Трактирщица

Глава 21. Домовые

 Мимо проплывало большое пушистое облако, а я себя чувствовала маленькой злой тучкой. Ощущение не нравилось, и я постаралась скорее избавиться от него. Смотрела на небо, думала обо всём хорошем, но всё равно злилась. 

Бесо покашлял, напоминая о себе, и я оторвалась от бестолкового созерцания. 

— Кто сегодня дежурный? 

— Дайс, — ответил Бесо. 

— И почему его не было рядом с Мисой на момент происшествия? — спросила, глядя на Бесо, и только потом посмотрела на Дайса, бледного и напуганного. 

— Я уснул в конюшне. Плохо спал ночью, но это не оправдание, — понурился парень. 

— Не оправдание, — кивнула я. — На первый раз я просто лишаю тебя недельной зарплаты. Бесо, запиши в журнал обязательно. Но если ситуация повторится, это касается каждого, я отхлестаю крапивой не гостя, а вас. Это понятно? 

Парни кивнули, разом расслабляясь. Видимо, думали, что выгоню? Ну нет, раз на то пошло, случившееся в первую очередь — моя вина , а не мальчишек. Нужно было раньше объяснить девочкам, как себя вести, чтобы не было подобных проблем. Это же очевидно, что мимо трактира ездят в том числе и сволочи. А я понадеялась на удачу. Не учла такую простую опасность и вовремя не приняла меры.

— Я должен извиниться перед Мисой, — твёрдо произнёс Дайс. — И если… Если он успел, я на ней женюсь, как только исполнится шестнадцать. Я и сейчас могу, но до шестнадцати нельзя ведь. 

Вот навряд ли кому-то в мире вообще удастся удивить меня больше, чем этим детям! 

— Не успел, она смогла сбежать, —  успокоила я воспитанников. —  Но извиниться действительно нужно. 

Дайс кивнул, и они с Бесо ушли разговаривать с Мисой. Вернее первый просить прощения, а второй, очевидно, проводить тот же инструктаж, что и я. Ну и хорошо, повторение — мать учения! 

Я вернулась в зал и уселась рядом с фитоллийскими гостями. Вопросов никто не задавал, слава всем богам, а я не стремилась разговаривать о неприятной ситуации. Так что за тишину во время трапезы магам с островного государства я была благодарна. После еды отвела их в убежище, показала, как устроены тайные ходы. 

— Неплохо, — похвалил мою работу Кеннет. — Ты серьёзно подошла к вопросу безопасности. 

— У меня три десятка детей,— пожала плечами. — Приходится думать о защите. 

— Мы кое-что поправим, но в целом вы действительно хорошо справились с камнедеревом, — заметил Лиам. — Есть мысли, куда прятать портал?

—  Можно вмонтировать в дверь, — предложил Эрик. — Портальный камень уложим в порог, так найти будет сложнее. Активацию на кого настраиваем? 

— Я, Бесо, Доминика, Руфус, — не совсем уверенно перечислила я. Возможно, стоило назвать Риль и Нэди? Или оставить только Доминику? 

— Понял, —  кивнул синеглазый Лиам. —  Предлагаю домового сразу подселить, пока лишних глаз нет. 

— А нужен ли он он, когда есть дух? 

— Эрик, ты когда-нибудь пробовал поставить ведьму у хозяйства? — вкрадчиво поинтересовался Лиам. — Подселяем домового, так спокойнее. Девочкам не придётся в номера заходить, чтобы белье сменить опять-таки. На кухне будет помощник. Да и стирку он на раз организует. Мне вот Лируська подселила одного такого, не нарадуюсь. 

— Естественно, у тебя выбор был — либо пустить домового, либо есть Лируськину стряпню. 

Лиам только отмахнулся, достал из рюкзака башмак, поставил его на пол и как-то по-детски неуверенно, читая с ладошки попросил:

— Дедушка-доможил, ты далеко жил, сюда приходи, невзгоды отведи. Низкий тебе поклон со всех четырёх сторон. Живи-поживай, уклад соблюдай! 

Пол мелко завибрировал, и я во все глаза уставилась на то, как из башмака выбирается самый настоящий маленький дедушка! Ростом до колена, кругленький, бородатенький и с длинными седыми волосами, заплетенными в косы. 

— Доброго солнца, хрустящего хлеба и белой соли, хозяйка, — поклонился домовой. И я тоже поклонилась, понятия не имея, как ведут себя с домовыми. — Примешь у себя и жену мою с внуком? 

—Ж-жену? — я вопросительно посмотрела на Делири, но он лишь пожал плечами.

— Да, ты не переживай, хозяйка, —  подбодрил домовой. — Мы с лицензией, регистрацией, всё как положено. 

— Ну, если с лицензией, — неуверенно пробормотала я и прочистила горло. —Тогда приму. 

Дедок улыбнулся, погладил бороду, оглянулся на башмак, пнул его. 

— Выбирайся, нечего королеву из себя строить. Не знают они приглашения для домовихи! Не будет тебе личных поклонов. Можешь часть моих забрать, королевишна нашлась. 

— Ах ты старый негодник! — Возмутились изнутри, и эхо подхватило "ник-ник-ник". Я устало потёрла лоб. Снова посмотрела на Кеннета, а он улыбнулся, и я… Ну, домовые, и что? Ведьма же обещала, чего я теперь удивляюсь? Вон, Лиам говорит, что от них польза одна! Вообще замечательно! Можно считать, выиграла в лотерею. Трижды. Домового, его жену и внука, да. Везучая я, что ещё сказать?

Из старой обувки вылезла такая же низенькая женщина, разогнула поясницу и ударила несколько раз полотенцем своего мужа. Я задумалась, выглядела ли так же комично, когда хлестала крапивой горе-постояльца? 

— Дети в доме есть? — Успокоившись и вытащив наружу внука, деловито спросила домовиха. Внук оказался пареньком лет пятнадцати с поправкой на рост. Он ужасно стеснялся и оглядывался по сторонам. 

— Да, — я кивнула. 

— Сколько? — уточнила сказочная женщина. — Мне послышалось?

— Тридцать два, — повторил Кеннет. — Старшему шестнадцать.  

Домовые уставились на меня круглыми-круглыми глазами. 

— Эт-то как так? Тридцать два… Ты же молодка ещё! 

Я смутилась. Молодкой назвать меня было трудно. Но чтобы в двадцать пять обзавестись таким количеством детей, мне с семнадцати пришлось бы каждый год рожать по четверо детей. 

— У меня трактир, а при трактире — сиротский приют . Дети особенные —  отказники и отпрыски преступников, дезертиров. 

— Понял, будем аккуратны, —  деловито кивнул домовой. —  Проследим, чтоб не воровали и… 



Мишель Лафф, Ирина Риман

Отредактировано: 17.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться