Тренер старых тел

Размер шрифта: - +

Тренер старых тел

— Роман Владимирович, ваш персональный менеджер ждёт вас. Проходите пожалуйста! — девушка улыбнулась столь ослепительно, что Роман сразу сообразил, что она такая же продукция корпорации “Satellite”, как и вечно юные люди с рекламных плакатов.

Молодой человек кивнул офисной красавице и шагнул в приветливо раскрывшиеся двери.
— Здравствуйте! Здравствуйте, дорогой Роман Владимирович! — персональный менеджер хоть и выглядел безупречно, но неуловимые шероховатости с головой выдавали в нём урождённого хомо сапиенса.

Роман уселся в неказистое с виду кресло, которое тут же приняло оптимальную для гостя форму. Персональный менеджер, не переставая улыбаться, окинул восхищённым взглядом безукоризненный костюм Романа, на миг задержался на платиновом хронометре и полным подобострастия голосом произнёс:
— Итак, Роман Владимирович, мы завершили обработку вашей пси-матрицы и готовы в любой момент приступить к переносу вашего сознания в тело дроида.
— Не сомневаюсь, — Роман усмехнулся, — Осталось узнать цену.
— Конечно, конечно! — и в руки Романа легла элегантная кожаная папка, на единственном листе которой были напечатаны всего несколько слов.

Но этого хватило, чтобы глаза гостя полезли на лоб.
— Вы это серьёзно?
— Прошу прощения? — менеджер был само участие, — Что-то не так?
— Цена! На порядок выше, чем я рассчитывал!
— Уважаемый Роман Владимирович, — менеджер перешёл на снисходительно-увещевающий тон, — У нас нет и никогда не было твёрдых расценок. Вы предполагали цену, исходя из чего? Кулуарных разговоров на бизнес-вечеринках, сетевой болтовни или опусов жёлтой прессы? Позвольте, я поясню. При всей технологичности, отработанности и безошибочности перенос личности — далеко не автоматизированная процедура. Под каждую пси-матрицу мы выращиваем индивидуальный плазмокристалл. Его свойства, размеры и цена полностью зависят от параметров переносимой личности. Да, должен вас огорчить. В вашем случае, увы, расчёт показал необходимость изготовления одного из самых дорогих кристаллов за всю историю нашей корпорации.
— Но почему? — Роман никак не мог прийти в себя.
— Потому, Роман Владимирович, что вы обладаете чрезвычайно богатым внутренним миром.
— Я?!
— Именно вы! Пожалуйста не делайте такое удивлённое лицо. Мы тщательно проанализировали вашу пси-матрицу. Вы не просто топ-менеджер крупной компании. Вы, как раньше говорили, отличный семьянин.
— Какое отношение это имеет к переносу?
— Самое прямое. Вы замечали, как редко стали люди заключать браки? В миллионном городе это случается не чаще пары раз в неделю. Вы представьте: две свадьбы на громадный мегаполис! Раньше о таком и подумать было нельзя. А сколько из этих семей распадается? Почти все. А почему? Потому, что в семье надо уметь себя отдавать. А это хорошо получается только у того, кто сам велик. Уж простите за высокопарный слог. К тому же, ваше хобби… 
— А это тут причём?
— Дорогой Роман Владимирович, — менеджер мягко улыбнулся, — Вы хоть и офисный человек, но не чужды музицированию. Более того, вы грешите сочинительством. Думаете, что реализация таких вещей на уровне плазмокристалла просто решается? Отнюдь! А ваше увлечение живописью?
— Я не рисовал уже незнамо сколько лет. А трубадурство мне и подавно не нужно! Выкиньте это к чёртовой матери! — Роман начал выходить из себя.
— Пожалуйста, успокойтесь. Нервотрёпка вам только вредит.
— Неужели? А ваши цены мне, значит, благоприятствуют?!
— Роман Владимирович, пожалуйста, дослушайте меня, — менеджер устало посмотрел на раскрасневшегося клиента и со вздохом продолжил, — Мы не можем вырезать что-либо из пси-матрицы. Личность переносится либо полностью, либо никак. Это не обсуждается. Я понимаю, что у вас рак на завершающей стадии. И вам крайне необходим перенос. Потому предлагаю вам кредитование… 
— Что? Вы понимаете, что такой кредит я буду выплачивать столетия?
— Понимаю. А что вас останавливает? Смерть в обозримом будущем вас не побеспокоит. Даже если случится неприятность, и ваше тело будет полностью уничтожено, то мы тут же воссоздадим вашу копию.
— Копию?
— Копию тела. Сознание, как я ранее вам уже объяснял, мгновенно перекочует в него. Вы вообще ничего не почувствуете! И этот перенос уже будет полностью бесплатным, как и последующие. Конечно, если вы сами не спровоцируете разрушение тела.
— Спровоцирую?
— Не беспокойтесь, это не относится к работам с высоким уровнем риска. Пожалуйста, подумайте над тем, что после переноса вы о кредите вообще не вспомните!
— Неужели? — саркастично воскликнул Роман. 
— Да! Мы переселили тысячи личностей. И больше половины из них сделали это через кредитование. И вы думаете, хоть кто-то оказался недоволен?
— У них просто не было выбора.
— Ошибаетесь. Вы забыли про виртуальное существование. Мы это делаем практически бесплатно. Вы же пробовали виртуальное тело. Разве это плохо?
— Неплохо, — нехотя признал Роман, — Но и хорошего мало.
— Понимаю. Для экстравертов это вообще не выход. Но вернёмся к кредиту. Поймите, после того, как ваше сознание будет перемещено в плазмокристалл, вы обретёте невероятные возможности! — менеджер наконец-то нащупал верную нить и продолжил более уверенно, — В вашей власти быть не только человеком, но и любым существом или механизмом! Вы ещё не пробовали каково ощущать себя космическим кораблём и рассекать бескрайний космос. Никакие наркотики не доставляют такого наслаждения! И заметьте, жалованье цифрового пилота побольше вашего нынешнего дохода. А таких вариантов трудоустройства — масса! И постоянно появляются новые. О скорости обучения вам тоже заботиться не придётся. Плазмокристалл мгновенно впитывает невероятные объёмы информации… 

Роман рассеянно слушал дифирамбы цифровому мозгу, щедро расточаемые персональным менеджером компании “Satellite” и всё больше смирялся с неизбежным. Наконец восторженные песнопения иссякли, Роман посмотрел в горящие надеждой глаза, буркнул: “Хорошо, я подумаю” и стремительно выбежал из кабинета.

Выйдя из здания, Роман ощутил на лице такой тёплый и одновременно пышущий свежестью ветер, что глаза сами наполнились слезами. Царящее в городе лето было столь прекрасным, словно высшие силы решили напоследок побольнее ударить обречённого. Сочная зелень искрилась мириадами изумрудных гор, громады зданий из стекла и стали сияли приветливостью и чистотой. Мимо шли и бежали люди, смеялись дети, улыбалась молодёжь, на электрокарах вальяжно двигались пенсионеры. Один глубокий старец едва не наехал Роману на ногу. Дед важно почмокал губами, пробормотал что-то и с необычайным достоинством удалился. 

Роман, всегда боявшийся старости с горечью посмотрел ему вслед и подумал: “А я вот старым не буду… В любом случае.”

***

Спал Роман в ту ночь отвратительно. Каждый час, а то и чаще, просыпался от ужасных видений, переворачивал взмокшую подушку, целовал жену и вновь проваливался в тягостный сон. Впрочем, так проходила каждая ночь с того дня, как был поставлен страшный диагноз. Утро радовало только тем, что приносило временное избавление от ночных кошмаров, погружая в безысходность реальности.

Накануне вечером, истомив мозг, Роман всё же решился взять безумный кредит. Сравнив ставки, комиссии и кучу разных параметров, выбрал наименее кровопролитные условия в одном из ведущих банков столицы. И теперь сев в электромобиль, Роман диктовал адрес ближайшего отделения, специализирующегося на гигантских займах для частных лиц. Автопилот мелодично пропел стоимость предстоящей поездки и мягко тронулся.

Роман опустошённо глазел на пролетавший мимо город. В голове не было ни единой сколько-нибудь законченной мысли, а лишь мишура из отрывков далёких и не очень воспоминаний. Школа… Вот четвёртый класс и учительница срывает голос в крике: “Зачем тебе вообще голова!” А вот уже работа… Вспомнились первые проблемы, когда Романа едва не уволили, но он сумел переломить ситуацию в свою пользу. Да, тогда смог… Пробежала перед глазами жизнь. Короткая, поспешная… Как многого в ней не было… Но вроде счастье было. Или не было? Женитьба… Казалось, тогда был на вершине блаженства… Теперь же это воспринималось как простой факт из прошлого, не более. “Неужели всё зря?” — болью вспыхнуло в голове. И тут же появился образ жены. Глаза полные любви и надежды.
— Так! Хватит! Разнылся как сопляк. Я нужен семье. И точка! А всё остальное… — Роман грубо выругался и только потом заметил, что такси давно стоит, и поинтересовался у автопилота: — Мы уже приехали?

Но робот-водитель не откликался. Роман нажал кнопку принудительного ответа и с удивлением воззрился на заполнившую экран рябь.
— Виртуальный помощник вырубился? Интересно. Никогда о таком не слыхивал. Так… А где у нас кнопка вызова помощи?

Связавшись с диспетчерской и выслушав тонны извинений, Роман вышел и огляделся. Место, где благополучно загнулся автопилот оказалось весьма далеко от цели. Он развернул голографическую карту — стоянок такси поблизости не было. Но зато всего в нескольких десятках метров сверкала сферическим куполом станция монорельсового экспресса. Не долго думая, Роман рванул туда. Выхватив из автомата билет, он еле успел в отходящий вагон. Скорость поезд набирал стремительно и надо было поторапливаться, чтобы успеть сесть на своё место.

Но каково же было удивление Романа, когда он обнаружил, что оплаченное им место занято. Полная дама, восседавшая на его законном кресле, молча показала билет с тем же номером. Для выяснения нонсенса времени не осталось, поезд уже летел во весь опор. И подоспевший робот-кондуктор смог помочь только тем, что зафиксировал человека в стоячем положении в специальной резервной нише, а на следующей остановке бесцеремонно выставил обалдевшего Романа из поезда.

Роман растерянно озирался, не понимая, как такое вообще могло произойти. Но выслушать его невероятную историю было некому. Вокруг шумел какой-то парк, а единственным напоминанием о цивилизации была стойка монорельсовой станции.
— Да, что за чёрт тут твориться?! Апокалипсис решил меня опередить? 

Роман достал мобильник и потерял дар речи — сотовая сеть отсутствовала. В очередной раз покрыв матом весь белый свет, Роман заметался по парковым зарослям в попытке найти место устойчивого приёма. Но несколько минут беготни оказались потраченными зря — телефон упрямо не желал ловить сигнал. И тогда наступило какое-то внутреннее успокоение. Роман обмяк, прямо в костюме растянулся на траве и вслушался в пение птиц. Минуты летели, где-то рядом шумел город, люди решали проблемы, а в парке наплевав на всё лежал топ-менеджер Роман. Ещё человек, но без пяти минут киборг.

Сон атаковал стремительно и незаметно, не оставив ни малейшего шанса на сопротивление. Роман Владимирович провалился в сказочную страну, где всё было необычно и фантастично, но в тоже время безопасно и знакомо. Настоящая детская сказка унесла далеко-далеко от тяжких забот и проблем… 

Роман проснулся абсолютно иным человеком. Он с улыбкой глянул на пробивающееся сквозь листву солнце, поднялся и, весело насвистывая, отправился в совершенно неведомом направлении. Ступать по мягкой траве было столь приятно, что молодой человек был бы рад, если бы этот парк вообще не кончался. Но всему на свете бывает конец. Кончилась и эта незапланированная прогулка. Ноги вынесли на скоростную автостраду. Летящий поток машин не мог прервать движение, и человеку пришлось просто двинуться вдоль дороги.

Ворвавшись в тенеты цивилизации, Роман опять ощутил беспокойство. Сколько ему ещё топать вот так? И, чёрт побери, почему в двадцать первом веке человек может потеряться в центре столицы? Ответов не было. Но зато через несколько десятков метров Роман вышел на пустующую автопарковку, расположенную у небольшого фитнес-центра. Вздох облегчения получился столь громким, что молодой человек, воспитанный в обществе всеобщих запретов даже испугался. Но услышать его было некому. И Роман радостно припустил к стеклянным дверям, над которыми сверкала скромная голографическая вывеска “Тренер старых тел”.

Внутри павильона царила привычная прохлада и непривычный полумрак. Роман долго вглядывался в дикое нагромождение спортинвентаря и далеко не сразу обнаружил единственного обитателя заведения. Только когда тот соизволил выглянуть из непроглядной кучи разномастных тренажёров, Роман радостно крикнул:
— Здравствуйте! Простите великодушно. Я остался без связи. Можно отсюда позвонить?

Но ответа не получил. Обитатель спортивного центра молча двинулся в направлении гостя. Он настолько грациозно огибал причудливые железяки, что Роману стало ясно, тот не заблудится в этих джунглях и в полной темноте. Когда же абориген подошёл вплотную, Роман с удивление взглянул на глубокого старика. Да, тело его двигалось под стать двадцатилетнему, но лицо… Всё иссеченное морщинами, свисающая чуть ли не до пояса растрепанная серебристая борода. Но самое главное — глаза. Они были выцветшие, словно человек навидался такого, что попросту устал жить.

Поддавшись охватившему разум диссонансу, молодой человек несколько мгновений молча разглядывал подошедшего. Молчал и старик. Наконец, спохватившись, Роман выпалил:
— Добрый день! Простите, пожалуйста. Видите ли, я остался без связи. Могу я воспользоваться телефоном?
— Конечно, — голос был скрипучий, но необычайно умиротворённый, — Стационарный аппарат на стойке. Звоните, куда пожелаете, Роман Владимирович.
— Огромное спасибо! — Роман уже было сделал шаг, но тут же спохватился, — Погодите, а откуда вы знаете моё имя?
— Я с вами неплохо знаком.
— Мы знакомы? — Роман изо всех сил напряг память, но никаких старцев в его контактах не нашлось.
— Вы меня не знаете. Пока не знаете. А вот я о вас знаю немало.
— Э… откуда? И кто вы такой? — Роман начал настороженно пятиться к выходу, на что старик с усмешкой ответил:
— Вам нечего опасаться, Роман Владимирович. Не в вашей ситуации чего бы то ни было бояться. Разве не так? Я вас давненько поджидаю. И не просто поджидаю — я подстроил ваше путешествие ко мне. Неплохо получилось, верно? Но давайте не будем ходить вокруг да около, а сядем и побеседуем. У меня тут первоклассный кухонный кибер.
— Простите, что?
— Кибер, говорю. Он исключительно мастерски готовит ваш любимый кофе. Так вы не откажетесь немного побеседовать и получить так желаемые вами ответы?

Кофе действительно был превосходным. Роман мигом опрокинул малюсенькую чашку и, ловя накатывающее блаженство, спросил:
— Так откуда вы меня знаете?
— Роман Владимирович, простите, но я отлично осведомлён о вашей болезни. Равно как и о том, что вы рассчитываете получить кредит на новое тело. В вашей ситуации это весьма разумно.
— Конечно. Но это не ответ.
— Да, да. Совершенно верно, — старик сделал паузу, словно собирался с мыслями, а затем неуверенно продолжил, — Я хочу вас попросить… Пожалуйста, выслушайте меня спокойно. Выслушайте до конца.
— Я это и намерен сделать. Не ходите вокруг да около.
— Хорошо. Так вот, я работаю на корпорацию “Satellite”. Соответственно, все ваши данные получены от них.
— Работаете на корпорацию?
— Не совсем официально. Но к вашему делу это не относится. Я хочу вам сделать предложение. Смею надеяться, оно вас заинтересует.
— Хм… Что ж, слушаю.
— Вы знаете порядок проведения процедуры переноса сознания?
— В общих чертах.
— Вы знаете, что будет с вашим телом после переноса?
— Если вы о тепершнем теле, то оно должно быть погружено в криокамеру для сохранения. Когда научатся лечить рак, я смогу им воспользоваться вновь.
— Хорошо. А вы действительно намерены это сделать?
— Простите?
— Вы же знаете, что тело бионикла ничем не уступает вашему природному. А точнее сказать, намного превосходит. Так неужели же вы собираетесь воспользоваться вашим старьём?
— Честно говоря, я так далеко пока не загадывал. Сейчас иные проблемы требуют моего решения. Впрочем, вы наверняка это тоже знаете.
— Конечно. Вам грозит многолетняя долговая кабала.
— Точнее, многовековая, — жёстко поправил Роман. 
— Так вот, Роман Владимирович. Я намерен избавить вас от этой проблемы.
— Вы? Каким образом? И почему, собственно, такая благотворительность?
— Никакая это не благотворительность. Вы отказываетесь от криокамеры и передаёте ваше тело мне. А я оплачу девяносто пять процентов стоимости вашего переноса.
— Бред какой-то! Зачем оно вам? Вы же в курсе, что этому телу осталось всего ничего?
— В курсе. 
— Тогда зачем?
— А вот это мой секрет. Но могу вам обещать, и это будет указано в договоре, что обладание вашим телом не принесёт вам никаких неудобств.
— В договоре? Хм… значит, всё официально?
— Официально. И с юридической точки зрения совершенно чисто. Вот договор, — старик протянул невесомую прозрачную папку, — Прочитайте, подумайте. Можно обсудить любые детали. Обращаю внимание только на одно обязательное условие.
— Слушаю.
— О нашей сделке никто не должен знать.

***

Остаток дня и последующие сутки Роман занимался договором. Прочтя несколько раз, он так и не увидел даже гипотетической лазейки для сколь-нибудь малого подвоха. Изучив же перспективы трудоустройства, поразился насколько сильно востребованы люди с новыми телами. Решение давалось нелегко. Романа невероятно пугало подозрительно щедрое предложение. Перед мысленным взором то и дело маячила мышеловка с восхитительным сыром по скидке в девяносто пять процентов. Но поделиться было не с кем, и совет дать никто не мог.

Роман изводился всё сильнее и сильнее. Он не замечал ничего вокруг. Ни детей, ни жену. Не отвечал на звонки, не принимал пищу. К исходу второй бессонной ночи Роман чётко понял, что стоит на самом краю, и что решение нужно принимать. Принимать сейчас. Нет уже ни дней, ни часов, ни минут. Остались секунды.

Он резко сел на кровати, и неожиданно ощутил прикосновение жены. Роман вздрогнул. Это было совсем не привычное касание, коих всяких разных в жизни было миллионы. Это была мольба, это была просьба о помощи, это было то, чего Роман никогда прежде не ощущал. Он обернулся и посмотрел в измученные полные слёз глаза… 

И тогда последние сомнения растаяли как дым.

***

А уже спустя неделю Роман и думать забыл обо всех, тревоживших его проблемах. Оставив прежнюю работу, и ещё не начав искать новую, плюнул на всё и решил целый месяц посвятить только себе. Здраво рассудив, что в долгосрочной перспективе отпуска ему не видать, новый, теперь уже вечно молодой человек ринулся навстречу новым возможностям и ощущениям.

Не отличавшийся в прежней жизни тягой к экзотике, теперь Роман старался каждое мгновение испытывать сильные и неизведанные ранее эмоции. Что он только не проделывал: нырял с отвесных скал и совершал затяжные прыжки с парашютом, плавал в море с акулами и боролся с медведем, карабкался на головокружительные высоты и нырял без акваланга… В конце концов наскучило и это. И обладатель нового тела решил напоследок посетить места, о которых давно мечтал.

В один из последних дней затянувшегося загула Роман бродил по Праге. Вечный город убаюкал его своим сказочным очарованием. Уже подступал вечер, а Роман всё кружил по улочкам и никак не мог надышаться магическими ароматами Злата Праги. Но внезапно его бесцеремонно одёрнули за рукав. Роман обернулся. Незнакомая пожилая дама, потрясая седыми кудряшками, с негодованием что-то настойчиво испрашивала у него. Роман слегка обалдел от такого напора, но новое тело тут же подключилось к мировой информационной сети. Цифровой мозг мигом определил, что дама говорит по-польски и подключил автоперевод, после чего Роман уже слушал претензии словно на родном языке.
— Хенерик! Что это такое, я тебя спрашиваю?! Разве я не сказала, где меня ждать? Ну, раз уж ты притащился за мной, то не стой столбом! — и тётушка начала резво впихивать в руки Романа бесчисленные пакеты.
— Мадам, вы верно ошиблись? Я никакой не Хенерик. И вообще не имею чести знать вас.

Услыхав такую отповедь, дама пристально посмотрела в смеющиеся глаза Романа, побледнела как полотно, а затем со всех ног кинулась прочь. Такого поворота событий он никак не мог ожидать. Глупо улыбаясь также ничего не понявшим прохожим, Роман собрал рассыпанные пакеты и попытался догнать странную туристку. Но куда там! Пробежав с чужими пакетами несколько переулков, Роман понял, что окончательно потерял след дамочки. Он раздражённо уселся на лавочку и заглянул в пакеты.  Кроме тряпья и сувениров там обнаружился ключ от гостиничного номера. В голове автоматически нарисовалась карта до искомого отеля. “Вот бешенная баба! Последний вечер в Праге, и тот испортила! Придётся занести шмотьё” — и Роман поплёлся, следуя цифровому маршруту.

Отель располагался неподалёку, и Роман не спешил. Даже таща чужие пакеты, идти по сказочно прекрасному городу было одно удовольствие. Но когда он вышел к искомой цели, то враз позабыл о пакетах. Во все глаза он смотрел на стоящую на другой стороне улицы пару: давешнюю пожилую сумасшедшую и… самого себя. 

В первый момент Роман решил, что обознался. Но спрятавшись в тени подъезда и включив режим усиления зрения, с ещё большим удивлением осознал, что смотрит на своё прежнее тело. Ошибки быть не могло. Вот старый, едва заметный шрам на левом предплечье, а вот и вечно допекавшее раздражение на шее, усилившаяся болезненная бледность… Роман никак не мог уразуметь: кому могла понадобиться его обречённая туша? Но судя по озабоченному виду парочки, дело тут было нечисто. Они перепуганно озирались по сторонам и чего-то ждали. Роман уже решил было выйти из укрытия, но тут подкатило такси, и странная пара ретиво запрыгнула в салон. А через пару секунд и само авто исчезло из виду… 

***

Роман бесшумно переступил порог фитнес-центра с вывеской “Тренер старых тел” и тут же встретился глазами со стариком. Дед совсем не удивился явлению бывшего клиента. Он коротко кивнул и молча пригласил к уже знакомому столику.
— Кофе?
— С удовольствием!
Старик поставил перед Романом крохотную чашку, не торопясь уселся напротив и, как ни в чём не бывало, сообщил:
— Я знал, что вы появитесь. Обладатель вашего тела сообщил, что вас стоит ждать в гости. Честно сказать, я очень рад, что вы не обратились в полицию и не наделали иных глупостей.
— Не обратился только потому, что у меня два варианта: либо мне бояться нечего, либо бояться бесполезно. В обоих случаях визит к вам ничего не изменит.
— Вы рассуждаете весьма здраво. Что ж… Я готов ответить на ваш вопрос. Вы же хотите знать, зачем я продал ваше негодное тело. Так?
— Именно! Мне непонятно, кому оно могло понадобиться? Да ещё за такую непомерную стоимость. Вы же не в ущерб себе работаете!
— Не в ущерб. Но для таких клиентов мы тоже делаем немалые скидки.
— Но зачем?
— Зачем? — старик потупил взгляд и сделал долгую паузу, — Видите ли, Роман Владимирович, в каждой корпорации есть свои секреты. “Satellite” не исключение. Но вы в большей степени мой клиент, чем их. И вам, именно вам, я могу всё рассказать.

Старик достал из неприметного шкафчика громадную поллитровую пиалу, не торопясь, наполнил её до краёв кофе и начал повествование:
— Знаете, корпорация “Satellite” создала первого разумного дроида уже очень давно. Но эта великая разработка грозила навсегда остаться невостребованной. 
— Как так?
— А вот так, Роман Владимирович. Не могли они влиться в общество, так как при всём уме эмоций у них не было. И наделить ими роботов никак не получалось.
— Погодите! Что вы такое говорите? Дроиды и эмоции?! И причём тут вливание в общество, если они и так шастают по улицам тысячами?
— А при том, дорогой Роман Владимирович, что человечество больно.
— Чем?
— Ох, не перебивайте так часто старика пожалуйста! Люди больны нравственно. Вся наша история — это история болезни. Мы неизлечимо заражены саморазрушением. Или вы этого не видите? Так вот, дроиды должны были прежде всего помочь решить эту проблему. А помощь престарелым, больным,одиноким и просто лентяям — это только ширма, — старик смачно отхлебнул кофе и продолжил, — Но несколько лет назад появилась надежда. В корпорацию пришёл настоящий гений — светило в области роботопсихологии. Он трудился над принципиально новой моделью психики робота. Увы, но при всех ожидавшихся перспективах работа успехом не увенчалась — бионикл так и не научился испытывать чувств. Как и следовало ожидать, проект был закрыт. А единственного дроида, снабжённого революционной психикой отправили работать на марсианский карьер.
— Куда?
— На марсианский карьер. Сейчас это звучит странно, но тогда корпорация не могла впустую разбазаривать роботов, а марсианский концерн платил хорошие деньги. Так вот, этот дроид на грузовом корабле попадает на сортировочную станцию на Луне, где я в те годы трудился вратарём. Не удивляйтесь, была в те времена и такая должность. Я занимался обслуживанием механизмов причаливания. Грубо говоря, следил за открыванием и закрыванием ворот. И вот однажды я заметил, что ворота одного шлюза работают неправильно. Естественно, сразу доложил начальству. Эх, слышали бы вы, Роман Владимирович, как меня послали! Я ведь был простой работяга. Но всё же инженер прибежал, посмотрел и заявил, что, дескать, вероятность неправильного срабатывания замка ничтожна. А поменять его нельзя. Эта система, видите ли, новая, и в ней нужно менять весь клапан шлюза. Это дорого, а бюджет давно исчерпан. И, естественно, в мою смену случилась авария! Створки рубанули по контейнеру. Ну, чисто ножницы! Но разрубить силёнок всё ж не хватило. Я метнулся туда. Гляжу: а створки уже мнут капсулу с пацаном в анабиозе. Ох, и перепугался я! Даже не подумал, отчего это людей грузовыми контейнерами шлют. Дроидов-то я никогда не видел, на Луне их тогда не было. Ну, думаю, хана пацану! Потом вспоминаю, что у механизма встроена защита от повреждения рабочих. Ну, думаю, она-то должна работать. И бросаюсь меж створок. А они, заразы, не останавливаются!
— Как же это? — живо представив происходившее, Роман аж вспотел.
— А вот так! Но понимаю, что парню жить надо, вот плечами в створки упёрся, а ногами из последних сил стал выталкивать капсулу. Толкал, толкал, а потом раз — и темнота! — дед сделал большой глоток и с кряхтением продолжил, — Всё, что было дальше, мне уже рассказывали другие. Дроид не пострадал, но его консервация в капсуле не была полной. То есть, он не был отключён, а лишь обездвижен. Понимаете, мальчишка всё это видел!
— О, боже! И что дальше было?
— Дальше было самое интересное. В дроиде произошёл диссонанс психических установок. Не мог он переварить того, что ради него ринется на смерть человек. И в нём проснулись эмоции! Настоящие, не какая-то эмуляция!
— Ого! Вот это история!
— История, Роман Владимирович, ещё не закончилась. Дело в том, что дроид стал испытывать эмоции только ко мне. Да, врачи меня спасли, но выжить мне было не суждено. Сателлиты от радости стояли на ушах. Тогда дроид выдвинул ультиматум: или наши сознания меняются местами, или он, наплевав на все законы робототехники, прикончит себя. Никто этого не мог понять. Ну, зачем сознанию робота оказываться в умирающем человеке? К счастью, его разработчик встал на сторону робота. Недаром светило! Чуял, что дроид что-то скумекал. И вот я оказался в юном теле робота, а он в искалеченном теле старика… 
— Что было дальше? — захваченный повествованием, Роман совсем позабыл о цели своего визита.

Но дед ответил не сразу. Он поднял на собеседника полные горечи глаза и каким-то незнакомым, рубленным, казённым голосом произнёс:
— Когда же сознание дроида пережило смерть, он стал… настоящим человеком.
— Но ведь смерть… 
— Сознание дроида из мозга человека можно извлечь даже спустя несколько часов после смерти, — сказав это, старик осунулся, голос приобрёл прежнюю скрипучесть, — Вот с тех пор я и работаю на Сателлитов.
— Значит, больные тела скупают те, кто хочет, чтобы их дроид очеловечился? Но почему вы держите это в тайне? Не говоря о нравственной стороне дела, ясно, что прибыль будет просто сказочной!
— А всё дело именно в нравственной стороне.
— Не понимаю.
— Видите ли, не только у людей встречается богатый внутренний мир. Он встречается и у дроидов. Запрограммировать его появление невозможно. А только такие дроиды и способны на настоящие эмоции. Но разумны-то они все. А что такое разум? Его не удержать какими-то законами робототехники. А значит, роботов надо ещё и беречь от самих себя. У нас и так много проблем, Роман Владимирович. И вот только войны дроидов нам и не хватало!



Сергей Ярчук

Отредактировано: 30.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться