Трепач

Размер шрифта: - +

Трепач

Трепач

 

Я хлопнул дверью, оставив позади недослушанную благодарственную лирику, и спустился по заплёванной лестнице вниз. На улице закурил, прислонившись спиной к раскидистому дереву. Кажется, легко — рассказал и всё. А я после иной истории сутками отхожу. Раньше было легче. А теперь — старею, наверное. Последний вызов на сегодня. Сейчас докурю — и домой.

— Эй, мужик.

Я обернулся на голос и в тот же миг поймал удар в солнечное сплетение. После работы реакция у меня замедленная. В себя пришёл уже в машине между двумя скучающими амбалами.

— И куда мы едем?

Ответа не прозвучало.

Трассу я узнал — ехали за город. Особняк, куда меня доставили, поражал своими размерами. Кирпичная стена по периметру, охрана, шлагбаум. Попробуй, выберись отсюда. Хозяин дома — лысый, жилистый тип со смутно знакомой физиономией, заговорил первым.

— Кто я такой, надеюсь, догадываешься.

— Если честно — не очень, — ответил я.

— У тебя что, телевизора нет? Или, может, с интернетом проблемы?

Тут мне доходчиво объяснили, что это, дескать, бизнесмен Кириллов, круче мэра в нашем городе.

— Значит так, — продолжал хозяин, — дело сделаешь, деньги получишь и можешь валить на все четыре стороны.

— А бить зачем надо было?

— Для сговорчивости.

— Ясно. И что делать?

— Да там пацанов разбудить нужно. По твоей части — байку тиснуть, слово вставить, а то спят уже третьи сутки.

— Я бы вам посоветовал вызвать квалифицированного специалиста, — предложил я.

— Ты что, меня за лоха держишь? — возмутился лысый. — Квалифицированный специалист, этот в звезду распиаренный доктор Сомов, со вчерашнего дня здесь торчит, скоро червей кормить отправится. Ты, кстати, ему составишь компанию, если чего трепанёшь не в тему. Это мои пацаны, сечёшь?

— В смысле, братки?

— В смысле мои сыновья, идиот. Одному семнадцать, другому девятнадцать. Так что попробуй мне лажани — до утра не дотянешь.

Каждый из Кирилловских отпрысков имел отдельную комнату, но сейчас они оба находились у младшего. Обычная комната испорченного роскошью подростка. Куча навороченной стерео техники. Плакаты на стенах — голые бабы вперемешку со спортивными тачками. Электрогитара. Ноутбук.

Пацаны, действительно, погрузились в глубины крепкого беспробудного сна. Младший уже наполовину врос в стену. Так и сидел, прислонившись к ней, а волосы и плечи уже стали частью неживого. Лицо словно покрылось известью и сделалось похожим на гипсовую посмертную маску. Слишком глубоко для меня. Такое ощущение, что не сам он погрузил себя в сон, а кто-то поспособствовал.

— Мне нужен Феликс, — сказал я.

— Не понял, — ответил папаша.

— Я один не смогу. Позовите доктора Сомова, пусть ассистирует.

— Шарлатана этого? Да твой доктор — сплошной разводняк, даром что с дипломом. Такую пургу вчера гнал, ещё хуже стало. Мы ему немного рыло затонировали, чтоб не очень блестело.

— Без Сомова работать не буду, — сказал я самым безразличным тоном и уселся в кресло.

Феликс выглядел плохо. Гламур с него сполз, как позолота с дешёвой бижутерии. Рубашка от Луи Виттона вся крови. Очки от Картье покрылись трещинами.

— Злорадствуешь? — тихо произнёс он, подойдя ко мне.

— Жизнь тебе спасаю. Ну и этим двум придуркам тоже.

— Надо же, какой героизм — спасает он жизнь. Да пошёл ты, Паша, со своим спасением знаешь, куда?

— Феликс, давай сейчас не будем, а? Они вот-вот полностью переродятся, а мы с тобой пойдём на удобрение. Что ты им рассказывал?

— Ну, как обычно. Философия, эзотерика, Ницше, Блаватская, Соловьёв.

— Понятно. Великие мысли, высокие чувства. Гаджеты ихние проверял? Что смотрели, что слушали?

— Кино смотрели про войну, в стрелялку компьютерную играли, — пожал плечами Феликс, — старший выискивал какие-то истории в интернете.

Я подошёл к спящему парню, взял его за руку. Закрыл глаза. В темноте попробовал дотянуться до чужой реальности.

Развалины города. Дым. Под ногами мусор, стреляные гильзы. Кругом нагромождение искорёженного металла и кусков резины. Автомобили, осиротев без водителей, беспорядочно жмутся к тротуару, зияющему чёрными дырами, из которых цветными змейками ползут провода коммуникаций. В воздухе осенними листьями кружатся денежные купюры. Ну да, когда такой эпический клостерфак, то уже не до денег. Вот они, братья Кирилловы, залегли под стеной полуразрушенного здания. Вооружившись до зубов тонной огнестрела, в реале нормальному человеку неподъёмного, спасают мир от нашествия инопланетной плесени. Попробуй, вытащи их отсюда, они же герои. Непобедимые. У каждого в запасе по нескольку жизней и амуниции до полного озвездения. Ладно, герои, посмотрим, что же пошло наперекосяк в вашем мире. С виду — обычный шуттер — пострелял и забыл. Oткуда же здесь второй слой? А под ним — какое-то дикое смешение людей, мест, красок — настоящая разносортица впечатлений и эмоций. Сейчас прорвётся наружу в этот, созданный чьим-то воображением, апокалипсис, и тогда точно не добудимся пацанов.

— Выискивал истории говоришь? Что за истории, Феликс, озвучить можешь?

— Обычный интернетовский мусор перемешанный с приколами из соцсетей.

У Феликса с детства была отличная память. Он помнил всё. Пересказывал с выражением. Вот и сейчас он наизусть воспроизводил прочитанное своим безупречным голосом, на который покупались не только его клиенты, но и те, кто не должен был ему верить ни на грош. Тем голосом, на который она тоже когда-то купилась. Что такого ты говорил ей, Феликс, чего не мог сказать я? Или, всё же, дело не в словах? Стоп, я не об этом сейчас должен думать. Почему же тогда...



Женя Крич

Отредактировано: 06.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться