Трагикомедия

Глава 10

Вечером, когда меня на моём посту сменил студент Саша, я вышел на улицу. Вика ждала меня. Мы сели в мою машину и поехали, просто поехали без цели куда-нибудь прибыть. Мы ехали и молчали примерно полчаса. Потом Вика заговорила:

- Я ведь очень переживала тогда. Ну, в пятнадцать. Ты был моей первой сознательной любовью. Мальчики из садика не в счёт. После того поцелуя я чего себе только ни придумала, а ты… Стал избегать меня. Бросил. Я не знала про Ваську. Васька… Кто такой Васька? Мы и не общались толком. Никогда с ним не встречалась, не было у нас никаких отношений. Ему другие девочки нравились, пораспущеннее, - она усмехнулась. – А я такая вся была… тургеневская, не могла я ему понравиться. Ерунда какая-то получается. Не сходится ничего.

А всё как раз сходилось. Папенька, наверняка, узнал, что мы встречаемся, испугался инцеста и нанял местного хулигана сломать сыночку руку. Вот ведь гад. Не пожалел. Подонок. Мразь! А ведь ему никто не является. А я всего лишь поссал на чужой забор. А так наказан. Ну, и где справедливость в этом мире? Ну, где скажите? Нет её…

Но я не мог сказать этого всего Вике. Чтобы и она мучилась? Нет, этого я ей сказать точно не мог. Пусть считает меня трусом. Я такой и есть.

- Вик, - я будто лениво протянул. – Да какая разница теперь? Ну, струсил, смалодушничал. Отдал тебя другому. Значит не настолько и важна ты была мне. Уж прости. И давай забудем.

Вика обиженно замолчала. Как так не важна? Ох, уж эти девочки, самолюбия в них хоть отбавляй. За них бороться надо. Причём, чаще всего с ними и надо.

Молчала она достаточно долго, а потом выпалила:

- Я ведь и правда любила. И тогда. И потом. Всё время тебя вспоминала. Нет, я, конечно, и замужем побыла и всё такое… Но постоянно помнила и постоянно не понимала. А всё оказалось так… мерзко.

«Знала бы ты насколько,» - я мысленно взвыл. Мне хотелось обнять её и утешить, но я не мог себе этого позволить. Во-первых, был за рулём, во-вторых, какие тут могут быть утешалочки? Захотелось в туалет, я привычно стерпел. «Может, всё-таки пореветь?» - мелькнула мысль. Ну, типа, ссать меньше буду. Но я не заревел. Я отвёз Вику в ближайший посёлок, она приехала, чтобы ухаживать за своей больной тёткой. Я не стал уточнять, чья эта сестра. Возможно, это была и моя больная тётя. Вот такая постыдная история первой любви.

Я много думал той ночью, глядя на осеннее звёздное небо. Я не хотел быть похожим на своего отца. Я хотел научиться признавать свои ошибки и нести за них ответственность. На следующий день у меня намечался выходной. Я снова должен был вернуться в посёлок своего детства.

И я вернулся.

Я даже не заходил в дом своей матери: я направился к сестре. Был вечер, и она уже вернулась с работы, и уже приняла на душу населения. Удивилась, увидев меня. Неприятно удивились: мол, зачастил что-то к нам незваный гость. А я прямо с порога выложил ей всё: про то, как пошёл бить лицо её бывшему мужу-предателю и сдрейфил. Тут она удивилась ещё больше: оказывается, она вовсе и не ждала, что я пойду заступаться за неё. И, вообще, давно думать забыла бы про этого мужа, если бы не мой племянник, он только о нём и напоминает. А так ей и без него хорошо. А то, что выпивает она больше, чем нужно, так она бросит. Возьмёт себя в руки и бросит. И не будет пить. Совсем. Может, только в праздники и то не во все, а в главные. Ну, Новый год там, День рождения, День рождения сына, праздник рыжих в Ирландии. Я понял, что мне надо сделать тут же: я отвёз свою сестру к наркологу. И мне не стыдно. Совсем.

Я долго думал о том, стоит ли ехать к папашке. В итоге поехал. Мотался по району, надеясь, что его светлый образ промелькнёт перед моими очами.

Вику я увидел в школе. Она училась в параллельно классе. Я её и раньше видел, но раньше она была просто девочка из «Б» класса, а потом внезапно стала самой красивой девочкой в девятом «Б». Я плёлся за ней из школы и боялся подойти. День. Второй. Третий. Месяц. Второй. В итоге, она подошла сама. Я был без ума от неё, как может быть без ума подросток больной первой любовью. Не понимаю, что она тогда во мне разглядела. Я не знал, кто её родители, хотя она приглашала в дом, я не ходил к ним, стеснялся. Я только Анне и рассказал про любовь свою светлую, советовался насчёт подарка… Первый поцелуй… А на следующий день сломанная рука и конец всех моих любовей. С тех пор я и стал бояться любить. У меня и так куча проблем и комплексов, а тут ещё бабка эта. Не в церковь же в самом деле идти!

Но я пошёл. Так и не встретив на улице папашку, я неуверенно вошёл в нашу старую церковь. Нестерпимо пахло ладаном. Мне захотелось выйти, но бабушка в церковной лавке уже подняла на меня взгляд и выходить стало неудобно. Пришлось остаться и даже купить свечечку. Куда её приткнуть я не знал и заметался от одной иконы к другой. Испугался, что бабушка сейчас начнёт на меня ворчать, а я ей отвечу, что-то грубое и в моей жизни появится ещё одна бабка. Как будто мне одной было мало!

Но бабушка только горестно покачала головой и было встала, чтобы подойти ко мне, как вдруг раздался страшный грохот и паникадило, висевшее на потолке, рухнуло вниз. Я не успел даже подумать, ноги сами инстинктивно кинулись в центр событий, чтобы оттолкнуть стоявшего там малыша. А потом всё резко потемнело. «Ирод проклятый,» - подумалось мне почему-то и ещё немножко о том, что всё-таки какие у моей Насти красивые зелёные глаза.

 

Эти глаза смотрели в мои, когда вернулось сознание. Сотрясение мозга и сломанная рука. Капец. При сотрясении мозга пациенту врачи дают лёгкое мочегонное. Но мне, простите, и лёгкого хватит. Не одно доброе дело никогда не остаётся безнаказанным. Больница и бабка. Интересно, эти вещи совместимы между собой? Позвонил на работу. Тагир поохал и повахал, пожелал скорейшего выздоровления.



Ксантиппа 80

#17358 в Разное
#4854 в Драма
#2493 в Неформат

В тексте есть: мистика, юмор драма

Отредактировано: 13.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться