Тору: Путь в Коссхоэн

Размер шрифта: - +

Глава девятая. Трудности взаимопонимания.

Юный послушник представился Лошеком. Он, так же как и Тору воспитывался в приюте, но только не в захолустном городке Бор, а при храме Фаргелия-Просветителя, что находился всего в нескольких днях пути от столицы. С детских лет Лошек грезил когда-нибудь войти в ряды Сынов Единого – святого воинства состоящего на службе у церкви, но со временем стало совершенно понятно, что ни особой доблестью, ни твердостью и непреклонностью духа мальчик, увы, не обладал. Слишком мягок и добросердечен он был для того, чтобы стать карающей дланью Единого – борцом с ересью и богопротивным колдовством, ростки которого нет-нет, да и всходили в благодатной почве Королевства. 
Тогда Лошек избрал для себя иной путь. Со всей своей юношеской страстью и рвением молодой послушник вознамерился нести просветление, в темные души закостенелых грешников, прибегнув к помощи проповедей, чтобы каждый мог услышать слово Его и ступить на стезю искупления.  
Заручившись поддержкой и благословением отца-настоятеля, Лошек, прихватив с собой лишь старенький молитвослов да краюху ржаного хлеба, отправился в свое странствие, намереваясь обойти даже самые отдаленные уголки Королевства. Но вот незадача – душеспасительная миссия его бесславно закончилась, едва успев начаться: он был схвачен разбойниками и едва не продан в рабство к халийцам. 
Тору казалось, что Лошек так и не осознал до конца, какой опасности подвергся и чем бы для него все закончились, если бы не своевременная помощь Сэй. Мальчик не без оснований подозревал, что для послушника вся эта ситуация стала не предупреждением, но неким божественным знаком свыше, и никаких ценных уроков он для себя из этого не вынес. Лошек все так же был преисполнен решимости двигаться дальше охотясь на души заблудших и оступившихся и никакие грядущие опасности и возможные лишения его не страшили. 
Как и опасался Тору, первой "душой", которую во что бы то ни стало, вознамерился спасти Лошек, стала именно Сэй. Удивительно, но юноша ни словом не обмолвился о тех странностях, которые ему довелось увидеть на поляне. Тору был уверен – послушник не мог не понимать, что обычному человеку сотворить то, что сотворила Сэй попросту не под силу, но почему тогда он вел себя так спокойно? Не кричал о богопротивных колдунах, не грозился донести на них Сынам Единого? Вместо этого, Лошек продолжал идти рядом с Тору, время от времени пытаясь завести с Сэй душеспасительные беседы, на которые, впрочем, она до сих пор благополучно отмалчивалась, обращая на послушника внимания не больше, чем на жужжащую над ухом мошкару. Тору очень надеялся, что Лошеку надоест донимать Сэй раньше, чем та все-таки выйдет из себя. 
Когда они, наконец, остановились на привал, Тору поделился с Лошеком колбасой и хлебом. Правда, от колбасы юноша поначалу гордо отказывался, уверяя, что ему будет вполне достаточно и черствого сухарика, но голодные глаза его говорили об обратном, да и, учуяв ароматный копченый запах, парень так жадно сглотнул, что продолжать дальнейший спор было бессмысленно. 
- Послушай, Сэй, - дожевав свою порцию, обратился к девушке Тору, - мы уже так долго идем, а к дороге почему-то до сих пор так и не вышли. Мы случайно не заблудились? 
В ответ, Сэй одарила его таким насмешливым взглядом, что мальчик понял, что спросил какую-то несусветную глупость. 
"Ну да, наверное, в пустой комнате заблудиться легче, чем в компании живого источника" – подумал Тору, однако, ему все еще хотелось получить объяснения:
- Ну, так что, Сэй? Когда мы выберемся к дороге?
- Мы уже несколько часов следуем вдоль нее, - Как ни в чем не бывало, ответила девушка, изящным движением перекидывая через плечо свою серую косу. 
- Что?! – удивился Тору, и даже Лошек, пристроившийся неподалеку со своим молитвословом, поднял на них удивленный взгляд. – И почему ты молчала? Зачем нам пробираться через лес, если…
- Я слышала, о чем говорили те неприятные люди, - резко перебила его Сэй. – По этой дороге скоро повезут клетки с другими людьми. Нам не к чему привлекать их внимание. 
- И что, мы вот так просто пройдем мимо и даже не попытаемся их спасти? – возмутился мальчик, который опасался того, что и в этом году господин Ригман посетил приют при храме Химона-Заступника и заберет от туда несколько сирот, чтобы продать их халийцам. Да и остальных бедолаг, проданных работорговцам, было жаль – не заслужили они подобной участи. 
- Тору прав. – Произнес Лошек, и проникновенно добавил: - Наш святой долг помочь страждущим в трудный час. 
- Ну что ж, дерзайте, – Заявила Сэй, привалившись спиной к дереву и закинув ногу за ногу. Она притворно зевнула и лениво махнула рукой в сторону: - Дорога вон там, думаю, за полчаса доберетесь. 
- Но… но как же. – Неуверенно произнес совершенно сбитый с толку Тору. Ему почему-то казалось, что Сэй и в этот раз не откажет в просьбе, но похоже у живого источника на этот счет имелось другое мнение. Что еще сказать мальчик не знал. 
Зато слова нашлись у Лошека. Наставительно подняв указательный палец вверх, он изрек:
- Лишь благие помыслы и деяния происходящие из самого сердца, способны очистить душу от сорных ростков зла! Лишь… 
- Прекрасно! – раздраженно оборвала его явно едва начавшуюся речь, Сэй, и Тору заметил, как на мгновение полыхнул в ее глазах синий отблеск таившейся в ней магии, - Идите, спасайте ваши души – держать не буду. 
- А вот и пойдем!  - сердито воскликнул Тору, с гордым видом поднимаясь на ноги, - А ты можешь оставаться тут, или возвращаться в башню. Я-то думал, что ты мне друг, а ты… 
От обиды у него перехватило горло. Лошек тоже поднялся с травы и участливо похлопал мальчика по плечу, выражая тем самым свою молчаливую поддержку.
Уже покидая место их стоянки, он услышал донесшийся в спину голос Сэй:
- Не думала, что друзей принято использовать.  
  
   



Виктория Ковалева

Отредактировано: 10.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться