Трепет

Размер шрифта: - +

Глава восьмая. Тимор

Глава восьмая. Тимор

 

Крохотному отряду из двух всадников удалось пересечь Обстинар за три дня, хотя держались путники предгорий, правили лошадей теми дорогами, на которых меньше попутчиков и встречных. И все же они успели разглядеть и почти восстановленный замок королей Обстинара, который шесть лет назад не миновала участь Иевуса, заметили многочисленные сторожевые башни и небольшие, но неприступные замки, прикрывающие проход в любую, мало-мальски пригодную для жизни горную долину. Не единожды натыкались на дозоры и сторожевые башни. И вместе с тем над деревнями курились дымы, в полях стояли стога, в огороженных жердями загонах месили свежий снег свиньи, овцы и коровы. Обстинар готовился к войне, но не переставал трудиться.

– От свеев это поможет, даже от Ардууса, если король Пурус окончательно лишится разума, тоже поможет, а от войны с Эрсет – нет, – бормотал Игнис.

– Ты думаешь, что будет война с Эрсет? – тревожно спрашивала Ирис.

– Будет, – кивал в раздумьях Игнис. – Хотя что такое Эрсет? Несколько королевств, в том числе и больших, объединенных прошлым ужасом, который впитался в землю? И без Эрсет хватает забот. Свеи, венты и анты, как с похмелья, мучаются шестой год, с севера в ближайшие годы беды не будет, но там, на юге, словно тетива натянулась. Огромная голодная орда будто ждет часа, окрика, посвиста, чтобы покатиться на север. Боюсь, что весной и начнется… А здесь, в Ардуусе, вместо великого царства – безумный король, восстановивший против себя всех, кого только можно!

– У него самое большое войско, – напомнила Ирис. – Он с легкостью усмирит любого из герцогов. И даже если они все объединятся против него, окажется сильнее.

– Если только Бэдгалдингир встанет на его сторону, – пробормотал Игнис. – Но если мудрость покинет старого короля Тигнума, то рано или поздно Эрсет растопчет и нас, и его, и Ардуус, и даже не заметит этого.

– Значит, этого не должно случиться, – сказала Ирис. – Или Эрсет, или орда должны напасть до того, как анкидские атеры начнут убивать друг друга. Общая беда объединяет.

– Вот уж не думал, что буду желать скорой войны, – проронил Игнис. – Впрочем, я ее все еще не желаю. Как твое чувство опасности?

– Копится, – сказала Ирис и прижала ладонь под сердцем. – Вот здесь копится. До боли.

– Держись за моей спиной, – предостерег жену Игнис. – Ты столько раз спасала меня, что единственный способ справиться со мной – это справиться с тобой. Поэтому будь очень осторожна и еще осторожнее в тысячу раз.

– И так уж все глаза проглядела, – засмеялась Ирис и щелкнула тетивой странного зеленого лука. Второй, точно такой же, торчал у нее из тула за спиной. И деревянная рукоять странного меча точно так же торчала над плечом Игниса.

– А если тебя не пустят с таким длинным амулетом в замок Тимора? – прошептала Ирис.

– Пустят, – качнул головой Игнис. – Куда ж я без него?

– Вот к кому надо тебя ревновать, – вздохнула Ирис. – Но…

– Но к богам не ревнуют, – засмеялся Игнис. – Ты держись позади меня, но все-таки не отставай.

– Даже не надейся, – пообещала Ирис.

 

К вечеру третьего дня пара добралась до начала тиморских кряжей, повернула на восток, миновала пару небольших крепостенок, переночевала на полатях в доме не слишком прижимистого егеря-пасечника и вышла на узкую горную тропу, по которой и двигалась, пока не уткнулась в ущелье с гремящей на его дне речкой. Через пропасть был перекинут сплетенный из канатов мост. На дубовых планках поблескивал лед, с веревочных поручней свисали сосульки. Дозорная башня высилась на противоположной стороне пропасти.

– Лошади пройдут? – усомнилась Ирис.

– Пройдут, – уверенно произнес Игнис. – Видишь следы? Часа два назад всадник здесь уже спешивался. И, кстати, подковы на его лошади ардуусские. Хорошие подковы, угольные, но без клейма… Заматывай морду кобылы платком. Я первый.

– И не сомневалась, – проговорила Ирис, снимая с плеча лук. – Не волнуйся, до башни не более полутора сотен шагов. Будь осторожен, но если что…

– Тебе что-то не нравится? – нахмурился Игнис.

– Там… – Она заколебалась, кивнула на башню, которая на той стороне пропасти лепилась к скальному карнизу и перегораживала дорогу. – Там тень той опасности. И за спиной… Но за спиной как будто в отдалении. И главная опасность не здесь… Или близко… Не могу объяснить. Все как будто плывет. Но другой дороги ведь все равно нет?

Игнис обернулся. Часть тропы за их спиной, не менее двух лиг, пробегала по заснеженному плоскогорью. На нем не было ни души.

– Ладно, – потянул он за собой лошадь. – Если я буду пугаться еще и тени, тогда мы вообще никуда и никогда не придем. Но ты посматривай в обе стороны.

– Один! – донеслось от башни, из которой вышел пузатый стражник с непокрытой головой. – Один ведет лошадь, второй ждет. Через мост только по одному!

– Да уж понял, понял, – буркнул себе под нос Игнис. Всякий раз, как он оставлял Ирис одну, ему становилось не по себе. Он радовался тому, что жива Камаена Тотум. Не был в обиде на то, что королевством Лапис заправляют его двоюродные брат и сестра. Но странным образом все его родственные чувства, все то ощущение семьи, которое казалось ему какое-то время утраченным навсегда, соединилось в одном человеке. В дочери ливского народа, которая замерла с луком с наложенной на него стрелой на противоположной стороне пропасти.



Сергей Малицкий

Отредактировано: 28.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: