Транзитом по реальностям

Font size: - +

Глава 6

Я боялась раскрыть глаза. «Буду кричать, царапаться, кусаться, – решительно думала я. – Пусть выгонит, – и тут же следом надвигалась паника. – Выгонит? Куда? Куда я пойду? А, может, просто не смотреть и представить, что это Толик? Просто не смотреть и представить. Да. Представить…»

Секунда, две, три… какое-то шебаршение и… на меня мягко легло одеяло. Снова шорох – Ванька поправил его и на ногах, укутал оставшиеся не укрытыми голые пятки. Я дернула нечаянно задетую им ступню. Теперь это уже не казалось приятным, но Иван вроде даже и не обратил внимание. Заботливо подоткнул, как маленькому ребенку одеяло. Теплое прикосновение ладони ко лбу. Недолгое. Проверил температуру. Быстрое, даже похожее на робкое, приглаживание волос. И тень, поскрипывая старым диваном ушла, унося с собой Ваньку.

– Спокойной ночи, – донеслось до меня.

– Спокойной, – ответила я, настороженно открывая глаза.

Темнота рассеялась до нечетких очертаний. Парень лежал на животе, обняв руками подушку, как и вчера между нами был почти метр расстояния. И с чего я взяла, что Ивану от меня что-то надо? Надо же какие глупости напридумывала. Тихая спокойная улыбка растянула мне губы, я умиротворенно вздохнула. Ванька – он добрый и хороший. Он не бросит и не обидит.

Я завозилась, уютно устраиваясь. Полежала пару минут, моргая. Усердно настраивалась на сон, но мысли каруселью замелькали в голове:

Родители. ДТП. Толясик не узнал меня, и на работе девчонки тоже. Нива. Ухабы. Апатично-безразличный дежурный полицейский и жуткие до дрожи слова «ПРИЮТ ДЛЯ БЕЗДОМНЫХ». Злая Алёнка. И снова родители… Где они? Где мой дом?

Страшно и одиноко.

Хлопнув ресницами, я сморгнула слезинку и осторожно протянула руку, отыскивая тепло и спокойствие. Иван не сказал ни слова, просто наши пальцы в темноте сцепились, его горячие и сильные, и мои – холодные и дрожащие. Тревоги стали тихо-тихо отходить на задний план. В затуманенном сознании забегали совсем другие мысли. Глупые и бессвязные:

Ванька с огромной щукой. И у щуки, и у Ваньки яркие голубые глаза. Он расхваливал ее проходимость, по всем глубоководьям и все просил застраховать эту рыбину. А я силилась и никак не могла вспомнить щучий базовый тариф. Вот никак на ум не приходили цифры.

— Какой же ты страховой агент? – ехидно улыбался своей красивой улыбкой Иван во все свои кривые зубы. Ну хорошо, не все кривые зубы, а только два, и совсем-совсем чуть-чуть кривые... А я тем временем все вспоминала, вспоминала и не могла вспомнить.

– Нужно время. Надо просто подождать, – услышала я сквозь сон.

«Надо», – сказать уже сил не было, я почти крепко спала, поэтому просто подумала, а еще добавила, – «Ты меня только не бросай».

В ответ почувствовала крепкое пожатие:

«Спи, не брошу».

 

Мой второй завтрак в этом доме практически ничем не отличался от вчерашнего. Я так же гоняла туда сюда ложкой в кружке чай. Ванька жевал.

– Хочешь я тебе блинов напеку или драники пожарю, – зачем-то предложила я. Неужели он каждое утро этими бутербродами питается.

– Лучше пироги, – голубые глаза заинтересованно сверкнули, – с капустой.

Язык мой – враг мой. И кто меня дернул с инициативой вылезть. Хочется, конечно, быть полезной и отблагодарить человека. Но пироги! Праздник, что ли?

– Не умеешь? – заметил мою растерянность Иван.

Я сконфузилась. Не то, чтобы я прям совсем их не умела делать, теорию знала, определенно. Маме я точно помогала. При большом желании можно и попробовать состряпать пирог. Вот только с желанием как-то не очень.

– Умею, – поспешила я пресечь его ехидную насмешку над неумехой, – просто это не быстро.

– Вечером тогда, – не отставал он, видимо, идея с выпечкой уж больно ему понравилась.

– Хорошо вечером, – кивнула я. От стряпни отмазаться не удалось. – А сейчас что?

– Сейчас? – Иван почесал затылок, мысленно компонуя планы на сегодняшний день. – Сейчас сначала поешь, а не просто желудок прополоскаешь. – Ткнул в мой уже остывший чай. Я хотела тут же возразить, что по утрам не ем, но под настойчивым взглядом осеклась. И в самом деле, забегаловка с сосисками в тесте и кофе, конечно, не ресторан, но каждый день меня там кормить все равно накладно. Ванька заметив мое покорное согласие продолжал, – а потом съездим в больницу. С головой и памятью надо все же что-то делать.

Неприятное замечание, но, да, он прав – мозги надо возвращать на место. Я снова безропотно кивнула.

– Вот и договорились, – удовлетворенный сам таким раскладом, Ванька встал, придвинул ко мне чуть ближе свои пустые чашку и тарелку, ложка уныло звякнула о края посуды, и вышел из кухни. Буквально через минуту в комнате заговорил телевизор.

Мыть за хозяином после еды — теперь моя обязанность, поняла я.



Ксюша Литт

Edited: 09.10.2018

Add to Library


Complain