Тоскана, нарисованная вином

Размер шрифта: - +

Глава 23

Завершив разговор с Фабьяной, я задумался. Интересные все-таки сложились у нас с ней отношения. Не совсем деловые. Смешно, конечно, но я чувствовал необъяснимое родство душ с адвокатессой. У меня вообще возникло острое желание остаться с ней друзьями. Я давно хотел перейти на «ты», но пока не позволяли обстоятельства. Может быть, потом мы все же сумеем убрать все эти формальности и стать ближе… Я бы очень хотел.

Перепалка, доносящаяся со стороны ворот, отвлекла меня от раздумий, но пока я прислушивался, зазвонил телефон.

– Чао, Джойя! – ответил я.

– Армандо, ты можешь выйти срочно за ворота?! – возбужденно заговорила она.

Мадонна, что она натворила?!

– Конечно, сейчас приду! – ответил я и стремительно направился к калитке. Там стояли Джойя и Массимо на мопеде.

– Чао, Массимо, – удивленно поприветствовал я.

– Чао, – смутился парень.

– Армандо! Я приглашаю его зайти к нам, а он противится! Говорит… – быстро тарахтела Джойя.

– Джойя, прекрати! – покраснел Массимо.

– Входи, Массимо, – спокойно произнес я. – Какие проблемы?

– Вот и я ему говорю, что ты чудесный! И совсем не будешь против! Наоборот, у нас наконец-то будет место для свиданий! Мы ведь можем проводить время в твоем саду или гостиной? – невинными глазами посмотрела на меня Джойя.

– Разумеется, – улыбнулся я. Не думаю, что они смогут мне сильно помешать или утомить. У меня такие большие владения, что в случае необходимости можно уйти в другой конец дома или сада. Или призвать молодежь к тишине.

Массимо нерешительно смотрел на меня. Он уже был взрослым двадцатипятилетним мужчиной с черной бородой, а в тот момент напоминал неуверенного в себе подростка. Для убедительности я распахнул ворота, предлагая Массимо вкатить свой мопед.

– Пойду и посмотрю, напекла ли бабушка что-нибудь вкусное, – впорхнула Джойя в образовавшуюся щель.

Массимо не двигался.

– Я могу и письменное приглашение, конечно, написать… – начал я.

– Брось, Армандо! Я чувствую себя, как дурак.

– Почему это?

– Не знаю, – буркнул Массимо.

– Ладно, приглашаю тебя на кофе. Мне, кстати, давно надо с тобой поговорить.

– О чем? – напрягся он. – Если ты тоже собрался мне промывать голову про Джойю, я не пойду.

 – А что там промывать? Разве Джойя тебе ее засоряет?

– Мой отец так считает. И кстати, я по-прежнему не хочу, чтобы ты рассказывал моему отцу о том, что видишь. Да, мы с Джойей встречаемся и будем встречаться! – сказал он твердо. Это мне в нем очень понравилось.

– Рад за Джойю. Войди уже, наконец, солнце жарит, спрячемся в тень, – шире распахнул я ворота.

Массимо сдался, хотя по-прежнему явно сомневался в правильности своих шагов.

– Я уже варю кофе, – показалась в распахнутом кухонном окне рыжая голова. – Скоро будет готов!

– Послушай, Массимо, – остановил я его. – Во-первых, можешь считать мой дом тайным местом встречи. Я вас сдавать не буду. Во-вторых, Джойя сказала, что ты пишешь.

Массимо чуть не лишился чувств. У него в самом деле лицо побледнело.

– Я же просил ее никому никогда ни слова не говорить! – возмутился он.

– Она ведь не кому-нибудь, а мне сказала, – возразил я.

– Если отец узнает, он меня выгонит…

Как же Доменико его запугал, мамма мия! Массимо похож на зайца, у норы которого сидит голодная лиса.

– От меня он не узнает, – заверил я. – Поверь, мне нет никакого смысла рассказывать ему. И потом, отношения у нас не те, чтобы я обсуждал с ним что-либо.

Массимо хмуро смотрел на меня исподлобья. Я же уверился, что этому парню нужно помочь. Помочь пойти своей дорогой.

– Так вот, пришли мне, пожалуйста, свои творения, – попросил я.

– Зачем? – совсем испугался Массимо.

– У меня есть связи в издательстве. Я вообще связан с миром литературы. Хочу почитать тебя и понять твой потенциал. Если есть шансы, я продвину твою рукопись в издательство. Если есть потенциал, но нужна доработка… мы поговорим с тобой об этом.

– Ты… серьезно? – разволновался Массимо.

– Вполне. Разве я похож на клоуна, который вздумал тебя разыграть?

– Нет… просто… Я не знаю… Не уверен, что это нечто стоящее…

– Просто ты привык писать в стол и считать, что писательство – это пустое пачкание белого листа. В твою голову это отлично вбили. Позволь мне оценить, впустую ли ты пачкаешь листы.

– Спасибо, Армандо, – смутился Массимо, но глаза засияли вспыхнувшей надеждой. – А как ты связан с издательством? Ты в самом деле можешь оценить потенциал моего текста?

– Да, вполне. И потом я с редакторами знаком.

– Послушай, но я бы не хотел… светить себя. Я не хочу, чтобы до отца это дошло… – тревожно сказал он.

– Я и не собираюсь сообщать всем, кто ты такой, и давать им номер телефона твоего отца. Не волнуйся за это.

– Хорошо, спасибо большое! – произнес Массимо. – Куда тебе переслать?

Я продиктовал ему свой электронный адрес, и мы направились пить кофе.

 

****

 

Вечером, после ужина, мне позвонила Фабьяна. Я никогда не забуду тот наш разговор. На улице уже стемнело, и я вышел с котом на крыльцо. Фабрицио с Ренатой отправились спать, Джойя оставалась ночевать у соседей, поскольку рано утром должна была сидеть с малышкой, а ферма моя погрузилась в тишину, которая уже не казалась мне угнетающей, ведь я был здесь не один. Луна повисла над домом, окрасив деревья, беседку и сам дом в мистический серебряный цвет с бледно-желтым отливом. Я подумал, что стоит пойти на второй этаж и посмотреть, как выглядят лунное поле и лунные виноградники, но едва я пошевелился, чтобы претворить в жизнь свое намерение, зазвонил телефон.



Кэтти Спини

Отредактировано: 18.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться