Трехликая сторона. Книга 2

Размер шрифта: - +

12

\   \   \

-И как тебя теперь называть… ваше бывшее высочество?

Дун предсказуемо издевался. Его лошадь, еще со времен Лудд-Арфи показавшаяся мне больной, выглядела таковой и сейчас, однако продолжала вымученно таскать на себе своего хозяина; и если телом он был нетяжел, то запас специфического юмора точно давил на несчастную кобылу.

-А третьего твоего мужа, интересно, какая смерть ждет?

-Заговариваешься, - из глубины каравана, следующего в сторону Танатра, вынырнул Лись. – Твои слова граничат с неуважением к погибшим королю и принцу.

Дун разочарованно засопел, недовольный чужим вмешательством. Избавившись от необходимости следить – теперь мои действия мало интересовали Акропа – он сделался невыносимо веселым. Именно невыносимо, назойливо веселым; прилипчивость его никуда не исчезла.

-Я ведь не со зла...

-Дун, а ты рискни, стань третьим, - сухо произнесла я, не сводя взгляда с приближающихся гор. – Тогда способ смерти станет очевидным: тебя заколет собственная жена, утомившись от твоей бесконечной болтовни.

Он заулыбался подходящему ответу и погнал лошадь вперед.

-Зачем поощряешь?

-Ты слишком серьезно настроен, Лись. Нам всем нужно поучиться у Дуна расслабляться.

Моя черная мантия с вышитым на лопатке драконом сгорела в зеленом огне. Символично – в тот же день я лишилась королевского статуса. В тот же день развеяли прах Зонба, и в тот же день на престол взошел Нодред. Сейчас он руководил отрядом, уверенно ведя его в оккупированный Танатр, чьи ворота обязаны были открыться для нас абсолютно беспрепятственно.

-Ты ждешь засады?

-Нет. Я уже говорила, что верю ему.

-Тогда о чем задумалась?

-Об Ангел. Если она не соврала, по нашей территории бродит опасный последователь чародеев, и у него есть какая-то цель – не случайно же он выбрал жертвой именно Фуби.

-Или случайно, - пожал плечами Лись. – Может, не понравилось ему, как стражники у ворот встретили, вот и поджег.

-Стражники, говоришь, - мужчины в панамах. Две высокие тени, вошедшие в крепость без лошадей – откуда они только заявились. - Напрасно мы ее прогнали. Она спасла нас.

-Если не соврала. Кира, ей лучше будет без нас: без твоей опеки, без раздражителя в моем лице, без надзора Холеса – он догадывался, ты же видела. Еще чуть, и отправил бы ее на эшафот. С магом мы разберемся собственными силами, не переживай.

-С последователем, - задумчиво поправила я. – Маги не несли зла.

Лись глянул на меня с изумлением, но спорить не стал.

За зубцами крепостной стены Танатра мелькали, как серебристые рыбы среди водорослей, рогатые шлемы. Их присутствие раздражало мой глаз, указывало на подневольность родного замка, а мне так хотелось видеть его свободным. Ассасины заставили лошадей сбавить шаг, опасаясь обстрела из рыцарских луков – Нодред подъехал к воротам в одиночестве. Они не спешили открываться. Я поняла, что практически не дышу: если сейчас что-то пойдет не так, все окажется напрасным. Каждый взгляд со стены, каждая секунда ожидания били по нервам; Нодред что-то крикнул, Моратиан и Нихич взялись за стрелы. Я быстро вытянула руку, призывая спрятать их обратно в колчаны, напрочь позабыв, что отныне не имею права приказывать. Однако они послушались.

Ворота, наконец, приглашающе скрипнули, как скрипели бессчетное количество раз, встречая меня по возвращении из долгих и не очень отъездов, и звук этот я не забыла даже спустя полгода. Не забыла хлев с приветливым конопатым конюхом, не забыла длинную торговую улицу, площадь из светлого кирпича и реющий над ней флаг – все это мне страсть как хотелось увидеть снова, хотя я понимала: многого может больше и не быть. Ассасинского флага так точно.

Нодред обернулся к сомневающемуся отряду черных плащей. Ободряюще кивнул. Я легонько надавила на бока своей лошади и поравнялась с ним перед распахнутой пастью Танатра, чьи фланкирующие башни напоминали крылья, а вьющиеся позади горы – хвост.

-Ну, правитель объединенных Листов. Ты удовлетворен результатом?

-Спроси через пару лет.

Я усмехнулась. Взгляд очень быстро отыскал ее, бывшую рыцарскую королеву, главную пособницу Нодреда. Высокую и стройную, в скромном платье до самых щиколоток; на вид ей сложно было дать больше тридцати пяти. Лишь при близком рассмотрении обнаруживались опустившиеся в связи с возрастом уголки губ и набухшая кожа под глазами, однако, даже несмотря на это, лицо ее выглядело свежим, открытым из-за высоких дугообразных бровей. Она не была особенно красива, как мне представлялось по рассказам. Не была увешена богатыми аксессуарами, и все равно источала олимпийское величие.

-Могу я увидеть Юну?

-Для начала нужно тебя представить.

Ирэя наблюдала за нами, не обращая на других ассасинов ни малейшего внимания. Больше даже за мной – за единственной женщиной в отряде, вроде одетой по-мещански: в темные джинсы, да футболку с длинными свободными рукавами; но почему-то находящейся при оружии и рядом с королем. Ее лисьи глаза светились любопытством – узкие, как у покойного мужа, но гораздо более выразительные. Я повернулась к ним спиной. Они мне не понравились, хотя объективной причины на то не было никакой.

-Потом представишь, Нод. Пожалуйста.

-Ладно. Через час жду тебя в обеденном зале.

Торговая улица была полностью разорена – я шла по ней, стараясь не смотреть по сторонам и не вдумываться в необычайную тишину. Многие дома пустовали: Эзикий не пощадил даже тех обитателей Танатра, что жили вне замка, не связанных родственными узами с ассасинами.

Лись был прав. Не осталось никого. В животе у меня рос ком, и к площади он сделался настолько тяжелым, что пришлось присесть. Я положила ладони на светлый кирпич, вытягивая из него воспоминания о прошедших здесь Поединках, отборах, казнях, встречах... лица всплывали в темно-серых оттенках и крайне смутно – даже лицо Варго.



Роксана Форрадаре

Отредактировано: 25.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться