Тоскана, нарисованная вином

Размер шрифта: - +

Глава 33

Прошло семь месяцев.

За это время моя жизнь сильно изменилась. Даже Аранчино с Карло успели подружиться!

Вообще после того, как в руки мне попало то видео, последовала цепочка серьезных изменений.

Самым важным из них стал мой развод. Паоло добился скорейшей повторной встречи с судьей, уж и не знаю, как ему это удалось. Эти две змеи явились туда, как на награждение «премии Оскар». Они явно не сомневались, что получат приз за лучшую роль. Но тут Паоло показал судье фильм с участием моей жены. Казалось, будто эти две змеи проглотили морских ежей, которые раздулись у них внутри, растопырив иголки.

– Не расстраивайся, cara, – похлопал я по плечу свою бывшую жену на прощанье, – ты отличная актриса, вы с твоим актеришкой… как там его? Эндрю?.. Вы еще получите своего «Оскара». Может быть, – добавил я и, широко улыбнувшись, послал ей воздушный поцелуй и покинул зал заседания.

Затем произошла продажа моего миланского дома и переправка некоторых дорогих сердцу личных вещей в Тоскану. Сабрина порекомендовала мне в Милане агента по недвижимости, который умудрился продать мой дом за большую стоимость, чем я рассчитывал. И вообще агент сделал все очень четко и быстро. А затем Сабрина помогла мне стать окончательным владельцем фермы «Uvetta». Таким образом, с началом весны я официально превратился в фермера.

Фабрицио не давал мне ни минуты отдыха, если только я не уезжал по делам развода и недвижимости. Мы заменили с ним испорченные кусты и посадили новые. Тут он меня сразу предупредил, что с них качественного урожая можно ожидать только года через четыре, поэтому надо сосредоточиться на заботе об имеющихся растениях. Мы наняли парочку людей. Зимой найти хороших работников оказалось куда легче, чем осенью, что логично. К тому же у нас появился еще один работник, скажем так, семейный: Массимо ушел из дома и переселился к нам.

Вообще, надо сказать, Доменико поразил мое воображение. Он дошел даже до того, что потребовал от меня свидетельство о признании отцовства, а от Джойи – анализ ДНК, подтверждающий, что она носит ребенка Массимо! Тут я не выдержал и в грубой форме послал его. Такого отборного мата я от себя ни разу не слышал. Я вытолкал его на улицу из своего дома и тихо, но злостно высказал все, что о нем думаю. А потом добавил совершенно спокойным тоном, что он может не обременять нас своим присутствием на свадьбе.

Изначально я хотел сам заплатить за все, что нужно для организации свадьбы, но Фабрицио назвал меня глупцом. Он заявил, что я в принципе не должен ни за что платить, ибо Джойя мне никто, но если уж я так захотел поиграть в ее отца, то все равно пусть Массимо тоже платит свою часть. Он не бедняк, и это не мои проблемы, что его отец такой невменяемый. Повозмущавшись, а потом подумав, я признал правоту Фабрицио.

После скандала с Доменико последовало множество разговоров с Кристи. Она оказалась адекватной женщиной и придерживалась нормальных принципов жизни, но старалась примирить нас со своим мужем. Она и деньги предоставила Массимо, разумеется, и предлагала помочь с приготовлениями к торжеству, и с Джойей наладила контакт. В общем, оказалась в высшей степени чудесной женщиной, уж и не знаю, как она умудрилась связать свою судьбу с таким человеком, как Доменико.

Но и с ним в итоге мы примирились! До самой свадьбы ни я, ни Джойя с ним не общались. Мы полагали, что он даже не явится на торжество, но он пришел. Я очень напрягался и старался далеко не отходить от молодоженов, но в итоге празднование прошло без эксцессов.

Джойя была прекрасна в подвенечном платье. Ее рыжие волосы огнем горели под белой фатой. Это смотрелось просто волшебно. Но еще более волшебным был свет в ее глазах, когда она смотрела на своего Массимо, обменивалась с ним кольцами после торжественных речей святого отца. Я смотрел на них, вслушивался в чистую возвышенную музыку, звучащую в храме, а в груди разлилась радость и грусть одновременно. Я безмерно радовался за Джойю. И тайно грустил. Потому что я к сорока годам так и не нашел свою любовь, зато успел развестись.

Ясное дело, что, несмотря на перемирие с Доменико, Джойя наотрез отказалась переезжать в его дом. Потому и Массимо вынужден был остаться у нас, лишив Доменико своей помощи. Подумав, что ему крайне неприятна такая ситуация, я предложил Массимо днем ездить и помогать отцу. За что получил нагоняй от Фабрицио. Но, даже не зная об этом нагоняе, Массимо остался у меня. Потому что помимо работ в виноградниках мы с ним еще и литературными работами занимались.

Я с трудом дописал последние главы своего романа, еле успев закончить к весне. Никакое вдохновение меня не посещало, мне вообще казалось, что концовку я слил. И максимум, на что я был способен на писательском поприще, – это консультировать Массимо при создании его второго романа.

Но моя новая книга, написанная в соавторстве с Фабьяной, в итоге побила все рекорды: за месяц на книжном рынке продажи достигли таких цифр, каких не достигали другие книги за полгода. Только меня это не радовало. Я все эти семь месяцев носил в сердце тотальный мрак.

Не дозвонившись до Фабьяны после того, как она привезла мне спасительное видео и уехала, я, разумеется, начал искать ее через Паоло. Только он ответил мне, что снял Фабьяну с моего бракоразводного процесса и отправил в командировку на другое важное дело. Понятно, что я ему не поверил. Она ни разу не ездила в командировки, а тут вдруг ни с того ни с сего за полдня собралась и уехала. Я отправился в Милан, в офис их адвокатской конторы. Но Фабьяны там в самом деле не оказалось.

Паоло поинтересовался, зачем я ее ищу, и я ему признался, что хочу поблагодарить ее и извиниться, разумеется, умолчав о том, что мне просто очень нужно с ней поговорить по личному вопросу. Паоло сказал, что передаст Фабьяне мои извинения и попросит связаться со мной. На мой вопрос, почему ее телефон выключен, он пожал плечами и сказал, что он до нее дозванивается. Я подумал, что она занесла меня в черный список, и попробовал позвонить ей с другого номера. Абонент оставался недоступным.



Кэтти Спини

Отредактировано: 18.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться