Трактирщица

Глава 10. Поставки

Мы подошли к девушке, набирающей воду из колодца, за ней стояли ещё люди, но те на нас смотрели настороженно, а эта с любопытством. 

— Добрый вечер, — улыбнулась я и магией слегка помогла поднять ведро из колодца. — Мы соседи ваши, трактир открываем чуть дальше по дороге. Не подскажете, кто у вас продукты в город на ярмарку часто возит? 

— Многие возят. А кто нужен? Какие продукты? 

— Мясо, птицу, рыбу, молоко, овощи, фрукты, зелень… Может, кто самогон хороший гонит? 

— Мясо и молоко у Карима, — ответила девушка, — его мать сыр варит, сметана у них вкусная, да и творог, масло тоже. Птицу лучше у Анны брать, рыбу у Саимы, у неё муж рыбачит круглый год. Овощи и зелень все выращивают, так что у кого угодно брать можете. Хоть бы и у меня. И сад у нас есть. Яблоки, груши, вишня, смородина, малина, земляника… Всё есть, папа жив был, фрукты на ярмарку возил. А сейчас некому ездить. Я пыталась, но у девки ничего брать не хотят. Говорят, бабы хозяйство одни держать не могут. Глупости. Если всех мужиков на войне положило, кто ещё хозяйство держать может? 

— Пойдём, покажешь, что есть, — я улыбнулась и подмигнула Каро. — А потом проводишь к Кариму, Анне, Саиме. 

Я магией подняла ведра в воздух и под восторженные ахи деревенских зевак, потопала за радостной девушкой. 

— Я Миника, — представилась она. — Живём мы на Фруктовой, папа говорил, что из-за нашего сада улицу так и назвали. Только потом староста у нашего деда кусок земли урвал, вот и кичится теперь, что у них сад самый большой. Большой-то большой, но не ухоженный такой. Жена-то лентяйка, сам он занят, а рабочих нанять не хотят. Жаба, видно, душит. А еще он, староста, недоволен будет. Он сдавал комнату проезжим, а теперь тут трактир будет, он денег лишится. 

Я слушала внимательно, потому как знала, что любая информация может пригодиться. Конкуренты вот уже появились. Да ещё и чиновник! 

Улыбнулась своим мыслям. Мы как раз свернули на Фруктовую, прошли пару домов с маленькими участками и попали в настоящий фруктовый рай. 

— Видите, сколько добра пропадает? — спросила Миника. — Мы уже и варенья, и компоты, и джемы варили. Дольки сушили, пастилу делали. Весь погреб забили, а есть некому. Нас пятеро. Мамка, две сестры, я и малой братик наш — единственный мужчина в семье. Вот, видимо, всю зиму вареньями и сушеными яблоками питаться будем. А хлеба купить не на что. 

Миника завела нас в дом, представила матери — румяной грустной женщине, сестёр отправила в их комнату, брату налила воды, а потом коротко рассказала, что мы тут делаем. Матушка устало улыбнулась, давая понять, что лично ей уже всё равно. 

— Мы у вас излишки выкупим, — пообещала я. — А фрукты… Они ведь пропадут. Я пришлю ребятишек, они соберут плоды, а мы вам заплатим треть стоимости от того что будем платить обычно. 

— Половину, — попыталась торговаться бойкая девушка. 

— Треть, Миника. Смотри, у вас фрукты-ягоды всё равно пропадут, верно? А так вы получите за них какую-никакую медяшку. По сути мы вам заплатим за то, что росли эти фрукты на вашей земле. А мальчишки вам ещё по хозяйству помогут. Им только нужно объяснить, что делать и как. 

— Мальчишки — это хорошо. Мужика в доме нет, а без мужика в хозяйстве трудно! 

— Вот видите! А у нас этих мужиков — пятнадцать человек. Не все, правда, пока молоток удержать могут… 

Ещё немного поговорив и осмотрев запасы погреба, мы договорились, что завтра она привезёт всё это богатство к нам. Хотели прислать в помощь Бесо, чтобы загрузил банки в повозку, но садовод нам весомо возразила, что не знает, в каком часу сможет поехать, так что сама справится. 

А потом мы с Доминикой решили разделиться. Она пошла с Миникой договариваться с женой рыбака, а я к Кариму. 

Карим оказался ровесником Виктора, попытался зазвать меня на сеновал, но быстро понял, что деловые отношения со мной куда выгоднее. Показал мне запасы молочных продуктов, которые собирался завтра с утра увозить, как только мать подоит коров. Потом сводил до огромной свиньи, жить которой осталось меньше недели. А затем достал солёное сало из собственных запасов. Попробовав чудо местной кулинарии, я купила всё до последнего кусочка! 

Несмотря на все приключения, закончила я меньше, чем через полчаса. Поэтому, пользуясь подсказками Карима, нашла дом Анны, державшей домашнюю птицу. Хвала богам, пернатые уже спали. Я с детства боялась их клювов. С того самого дня, когда на меня вероломно напала гусыня. Это только с виду они милые, на деле — демоны в перьях! 

Анна похоронила мужа, занимавшегося раньше хозяйством. Пока маялась без него, научилась ухаживать за птицами, договорилась с торговцем. Он брал с неё большие проценты, но продавал чужой товар как собственный и платил исправно. Предложение кормить нас птицей было встречено на ура. Женщина как раз собиралась резать цыплят особой породы мясистых курей. Несутся они плохо, в хозяйстве особо ни на что не годятся, но на вкус очень даже ничего. Условились о цене. Доставку Анна так же брала на себя. У неё была старая кобыла и крепкая повозка, так она товар в город и возила. 

С Доминикой я встретилась у дома Миники. Управляющая сияла, как начищенные ботинки моего отца. 

— Я договорилась насчёт матрасов, одеял и подушек. Родственница Саимы гостила у них, она как раз занимается пошивом у себя в деревне. У них большое хозяйство, овцы всякие. Я не разбираюсь, если честно. Но Миника сказала, что одеяла хорошие, они покупали, когда батя… То есть отец их был жив. Ну и Саима показала мне всё. Одеяла шерстяные, матрасы тоже набиты шерстью, но мягкие и удобные — я даже прилегла. А подушки перьевые. Их пока по сорок договорились, цены в треть столичных. Я за такие деньги в жизни ничего не видела! Но я всё равно торговалась! Это, оказывается, весело! А! Есть ещё перины, я заказала пять. Думала, маленьким на пол постелить. Помнишь, у тебя дома была огорожена половина комнаты с мягким полом, чтобы ты могла там ходить, падать, лежать? 



Мишель Лафф, Ирина Риман

Отредактировано: 17.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться