Тоскана, нарисованная вином

Размер шрифта: - +

Глава 32

Стоит ли говорить, что на ферму я вернулся в страшной депрессии. Все, что я создал за эти месяцы, включая почти семью, разрушалось на моих глазах. Я был в отчаянии и не знал, что сказать своим домашним. Потому заехал в Сиену и проторчал там до самого глубокого вечера, чтобы вернуться как можно позднее. Надо будет завтра поговорить с Фабрицио, может, его светлая голова прольет хоть какой-то свет на эту непроглядную темень.

С утра все куда-то разъехались, оставив мне выпечку на столе. Лишь попугай трещал что-то на шкафу. И вроде трещал на итальянском, но смысл я не понимал. А Аранчино рыжим хвостом ходил за мной. Только мне никакая выпечка в горло не лезла. Я с отсутствующим видом сидел на краю стола и пил ристретто.

Вдруг зазвонил телефон. Это была Сабрина. Она предлагала мне пересечься в Монтепульчано, чтобы отдать приглашение на очередную ярмарку. Видимо, с моим голосом было что-то не так, ибо, хотя я и отказался, она сказала, что подъедет сама.

Стоял на удивление теплый ноябрьский денек. Декабрь уже маячил на пороге, а я чувствовал себя вполне комфортно на улице без куртки. В ожидании Сабрины я сидел в беседке и с тоской смотрел на свои виноградники.

– Ты что такой мрачный? – спросила она, как только вылезла из машины. Я вышел открыть ворота, чтобы она закатила авто на территорию фермы.

– Ты не против посидеть на улице? Воздуха свежего хочется… – сказал я кисло.

– Конечно, не против! Но что случилось?!

Я даже калитку забыл закрыть и двинулся к беседке. Усевшись на деревянную лавку, я с мрачным видом коротко изложил ей суть своей проблемы.

– Послушай, но ведь выход есть! Ты можешь оформить эту ферму на кого-то другого до лучших времен. Например, на отца. У тебя есть родители? – спросила она.

– Да, есть. Но эта идея – нож острый для меня.

– Почему, если не секрет? Отец может потом не захотеть перевести имущество на тебя?

– Нет… Но, вероятно, твоя идея – единственный выход, – удрученно сказал я, не желая рассказывать ей о моральном аспекте вовлечения моих родителей в это дело. В конце концов, это все эмоции. А сейчас нужно сделать что-то разумное. – Или на Фабрицио… – сказал я сам себе. Рискованно, конечно, верить до такой степени чужому человеку…

– Послушай, еще есть время, – возразила Сабрина. – Подумай хорошенько, взвесь все за и против, не торопись. Я Фабрицио не знаю и советовать тебе не могу. На мой взгляд, родители надежнее. Но тебе виднее.

Да, она права. Нужно все взвесить, без эмоций.

Около ворот остановилась машина. Я обернулся, ожидая увидеть Фабрицио, но это была другая машина, темно-красного цвета. Я напряженно вглядывался вдаль, оставаясь скрытым в беседке. Из машины вышла девушка и нерешительно остановилась. Я не видел ее лица за решеткой забора, увитой плющом. Нужно было встать и посмотреть, кто там пожаловал, но я словно в летаргический сон впал.

– Кто-то приехал? – раздался, как в тумане, голос Сабрины.

– Да, – сказал я и, наконец, поднявшись, направился к приоткрытой калитке. Девушка как раз тоже подошла к ней, но с другой стороны, и несмело толкнула, чтобы открыть пошире.

Вид ее был немного непривычен: джинсы, кроссовки, короткая курточка, каштановые волосы, рассыпавшиеся по плечам. Сердце мое заколотилось, как сумасшедшее, готовое выпрыгнуть из груди. Эта девушка не была заблудившейся незнакомкой. И не могла здесь оказаться случайно. Я замер на полушаге, не в силах сделать ни шага. А она робко двинулась к крыльцу.

– Фабьяна! – не своим голосом позвал я. – Что ты здесь делаешь? – неосознанно перешел я на «ты». Да, наши отношения уже давно перестали быть формальными, мы только для чего-то поддерживали эту видимость.

Она испуганно обернулась, и, встретившись с ней взглядом, я снова утонул в ее глазах, взволнованно блестевших.

– Я… – растерялась она.

– Ты ведь меня искала, верно?

– Да, вас, – кивнула она. – Простите, что вошла без спроса, калитка была открытой… А звонок, написано, сломан… – пробормотала она. Потом полезла в свою сумочку и достала оттуда крошечный чехольчик, в котором, как я догадался, находилась флешка. – Тут материал, который вернет вам свободное дыхание, – протянула она мне девайс.

– Что здесь? – спросил я почти беззвучно.

– Посмотрите файл, что там записан, синьор Мармуджи.

Кажется, она не только забыла мое имя, но еще и то, что я писатель-фантаст Армандо Фискетти, с которым она, между прочим, создавала в соавторстве следующую книгу.

Несколько бесконечно долгих мгновений мы смотрели друг на друга. Потом она слабо улыбнулась.

– Всего хорошего, – сказала она тихо и стремглав бросилась мимо меня к своей машине.

А я, как полный кретин, будто к земле прирос. Когда меня отпустило, она уже отъехала от обочины. Я бросился за ворота и выскочил на дорогу, помчался за ней и чуть не угодил под машину. Получив порцию отборных ругательств от водителя промчавшегося мимо автомобиля, я, опустив плечи, поплелся обратно.

– Что случилось? – тревожно спросила Сабрина. Она, испугавшись, тоже выскочила за ворота.

– Ничего… – мотнул я головой, тяжело дыша.

– Но кто эта девушка?

– Адвокат, которая вела мой развод.

– Вот как? – приподняла она брови. – А я подумала, тут замешана какая-то любовная история, – хитро посмотрела на меня Сабрина.

– С чего бы это? – метнул я на нее вопросительный взгляд.

– Не знаю, – пожала Сабрина плечами. – Вы так смотрели друг на друга. Будто влюбленные.



Кэтти Спини

Отредактировано: 18.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться