Тоскана, нарисованная вином

Размер шрифта: - +

Глава 26

Только мы собрались с Аранчино спокойно посидеть за кофе и пирогом, как раздался сигнал автомобильного клаксона. Я строго посмотрел на попугая, восседающего на подоконнике, но он ответил мне невозмутимым взглядом. Я никак не мог привыкнуть к этой его привычке смотреть боком. Я отвернулся и откусил пирог, когда звук клаксона раздался снова.

– Эй ты, бесхвостый Карло! Прекрати меня разыгрывать! – изрек я сурово. – Я уже знаю, что ты готов прикинуться кем угодно…

– Армандо! – прервал мою отповедь окрик, доносящийся с улицы. Голос был женским и кого-то напоминал.

– Интересно, я позавтракаю сегодня до обеда или совмещу с обедом? – пробурчал я и направился на улицу.

Там, за прутьями калитки, стояла девушка с рыжеватыми волосами. Я даже испугался. А потом изумился, когда понял, что в гости ко мне пожаловала Сабрина.

– Чао! – поприветствовала она меня с улыбкой.

– Чао, – ответил я не так радушно.

– Как дела?

– Неплохо все. У тебя? – натянуто улыбнулся я.

– У меня тоже все хорошо, – ответила она. Ее радостная улыбка таяла на глазах, но Сабрина отчаянно пыталась удержать ее на губах. – Я к тебе с предложением.

– Что, у тебя есть еще один непродающийся объект, и ты хочешь, чтобы я его купил? – спросил я иронично.

– Армандо, ты так и не простил меня? И не понял? – с горечью спросила она.

– Вряд ли я смогу понять. Но в целом, я уже не сержусь, – улыбнулся я наконец более открыто. – Так что за предложение?

– Через три недели в Монтепульчано будет проходить ярмарка молодого вина, – сказала она грустно. – Я выбила местечко для тебя, хотя там уже давно были расписаны участники.

– Как же тебе это удалось?

– Мой дядя – один из тех, кто занимается организацией подобных мероприятий в городе, – ответила Сабрина. – Мне хотелось загладить свою вину и помочь тебе, чтобы ты поверил в мои дружеские чувства, – добавила она смиренно. – Эта ярмарка – возможность засветить свою марку среди продавцов и потребителей…

– У меня и марки-то никакой нет.

– Ты можешь зарегистрировать новую или воспользоваться существующей. Вино продавалось под таким же названием, какое имеет эта ферма. Я уже договорилась с хозяином, что он передаст тебе все права на нее, если ты захочешь.

– У меня нет лишних денег на покупку винной марки, – ответил я скептически.

– Не волнуйся за это. Мы уже обо всем договорились с ним. Тебе это не будет стоить ни цента.

Я подозрительно ее рассматривал. Никогда не поверю, что хозяин не запросил за свою марку кучу денег. С другой стороны, я в изобретательности  Сабрины уже не сомневался ни мгновения.

– Неужели он подписал акт передачи прав на марку? – недоверчиво уточнил я.

– Если тебе это нужно, то на следующей неделе документы будут у тебя.

– Интересно… – задумчиво произнес я, не решаясь спросить о подробностях. Ведь теперь между нами были совсем другие отношения: без доверия и открытости. – И что нужно для участия на ярмарке?

– Твоему вину выделят столик, и ты сможешь продавать его. Только сначала нужно пройти верификацию качества.

Я был способен собственноручно собирать виноград, таскать контейнеры, отжимать ягоды, бутилировать, но стоять за прилавком, гарланя на всю площадь о достоинствах моего вина и зазывая покупателей, чтобы впарить свой товар, – это уже слишком! На это я категорически не был способен! И я собирался было отказаться на эмоциях, но разумная мысль тут же возникла в моей голове: надо сначала посоветоваться с Фабрицио, а уж потом отказываться. А вдруг это как раз то, о чем Фабрицио мечтает, и он меня только обругает за то, что я, как кретин, отказался?

– Хорошо, спасибо за заботу, – проговорил я. – Я подумаю и сообщу тебе, если будет, с чем участвовать.

– Армандо, посоветуйся с Фабрицио. Я мало что понимаю в производстве вина, но мой дядя говорит, что подобные ярмарки для виноделов – это отличная возможность выйти на рынок. Если у вас есть вино из раннего винограда, то вам нужно пройти оценку качества и зарегистрироваться на участие. Вот приглашение, выписанное моим дядей. Если надумаете, свяжитесь с ним, координаты внизу указаны.

– Спасибо, – взял я из ее рук глянцевое приглашение, отпечатанное на плотной бумаге, и пробежал глазами. Потом поднял голову и выжидающе посмотрел на Сабрину. Она стояла с таким видом, будто с надеждой ожидала, что я оттаю и предложу ей выпить кофе.

Несколько мгновений мы испытующе рассматривали друг друга. Я не приглашал ее войти, предполагая, что она все равно откажется. Она не решалась что-то сказать.

– Тогда я поеду, – изрекла Сабрина печально.

– Еще раз спасибо тебе, – почувствовал я, как смягчился мой голос.

– Чао, – грустно улыбнулась она, махнула рукой и направилась к своей машине. Плечи ее были понуро опущенны, и я понял, что она наверное надеялась этим жестом вернуть нашу дружбу, но лед проломить не удалось. Нет, по правде говоря, я уже оттаял и не злился на нее. Я вдруг понял, что перегорел и теперь могу смотреть на нее как на друга. И я даже собирался окликнуть ее и все-таки пригласить выпить кофе, но она уже завела мотор и резко отъехала от обочины.

Едва я сел за стол, на котором стоял уже остывший кофе, как зазвонил телефон.

Porca sedile! Это просто невозможно! – взмахнул я руками.

Porca sedile! Porca sedile! È impossibile! – раздалось со стороны окна.



Кэтти Спини

Отредактировано: 18.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться