Тоскана, нарисованная вином

Размер шрифта: - +

Глава 30

Как и ожидалось, я оказался прав: Массимо был нормальным парнем и, естественно, вознамерился жениться на Джойе. Я понял это, когда увидел издалека, как он обнял ее за плечи, погладил по рыжей голове, а рот растянулся в светлой радостной улыбке. Как любого нормального мужчину, его в этом случае больше волновал тот факт, что он скоро станет отцом, а вовсе не то, что скажут его родители. Что бы они ни сказали, а у Джойи с Массимо уже был крошечный малыш, и Массимо преисполнился решимости вырастить его.

Хотя, разумеется, не стоило вовсе не беспокоиться о реакции родителей. Зная Доменико, я мог себе представить, как он взбеленится. Но я все же был уверен, что в итоге он примет ситуацию. Может быть, я, конечно, рассуждал, как городской житель, а в деревне все живут до сих пор средневековыми традициями, и Доменико вполне способен запретить Массимо жениться по велению сердца… Я много думал об этом, потому выразил свое желание пойти к Доменико вместе с молодой парой. Исключительно, чтобы поддержать Джойю в случае чрезмерной упертости и буйности Доменико.

Массимо сначала растерялся, но потом принял предложение. Я, конечно, не стал ему рассказывать об ужасном порыве Джойи, но выдвинул в качестве аргумента ее эмоциональность. Я почти запугал его, что в случае негативного исхода Джойя может сильно перенервничать, а это до добра не доведет. Я не стал озвучивать свои страхи, но Массимо и без этого согласился, чтобы я пошел. Он даже в итоге поблагодарил меня за мое неуемное желание помочь им.

– Кстати, ты пока не рассказывал отцу о своем романе? – спросил я.

– Нет, – мотнул Массимо головой. – К тому же он еще не вышел.

– Но уже подписан в печать, – напомнил я. – Знаешь, Массимо, я давал тебе совет держать твое писательство пока в секрете… Чтобы сохранить нервы, конечно, лучше предъявить сразу отпечатанный вариант, но…

– Но?

– Мне кажется, в свете грядущих событий тебе все-таки лучше признаться отцу, что ты намерен стать писателем.

– Армандо, не знаю… Я не уверен… – проговорил Массимо. – Вдруг у меня не получится написать еще одну хорошую книгу… И потом, я не хочу насмешек…

– Еще одну книгу у тебя написать получится, я не сомневаюсь, – возразил я. – И бояться насмешек ты не должен. Писать книги – это не менее уважаемое занятие, чем выращивать виноград.

– Почему же ты не рассказал моему отцу, что являешься известным фантастом? – прозвучала в голосе Массимо ирония.

– У меня для этого имелась масса причин, Массимо. Но для меня Доменико никто, поэтому мне безразлично уважает он мою профессию или не очень. Я не обязан всем мимо проходящим говорить, что я тот самый Армандо Фискетти. Для тебя Доменико отец. И он должен уважать в своем сыне писателя, тем более успешного. Подумай об этом.

Массимо задумчиво кивнул. Потом мы с ним распрощались, договорившись, что все вместе нагрянем к Доменико завтра.

На следующий день Массимо вышел нас с Джоей встретить у ворот, а потом позвал своего отца. Когда Доменико увидел меня, то даже улыбнулся вполне приветливо и дружелюбно. Но тут из-за моей спины вышла Джойя…

Ни разу не видел, чтобы люди так молниеносно менялись в лице, когда ничего особо потрясающего не происходит. Улыбка сползла с губ Доменико, на лице тут же появилась крайняя неприязнь, а в глазах – злость и раздражение.

– Ты что тут делаешь? – напустился он на Джойю. – Кажется, я тебе сказал, чтобы ноги твоей не было на территории моей фермы!

Я не заметил появления Кристи, поглощенный созерцанием Доменико, но, тем не менее, она очень вовремя вышла на сцену. Схватив мужа за локоть, она произнесла с невероятным спокойствием:

– Миммо, держи себя в руках. Ты даже не выслушал, зачем пожаловали гости.

Доменико перевел на меня сердитый взгляд.

– И зачем ты пожаловал? – спросил он, видимо, оценив по достоинству правоту жены и не желая выглядеть истеричкой.

Я вообще-то не собирался открывать своим выступлением этот вечер. Я пришел сюда зрителем.

– Я пожаловал послушать, что хотел сказать тебе Массимо. У него к тебе предложение, которое я намерен поддержать.

В глазах Доменико появилось искренне любопытство. Такого хода он явно не ожидал.

– Что такое? – повернулся он к сыну.

– Я хочу жениться на Джойе, – смело глядя на отца, выпалил Массимо без всяких предисловий.

Какой отчаянный парень!

– Что?! – взревел Доменико. – НЕЕЕЕТ! – вопил он, видимо, пожалев, что рядом нет стола, чтобы хорошенько грохнуть по нему кулаком.

– Да! – выкрикнул Массимо. – Она носит под сердцем моего ребенка!

– ЧТО?! Ты все-таки сделала это?! – повернулся он с разъяренным видом к Джойе. Я даже отодвинул ее немного за себя, чтобы помешать, если Доменико вдруг решит ее прибить. – Нашла способ вытянуть из него деньги?!

– Успокойся, Миммо! – повисла на его руке Кристи.

Тут я не выдержал оставаться просто зрителем.

– Извини, что вмешиваюсь, Доменико, – начал я, – но какого дьявола ты обвиняешь невинную девушку в таких темных интрижках?

– Невинную девушку?! Едва ли она невинна, – зло усмехнулся он.

– Ментально – куда невинней тебя, – парировал я.

– Не нужны мне ваши деньги! – всхлипнула Джойя. – Я люблю Массимо!

– Брось рассказывать сказки! – огрызнулся Доменико.

– Ты не веришь в любовь? – с издевкой спросил я.

– Абсолютно! – отрезал Доменико.

– И маму ты не любишь? – приподнял брови Массимо. Оказывается, и у него имеются запасы язвительности.



Кэтти Спини

Отредактировано: 18.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться