Трещина

Размер шрифта: - +

Трещина

 

Серый печально смотрел вслед улетающему в звёздную бесконечность сканеру. Матовый чёрный аппарат медленно отдалялся, порой посверкивая красным глазом запущенного лазера.

Вот была бы шутка, если бы Серый вслед за ним прыгнул.

— Ну, что? — нервно спросил Арланаускас. Его высокий голос в шлемофоне звучал особенно раздражающе.

— Хреново, — ответил Серый, и больше не отзывался, пока напарник многословно жаловался на дежурного диспетчера.

От переливчатой интонации и мягкого акцента Арланаускаса начинало тошнить.

В обшивке «Симоно» зияла длинная и глубокая трещина. Скрепляющего материала хватило только на треть — конторские крысы сэкономили на ремонтном наборе.

«Ну что вы, дорогой, какие аварии? Да там скучно, как на Луне... ну вы поняли, да? Ха-ха-ха», — гогочущий голос снабженца въяве зазвучал в голове Серого.

И вправду, на «Симоно» было скучно. Почти как на Луне — закрытой религиозной общине сикстинцев.

Пока им по хребту не скребнуло астероидом. Ха-ха, скажете вы, ну и брехня, сейчас даже на орбитальные спутники защиту ставят. Ну да, ставят, а вот на «Симоно» не поставили. Действительно, что может случиться рядом с многотонной тушей добывающей станции?

На станции защита стояла — оборудование-то дорогое. Считалось, что болтающийся на орбите двухместный челнок инженеров-наблюдателей тоже будет прикрыт.

Станция словно вошь сидела на горбу планетарного спутника, исправно жрала руду и выплевывала один за другим вагончики упакованного металла. Раз в месяц за обозом прилетал грузовой транспорт.

Вот. Сэкономили. Ударом астероида выбило из строя очиститель воздуха, а сама каменюка острым краем пропахала верхние слои обшивки.

Пока Серый болтался над «Симоно», заделывая трещину, Арланаускас вызывал подмогу. Оказалось, что ближайший транспорт в сутках пути от них. По выделенному каналу связи с конторой отвечал только дежурный диспетчер.

Трещина углублялась. Ещё немного, и очиститель воздуха уже не будет нужен: челнок разгерметизируется. Запас своего скафандра Серый почти истратил, пытаясь заделать разрыв. И на добывающей станции кислорода не было. Там вообще ничего не было, кроме оборудования, мать его так и разэдак. В довершение ко всему, Серый не подцепил сканер, которым смотрел глубину трещины, на поводок для инструментов, и тот, конечно же, улетел, едва Серый зазевался. Сразу после этого Серый вернулся в челнок.

Всё это Серый и выложил, перемежая матом и проклятиями, дежурному диспетчеру. Арланаускас дергал напарника за рукав и пытался вклиниться, чтобы объяснить понятнее, но без толку. Манерный юный диспетчер сначала испуганно хлопал накрашенными ресницами, блеял что-то о страховке и покрытии расходов, потом сказал, что транспорт за ними отправлен и — вот с-с...котина! — отключил канал связи. Наглухо. Страстные излияния Серого, касательно предков всех конторских и диспетчерских крыс, а также методов их совокупления, остались без ответа.

Арланаускас даже попытался упрекнуть его за несдержанность, но Серый так рыкнул, что напарник надолго замолчал.

Надо было думать, и думать быстрее.

— Слышь, — спустя четверть часа сказал Серый, — хватит дуться, Ар.

— Йонас, — машинально поправил тот и надулся ещё больше.

Серый воспользовался этим, чтобы незаметно подобраться к аптечке.

Последнее время одним из немногих развлечений Серого было издевательство над слишком длинной фамилией напарника. Арланаускас сначала спокойно поправлял его, потом злился, дергался, а сейчас, к разочарованию Серого, перестал реагировать. А что ещё с ним делать? Разговаривать надоело: всё уж обсудили; играть Йонас не любил, шуток не понимал.

— Жаль, — вдруг сказал Арланаускас, — что запасного скафандра нет. Мы бы смогли потянуть в челноке, пока ещё работают фильтры, а потом влезть в скафандры…

Серый внимательно посмотрел на него, но промолчал. Не хотел привлекать внимание, пока выуживал из аптечки нужное средство.

Стараясь не спугнуть, Серый выждал паузу и, подплыв ближе, ловко пришлепнул ампулу к запястью напарника. В челноке всегда было жарковато, так что они обходились тонкими тканевыми комбинезонами.

— Т-т… ты чего? — белея, спросил Йонас.

Ампула с шипением таяла на коже.

Лицо напарника оплыло от страха. Серому даже неловко стало.

— Ты ж понимаешь, — сказал он. — Вдвоем никак не протянем.

— Братец, — по-детски жалобно воскликнул Йонас. — Ну, ты чего? Разве же…

Серый молчал, глядя как закатываются голубые глаза напарника, и тот неотвратимо засыпает.

Остатки воздуха в своём скафандре Серый потратил на то, чтобы надёжно принайтовить Йонаса поверх трещины. Зазоры между его скафандром и обшивкой он залил обычным герметиком для ран. По расчётам Серого, спящий Йонас имел все шансы дотянуть до спасателей: во сне человек дышит реже.

Жаль, что на самого Серого снотворного не хватило. Ну, пусть тогда Йонасу будет стыдно, что он своей длинной тушей такую узенькую трещину не прикрыл.



Ярослава Осокина

Отредактировано: 30.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться