Тот, кто меня убил

Размер шрифта: - +

*** 6 ***

— Чего же вы ждете, позовите отца! — сказала я, вскинув голову.

Какой смысл оттягивать неизбежное, но язвить я ему не дам!

— Ни к чему, — скучая, ответил Скай. — Вы устроили такой переполох, что слуги, уверен, уже отправились за ним.

Я закусила губу и сцепила за спиной дрожащие руки. Даже не представляю, чем мне и Валерии грозит такой серьезный проступок. Боюсь, заключением в кладовку не отделаюсь! А что тогда? Розги? Мурашки побежали по спине. Розги крайняя мера, девушек обычно не наказывают, но…

Я услышала, как коридор наполняется шумом шагов. И вот в приоткрытую дверь заглянул отец и тут же изменился в лице, побагровел. За его спиной маячили лица гостей: всем было любопытно, что стряслось в библиотеке.

— Маргарита! Валерия! — загремел голос моего отца.

— Это не я! — тоненьким голоском крикнула Валерия.

Предательница. Я знала, что так и будет. И лицо сразу такое невинное. Я набрала в грудь побольше воздуха, понимая, что придется сознаться. И вдруг…

— Это я, — сказал Скайгард.

К моменту появления отца он отошел от двери и стоял рядом с постаментом.

— Вы попросили сходить за девушками. Я думал, они в библиотеке. Случайно задел колпак. Приношу свои извинения.

Надо было видеть лицо отца! Такого он явно не ожидал. Да что там, такого и я не ожидала. Думаю, мы смотрели на Скайгарда с одинаковым выражением крайнего изумления.

— Ничего, — откашлявшись, проговорил он. — Ничего. Бывает. Простите, девочки. Думаю, продолжать прогулку нет смысла.

Всех пригласили располагаться у камина — отогреться, выпить горячего вина с травами. Валерия с обиженным выражением лица вылетела первой. Теперь сутки будет дуться. Но Скай… Что это было? Зачем он взял вину на себя? Конечно, не бог весть какое благородство, ведь ему ничто не грозило. Но все же. Может, он лучше, чем я о нем думаю?

Мне сейчас совсем не хотелось идти к камину и делать вид, что мне весело, но я понимала, что у родителей скоро закончится терпение. Какое-то время придется быть послушной, прежде чем снова приступлю к осуществлению плана.

Диваны и кресла расставили напротив камина, дрова потрескивали, волны жара перекатывались по комнате.

— Садись рядом, — попросила мама, похлопав ладонью по свободному месту на диване. С другой стороны на банкетке расположился Скайгард. Казалось, что он погружен в свои мысли, во всяком случае, на меня он не смотрел, только поэтому я подошла и села возле мамы.

Дора и Инга, радостно щебеча, разбирали потрепанные карточки. О нет. Только не это. Как я и предполагала, игры в «Вопрос не прост» нам не избежать. Правила ее были совсем несложные: каждый из играющих должен был тянуть карточку с вопросом, адресованным его соседу. Игрок мог ответить на вопрос, а мог не отвечать, но обязан был тогда выполнить любое желание.

Игра пошла по часовой стрелке. Когда очередь дошла до мамы, она вытянула из стопки карточку, мельком взглянула на нее и рассмеялась неестественным смехом. Ясно, сейчас придется краснеть.

— Ри, доченька, с кем из тех, кто присутствует в комнате, ты бы хотела сходить на свидание?

Ой, мама, что-то я не помню в детской игре такого вопроса! Да и выбора ты мне не оставляешь!

— Ни с кем, — честно ответила я.

Не знаю, что ожидала услышать мама, но, судя по поджатым губам, она осталась недовольна. Следующую карточку тянула я, а отвечать должен был Скайгард. Но я не стала ничего выдумывать.

— Какую колыбельную пела вам в детстве мама? Напойте.

Лицо Скайгарда стало холодным и отстраненным. Казалось, он колеблется, стоит ли отвечать. Я заметила, что он кинул быстрый взгляд на отца и тот кивнул.

— Моя мать умерла при родах. Я никогда ее не видел, — сказал Скайгард.

— О-ох… — у каждого с губ сорвался сочувственный вздох, даже я не удержалась. Такого никто не ожидал.

— Это было давно, — не меняя голоса, продолжил Скайгард. — Сочувствовать не нужно.

Все очень постарались сделать вид, что ничего особенного не произошло, но какое-то время в воздухе витало давящее ощущение потери и грусти.

Игра повернула на второй круг, и в этот раз вопросы пошли против часовой стрелки. Судя по мрачному виду Валерии, она была очень недовольна тем, что мы со Скайгардом оказались рядом. Инга, Дора и Кати, похоже, действительно веселились от души, не пытаясь превратить детскую игру в какую-то сложную комбинацию интриги и скрытых намерений.

Скайгард вытянул карточку и даже не стал делать вид, что прочитал то, что написано на ней.

— О чем вы соврали в последний раз своему отцу? — спросил он, и знакомая жесткая улыбка приподняла кончики его губ.

Меня бросило в холод, несмотря на то, что в зале было жарко натоплено. Мерзавец! Теперь у него есть козырь в рукаве. Надо решиться, прямо сейчас рассказать отцу о том, что случилось в библиотеке, иначе это плохо кончится. Но решимости не хватило.

— Я не стану отвечать, — словно со стороны услышала я свой голос.

Улыбка Скайгарда стала шире.

— Отлично, значит, вы мне будете должны одно желание!

— Я могу выполнить его сейчас! — прошептала я сквозь силу.

— Да, да, — подхватили голоса: гости готовились насладиться зрелищем. — Пусть встанет на стул и прокукарекает! Песню, песню! Пусть Ри сыграет вальс!

Но Скайгард движением ладони отмел все предложения.

— Нет, Ри выполнит мое желание позже.

И вновь в его голосе мне послышалась скрытая угроза: рокот бури, шипение змеи, рык хищника. Кровь отлила от щек, я порывисто встала, роняя карточки, сложенные на коленях.



Анна Платунова

Отредактировано: 03.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться