Тот, кто меня убил

Размер шрифта: - +

*** 3 ***

Первую оплошность я совершила не нарочно. Я должна была стоять и ждать, пока гость и брат займут свои места: они мужчины, это их право. Только после этого слуги отодвинут стулья и помогут нам сесть. Но в нашей семье так давно не соблюдали это правило, что я совершенно неосознанно уселась одновременно с мужчинами. И только поймав бешеный взгляд брата, поняла, что сделала что-то не то.

— Ой, — одними губами произнесла я и уставилась на салфетку, лежащую на столе. Повезло, что на лице толстый слой пудры, сквозь который не видно, как покраснели щеки.

После этого за столом некоторое время стояла тишина. А ведь я даже не успела присмотреться к гостю. Заметила только, что он высокий и статный, темноволосый и смуглый. Впрочем, все это я разглядела еще в первый день.

Решившись, я украдкой — совсем как учила меня мисс Гейви — посмотрела на него. И вздрогнула, наткнувшись на тяжелый взгляд черных глаз. Скайгард так пристально разглядывал меня, что и я решила больше не таиться: задрала подбородок и смело уставилась на него.

— Твоя сестра, Риан, похоже, совсем дурно воспитана, — громко произнес он, так что услышали не только сидящие за столом, но и слуги, выстроившиеся вдоль стены, и даже родители, которые, я уверена, находились где-то неподалеку.

Вот теперь-то я тебя как следует рассмотрела, Скайгард! Горный лорд, прибывший из Небесных Утесов, был красив. У него было волевое мужественное лицо с немного резкими, но привлекательными чертами. На его фоне мой брат казался моллюском, оставшимся без раковины. Слишком светлокожий, слишком мягкий, слишком юный. Скайгард был не намного старше, но казалось, что он куда серьезнее и опаснее брата. В голосе молодого лорда Ньорда сквозили те же интонации, что и у его отца, — заставляющие трепетать и испытывать неясную тревогу.

Все это, однако, вовсе не означало, что гость мне понравился. Пусть он будет хоть трижды красив и мужественен. Он повел себя со мной как последний мерзавец.

«Значит, я дурно воспитана? — я вскинула брови и встряхнула салфетку, расправляя ее. — Ла-а-адно!»

Так, ну и что мне дальше делать с этой салфеткой? Эта часть свода правил начисто стерлась из моей памяти! Ну и отлично! Значит, буду делать с ней то, что захочу.

Я одарила сестер и брата милой улыбкой, небрежно поправила кружевной воротничок, а потом смачно и громко высморкалась в тонкую ткань, что сжимала в руках.

— Простите! — я шмыгнула носом и положила комочек на стол рядом с собой. — Насморк, собака, замучил!

У близняшек стали такие лица, словно они обе незамедлительно готовы были хлопнуться в обморок. А они могут! Кати хлопала глазами, не понимая, что происходит. Риан позеленел. Только во взгляде Валерии я заметила искорки понимания, сестра едва заметно подмигнула мне.

А Скайгард… Этот даже бровью не повел, сделал вид, будто ничего не случилось. Он аккуратно положил салфетку себе на колени, подавая знак слугам, что можно приступать к подаче блюд.

В глубокую тарелку, стоящую передо мной, с ювелирной точностью влили половину половника супа. Думаю, здесь помещалось ровно семь ложек, ни больше ни меньше. Ну что же! Пока сестры осторожно подносили ложки ко рту, я быстро покончила со своей трапезой, со звоном отодвинула посуду, вытерла губы все той же несчастной салфеткой и, в упор глядя на Скайгарда, произнесла:

— Мы, низинные, такие дикие иногда бываем! Как вам супчик, дорогой Скайгард?

Не знаю, что на меня нашло. Я понимала, что мое поведение переходит все границы дозволенного, что потом я наверняка месяц проторчу в своей комнате на хлебе и воде, что Скайгард имеет полное право прямо сейчас подняться и покинуть наш дом. Я была уверена, что именно так он и поступит. И вдруг увидела, как быстрая улыбка едва заметно тронула уголки его губ. Улыбка напомнила оскал хищного зверя, который позволяет играть с ним до поры до времени, прежде чем вцепится в горло. На секунду мне стало жутко.

— Я предпочитаю мясо, — ответил гость своим низким голосом. — Слабо прожаренное. Но вам, девушкам, оно не по зубам.

— Как вам наш замок? — Риан попытался перехватить инициативу и перевести разговор в мирное русло. — Все ли устраивает?

Скайгард огляделся вокруг с таким видом, будто впервые заинтересовался окружающей его обстановкой.

— Слишком много вещей, — бросил он. — И твой отец, не в укор ему будет сказано, не экономит на дровах. И еще он чрезмерно балует слуг.

Его темные глаза вновь на мгновение повстречались с моими:

— И дочь, — добавил он.

Я поняла, что Скайгард жутко зол. Ну и ладно. Первые смотрины провалились, но это даже к лучшему! Однако сестры ни в чем не виноваты, и я должна постараться держать язык за зубами хотя бы ради них.

Постепенно беседа наладилась и потекла в четких рамках, установленных протоколом.

Первое: спросить гостя о том, всем ли он доволен. Я мысленно поставила галочку: есть! Спасибо братцу.

Второе: поговорить о погоде. С этой темой с успехом справлялись близняшки, сетуя на то, что давно не помнят такой дождливой, промозглой осенней погоды. У них ломит каждую косточку, так что завтрашний день придется, видимо, провести в постели.

Краем глаза я заметила, как усмехнулась Валерия, и уверена, я даже знаю, о чем она думала в этот момент: «Давайте, давайте, отправляйтесь в кроватки! Чем меньше соперниц, тем лучше!»

Третье: продемонстрировать способности, раскрывающие тонкую и чувствительную натуру девушки. Бе-е-е, да я, оказывается, помню этот гадский протокол наизусть, и меня от него уже тошнит. Ну, кто тут у нас будет демонстрировать таланты?

Кати и Валерия вызвались исполнить песню. Валерия пела, а Екатерина аккомпанировала ей.



Анна Платунова

Отредактировано: 03.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться