.

Девочка посидела еще немного, потом неловко поднялась, отряхнула юбку и, шаркая ботинками, медленно двинулась дальше, по направлению к высокому зданию в конце улицы. Там, на 14 этаже, в огромном, как улей, доме, обитала ее немногочисленная семья: мама с папой и маленький братик.

Лямки рюкзака сильно натерли плечи, болела спина. Внезапно свет прорвался сквозь мутную пелену неба и отразился от уцелевших стекол. Его узкий конус упал на толстенный, изуродованный вмятинами и зарубками экран. Этот бронированный экран возник относительно недавно. На нем в основном отображались разного рода объявления, воззвания, обращения и другая подобная ерунда.

Оружие постепенно изъяли еще в период послекризисных чисток, хулиганов стало за последние годы на порядок меньше. Вот раньше монитор неоднократно пытались снести, пару раз даже умудрялись пробить трехсантиметровое стекло. Но на следующий день он, как ни в чем не бывало, появлялся вновь — новенький и чистенький, будто только с завода. А виной тому государственные объявления, точнее, острая необходимость в том, чтобы люди их читали. Так власти обращались к своим гражданам, вовремя донося до них всю важную информацию.

Система оповещения и коммуникаций рухнула десять лет назад, во время Великого Кризиса, и с тех пор ничто уже не могло ее оживить. В городе было очень мало объектов, которые поддерживали связь с муниципалитетом, и дом Лики был из их числа. Она подошла ближе, безучастно уставилась в пыльный монитор и стала читать. Объявления, реклама, снова объявления, просьбы о помощи... У их соседей, Блейков, видать, дела совсем плохи — выставили на продажу последние органы. Это уже серьезный сигнал. Их ждет незаурядная участь: можно угодить в каннибальские списки. А вот, кстати, и сами списки.

Из шести адресов и фамилий, опубликованных вчера, не зачеркнуты только две записи. Лика их отлично знала. Попасть в такой список несложно — достаточно действовать не по правилам, нарушать установленный порядок, иди против властей, ну и еще в нескольких случаях. Семья Лики, к счастью, не могла оказаться в этом списке по той простой причине, что Лика великолепно училась.

Как связаны два этих факта? Связь незамысловатая: в Кризис не просто рухнула инфраструктура их города или страны, умерло всё. На десятилетия человечество оказалось заложником ситуации, которую само и породило — глобальной, цепной, непрерывной, непрекращающейся катастрофы. Скорее всего, безвыходное положение, в конце концов, привело бы к вырождению нации, однако этого не случилось. Лучшие умы планеты в купе с остатками мощнейшего искусственного интеллекта отыскали выход.

Новый порядок базировался на следующем: главной надеждой человечества стали дети, новое, молодое поколение. К сожалению, большинство рождалось слабым, больным. В связи с нехваткой ресурсов пока запрещалось иметь более двух здоровых детей. Для них и их семей был установлен жёсткий отбор. С первого класса вся семья ученика получала специальный паек от государства. В него входили продукты питания, медикаменты, одежда, аккумуляторы и еще много чего. Например, в отличие от других семей, семьям школьников дозволялось иметь обоих родителей людей, а не одного человека и одного андроида. Можно сказать, дети ни в чем не нуждались, получая не только качественную еду и воду, но и достаточные порции нанитов для поддержания здоровья каждого члена семьи. Фактически, ученик — это курица, несущая золотые яйца. Естественно, школьники находились под защитой государства, их никто и пальцем не мог тронуть. Однако, было одно НО. Оно, собственно, и заставляло крутиться Лику рядом с домом и не заходить внутрь.

Так миновало два часа и наступил момент, когда нужно было покинуть улицу, находиться снаружи становилось опасно. Мимо прожужжал боевой дрон. Он ненадолго завис над Ликой, просканировал зашитый глубоко под кожей чип биопаспорта и полетел дальше.



Евгений Марков

Отредактировано: 24.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться