Трактирщица

Глава 15. Старые работники

Утром столица напоминала муравейник, но мне всегда нравилась её живая суета. Было в ней что-то родное и тёплое, будто перед праздниками дома. Тогда все слуги заряжались настроением счастья и приближающегося чуда, носились по дому и готовили грандиозное событие. А ещё подарки. Они всегда придумывали для девочки Хедьды что-то особенное, интересное и необычное. Пусть подарки были недорогими, но очень важными для меня. 

Вот и сейчас я с улыбкой шла по улица столицы к конторе Саливана, где меня должен был ждать Руфус, а также всё им благородно натыренное из моего отчего дома. 

Встречал меня законник лично, прямо на крыльце небольшого здания, где снимал кабинет и приёмную для своей конторы. 

— Доброго утречка, лина Хельда, — поприветствовал толстоватый морщинистый юрист. — Благодарю за оперативную реакцию. Оставлять ваши вещи здесь долго не представляется возможным. 

— Доброе, лин Саливан. Да, я понимаю. Прошу прощения, что не смогла появиться раньше. Самочувствие не позволяло. 

— Надеюсь, сейчас всё хорошо? 

— Да, замечательно, — я кивнула. — Но у меня очень много дел. Если вы не против, перейдём сразу к делу. 

Саливан не возражал, пригласил к себе, предложил чаю и лично пошёл его заваривать. А в кабинете меня ждал сюрприз. 

— Доброе утро, Руфус. Доброе утро, Нэди. 

— Доброе утро, лина Хельда, — улыбнулась старая Нэди. — Как вы устроились? 

— А почему вы здесь? — я вопросительно посмотрела на Руфуса. Высокого и худого, как палка, секретаря моего отца. Седина шла ему больше, чем некогда тёмные волосы. И даже длинный прямой нос казался очень уместным. Руфус был взрослым и мудрым человеком, всегда поддерживающим отца. Пусть тот и не заслуживал такой преданности. — Что случилось?

— Виктор решил, что слуг в доме слишком много, Нэди уволили. Без выходного пособия. 

— Но у Нэди договор, — возразила я. — Её нельзя уволить. Я же сама его от имени отца заключила, когда он хотел сделать нечто подобное. 

— Вас тогда чуть за лина Кантариуса силой не отдали, — рассмеялась старушка. 

— "Разоряй его, паршивая девчонка, а не меня!" — спародировала я и фыркнула. — Хорошо, что в тот день вы напекли любимые отцовские пирожки с печенью. Иначе быть мне счастливой женой. 

— Я вспомнил тот случай и взял на себя смелость предположить, что вы сможете помочь Нэди. 

Я села на диванчик, потерла виски пальцами, раздумывая над ситуацией. Мне было стыдно за сводного брата. Так стыдно, как никогда. Нэди всегда делала два вида десертов, потому что мы с Виктором любили разное, а порадовать ей хотелось всех. Когда сводный братец болел, именно Нэди кормила его с ложечки, а не родная мать. А теперь он просто взял и выкинул её на улицу. 

Лин Саливан вкатил столик на колёсиках, передал мне чашку чая и тарелочку с маленькими рогаликами. 

— Лин Саливан, составьте договор, я принимаю Нэди на работу поваром. Первое время придётся трудно. Работать нужно и в приюте, и в трактире. Хотя временно трактир пуст, но я планирую запустить работу в ближайшие дни. 

— А Руфуса? — со слезами на глазах спросила кухарка. Её на работу принимала ещё моя мать, но тогда Нэди была помощницей повара. 

На самом деле она действительно была в годах, но это никак не влияло на её работу. Нэди готовила так вкусно, как никто другой. Я бывала с отцом во многих домах, там часто работали приглашённые мастера половников и поварёшек, но я почти никогда не ела досыта, потому что дома Нэди точно наколдовала нечто в тысячу раз вкуснее. 

— Для секретаря я слишком стар, — Руфус покачал головой. — Вам лучше найти кого-то расторопного, молодого... А мне пора переходить к спокойной работе. Найду себе такое место где-нибудь. Не пропаду. 

— Я хотела предложить место учителя, — я улыбнулась. — У меня есть кандидат на роль помощника, но его нужно многому научить. Да и остальные ребята будут рады, если вы поможете им. 

— Я оформлю лицензию, — улыбнулся Саливан. — Чует моя печень, мы с вами делаем великое дело! 

— Да, лин Саливан, ваша печень никогда не ошибается, — я рассмеялась. Боги, как же много рискованных глупостей я делала в последние дни! Но отчего-то работа впервые доставляла удовольствие. Раньше я занималась бизнесом, чтобы отец был доволен. Перестал ворчать, что женщина может командовать только на кухне. Убедился, что я чего-то стоила. А теперь я просто делала то, что мне нравилось. Да, неизвестно, принесёт ли трактир большую прибыль. Но я верила, что всё получится. — Займитесь, пожалуйста, лицензией для Руфуса, договорами с моими новыми сотрудниками и ещё кое-что. По договору, заключённом с Нэди, в случае увольнения она должна получить компенсацию в две тысячи золотых. 

— Вы серьёзно? 

— Я всё-таки Беринская, — проворчала трактирщица без медяка прибыли. — А Беринские никогда не шутят с деньгами. Нужно заставить Виктора выплатить выходное пособие. 

— Куда ж мне такие деньжищи? — испугалась Нэди. 

— Куда хотите. Можете дочери отправить, можете дом построить, можете сиротам моим пожертвовать. Это ваши деньги, делайте с ними, что хотите. 

— Без суда не отдаст, — Саливан покачал головой. — Я, конечно, займусь, но разбирательство будет долгим. У вашего брата уже возникли большие финансовые трудности. Терять деньги ещё и из-за кухарки он не пожелает, сами понимаете. 

— Десять процентов заберёте себе, — хмыкнула я. — Но подать в суд нужно быстро, пока братец не прошляпил отцовское состояние. У Виктора талант тратить. Не удивлена, что первые тревожные звоночки появились уже сейчас. 

Саливан улыбнулся, представляя в своём кошельке двести золотых за простейший судебный процесс. Теперь точно вытащит эти деньги из Виктора клещами.

— Разумеется, лина Хельда, всё будет сделано в лучшем виде! 

Ещё бы! За две-то сотни золотых! 

— И последняя просьба к вам. Займитесь, пожалуйста, транспортировкой отвоёванного. И работников. Вечером, часам к семи, возможно, я успею сделать все дела и дойти до телепортационной площади. Если не успею, отправляйтесь без меня. 



Мишель Лафф, Ирина Риман

Отредактировано: 17.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться