Тоскана, нарисованная вином

Размер шрифта: - +

Глава 22

Мы полдня возились с Фабрицио с собранным виноградом. Когда я явился в погреб, он монтировал какой-то занимательный агрегат. На мой вопрос о его назначении, Фабрицио не преминул меня подколоть.

– Это чтобы давить виноград. Или ты думаешь, мы по старинке свалим его в бочку, взгромоздимся сверху и устроим подвижные танцы до тех пор, пока не превратим все ягоды в виноградное сусло? – хмыкнул Фабрицио. – Нет, я слишком стар для танцев, потому воспользуемся помощью современной техники.

Современная техника – это нечто вроде бочки, в которую Фабрицио уже вывалил часть раздавленного и измельченного белого винограда. Сверху он укладывал деревянные брусочки, когда я пришел помогать. Потом попросил меня покрепче закрутить большой чугунный винт. Это и был пресс. Из краника внизу бочки резво лилась мутная жидкость.

– По мере наполнения будем менять ведра, а пока пойдем давить следующую партию, – позвал он меня к другому сооружению: воронке, в которую мы высыпали виноград, а потом крутили маховик, в результате чего виноград давился и немного измельчался, собираясь в контейнер, стоящий под воронкой.

Таким образом, мы несколько часов отжимали собранный вчера виноград, оттаскивали наполненные суслом ведра и подставляли новые. У меня голова шла кругом, но процесс неимоверно затягивал. Может быть, потому что для меня это было в новинку, но пока эта совсем не творческая работа увлекала.

Однако я решил исследовать рынок оборудования для производства вина. Если существует «деликатный» трактор для сбора винограда, неужели не придумали какие-то более модернизированные прессы? Вопрос, конечно, в цене, но я пока вложил во все это дело только деньги, перечисленные кинокомпанией. А у меня имелись немалые резервы, которые я намеревался вложить в виноградники.

Мы уже обговорили с Фабрицио его заработную плату и прочие необходимые расходы. Он запросил действительно немного. По крайней мере, зная наши миланские зарплаты обычных продавцов, я рассчитывал совсем на другие суммы. Поэтому с учетом статистики продаж моих книг, которые за последние полгода равномерно увеличивались, я вполне мог платить ему чуть больше за все то, что он для меня делает. Точнее ему и его жене. Что касается остальных расходов, то нам нужно будет нанять двух помощников на пару месяцев, купить новые растения, потому что некоторые старые попортились, а также закупить удобрения и что-то еще, чего я не запомнил. Фабрицио мне даже смету приблизительных расходов предоставил, и выглядела она вполне приемлемо.

– Кстати, ты в курсе, что скоро зима? – неожиданно спросил меня Фабрицио между делом.

– Еще даже осень не вступила в свои владения, – скептически откомментировал я.

– Это, конечно, факт, но запасать дрова нужно с лета.

Я уставился на Фабрицио, как на пришельца с другой планеты.

– Дрова? – переспросил я.

– Да, дрова. А как ты собираешься иначе дом отапливать? Нет, ну конечно, есть вариант купить электрические обогреватели, но тогда ты потратишь кучу денег на обогрев всего дома, а тебе надо экономить, – усмехнулся Фабрицио. – Если что – я знаю, где закупал предыдущий хозяин дрова и в каком количестве. Можем съездить туда, я позвоню и договорюсь.

– А хранить их где? – спросил я растерянно.

– Под навесом. Они еще сохнуть будут. Ты, главное, не затягивай, – поучительно изрек Фабрицио.

– Спасибо… Что бы я без тебя делал, не представляю! – искренне поблагодарил я своего виноградаря.

– Кстати, Армандо, я хотел сказать насчет Джойи. Будь с ней построже. Она ведет себя, словно дитя малое. Увязалась сегодня за нами…

– Да брось, Фабрицио, – отмахнулся я. Но вдруг меня осенило: – Слушай! Кажется, я наконец понял, почему ты поругался с Доменико! Из-за Джойи?

Фабрицио остолбенело уставился на меня.

– Что тебе об этом известно?

– Что у Джойи с Массимо роман, а Доменико против.

– Эххх… – вздохнул Фабрицио. – Век бы не видать этого Доменико. Угораздило же Джойю влюбиться в его сына! – размахивал он руками. – Нет, Массимо-то парень отличный, но он еще хлебнет от своего отца. Этот тиран ему прохода не дает. А я не знаю, как мою рыжую бестию отвадить от Массимо. Доменико запретил им встречаться, а недавно опять их где-то застукал. Пришел мне угрожать. Мол, если я свою девицу не запру где-нибудь, чтобы она оставила в покое его сына, он меня уволит. Я и ждать не стал: сам уволился, – гневно ворчал Фабрицио.

Нда… Доменико, конечно, тот еще деспот.

– Объясни мне, почему она его так раздражает? – решил я выслушать другую версию событий. Только Фабрицио сказал то же, что и Джойя.

– Не пара она его сыну, видите ли! Без роду, без денег, без дома. Хочет очаровать наивного паренька и прибрать к рукам его богатство! – сделал Фабрицио широкий характерный жест. – Кому сдалось его богатство! – мрачно сдвинул он брови на переносице, и даже бородка гневно затряслась.

– Что значит «без роду»? У нее разве нет родителей?

– А… – махнул Фабрицио рукой. – Это внучка моего старого друга-соседа, который давно умер. Сынок его непутевый нагулял ее с какой-то рыжей немкой в восемнадцать лет. Конечно, не нужна им была такая радость в восемнадцать лет. Все на деда скидывали. Ну, моя сердобольная женушка и взялась помогать, в итоге весь день с ней и сидела. А эти красавцы потом и сгинули в свою Германию, а девчонку деду оставили. Дед-то больной был да одинокий, потому, считай, оставили они ее нам. Деньги на содержание слали исправно, но только до ее совершеннолетия. Потом посчитали, что не нужно больше, сама заработает. Сюда ни разу не приезжали. К ним Джойя как-то ездила, но вернулась вся поникшая, несчастная. Говорит, просидела там месяц одна-одинешенька… С тех пор больше не ездила. Хотя они приглашали, звали к себе. Она сама отказывалась. А я – так вообще с ними не контактировал больше. Приедут – выгоню обоих метлой! – гневно сжал он кулаки. – Это как же можно к детям родным так относиться?!



Кэтти Спини

Отредактировано: 18.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться