Треснувшая сказка

Font size: - +

Вместо пролога.

Лето, 2014 год. 

Аня попыталась открыть глаза, но тщетно. Тугая повязка стянула веки. Руки, перетянутые грубой верёвкой, занемели. А тишина, ещё мгновение назад бывшая непроницаемой, нарушилась чьими-то шагами и приглушённым голосом, который становился ближе, пока не стал хорошо различим. Высокий, слегка вибрирующий, он принадлежал женщине. Она раздавала кому-то указания. Но говорила одна. 

— Расслабься, – вкрадчиво прошептал ей в самое ухо гнусавый мужской голос. Аня вздрогнула. Не услышала, как к ней подошли. Говоривший провёл по её щеке мокрым и горячим языком, обдав Аню стойким запахом перегара, лука и дешёвого одеколона. Аня поморщилась. — И получай удовольствие. 
Мерзкий с похрюкиванием гогот оглушил, чтобы через секунду смениться женским, уже раздражённым, голосом. 
— Отвали от неё, Зомби. Нам с госпожой писательницей потолковать надо. И сними с неё повязку. Я хочу, чтобы она видела, с кем имеет дело. 
— Не расстраивайся, – хохотнул тот. — Я скоро вернусь. И тогда мы с тобой позабавимся на славу. 
И запустил руку под воротник её блузки, сжал грудь. Так, будто имел на неё все права. Тошнота подкатила к горлу. Аня попыталась вырваться, но он придавил её второй рукой. Аня рыкнула и плюнула. Наугад, а хотелось в морду. 
— Ах ты, сука! – проревел он, схватив Аню за волосы. 

«Все-таки попала», – мелькнула отдаленная мысль пополам с неуместным удовлетворением и тут же стерлась. Аня захлебнулась болью – Зомби ударил кулаком в живот. Закашлялась, хватая ртом воздух. Всё внутри скрутилось в тугой узел от невыносимой боли. Аня закусила губу, чтобы не закричать. Но Зомби это только раззадорило. Он ударил снова, наотмашь. В ушах зазвенело. Кожу головы обожгло, будто выдрали клок волос. Носом пошла кровь. Аня отлетела, ударилась спиной, упала на пол. Стул, к которому её привязали, сломался. Острый обломок врезался в бок. Она вскрикнула. Сжалась, готовясь к новому удару. Вновь ощутила на лице горячее кислое дыхание. 

— Угомонись! – вмешался женский голос. — Ты же убьешь её! 
Зомби промычал что-то невразумительное и отошёл от Ани. Она притянула колени к груди. Покачнулась, едва не завалилась на бок. Её схватили за плечо, поставили на колени, сдёрнули повязку. Перед глазами замельтешили белые круги. Аня с трудом разлепила веки. Яркий свет полоснул глаза, по лицу заструились слёзы. Она застонала. Во рту ощутила горький привкус. Сплюнула. Кровь алыми кляксами расползлась по женским белым туфлям. 
— Вот дерьмо! Зомби! – взвизгнули над её головой. — Приведи в чувства эту сучку! Она испортила мои новые туфли! 
Тот поднял Аню рывком за связанные за спиной руки, поволок вперёд к дверям, вновь схватил за волосы и окунул головой в наполненное ведро. Холод обжёг лицо, вода залилась в нос, рот. Аня вырывалась и захлёбывалась. Её вытащили неожиданно, когда она перестала сопротивляться, швырнули на пол. Горло болело, словно его исполосовали лезвиями изнутри, в груди жгло. Из носа текла вода, смешанная с кровью. Аня кашляла, хрипела, отплёвывалась. Дышать становилось легче. Сознание прояснялось. Спустя пару минут перед ней возник стул и те самые белые туфли. Уже начищенные до блеска. 

— Ну что? Поболтаем? – поинтересовалась девица. Аня неожиданно поймала себя на мысли, что знает её голос. Уже слышала его и, причём недавно. Но где? 
Аня подняла взгляд на говорившую. Но свет из-за плеча девицы ударил прямо в лицо. Аня отвела взгляд. Девицу не рассмотрела, лишь расплывчатый силуэт. Зато разглядела серые неровные стены с темным провалом чуть сбоку от нее. Коридор? Выход? И вообще, где она? В подвале? И что за подвал? Где? От непонимания и бессилия Аня закусила губу, сразу стало больно. Из разбитых губ сочилась кровь – Аня чувствовала ее соленый привкус. Она посмотрела в идеально ровный, но такой же серый как стены, пол, потому что смотреть еще куда-то было невыносимо – свет по-прежнему резал глаза. 
— Вижу, говорить ты пока не можешь, – голос девицы раздражал Аню до зубного скрежета. — Да нам собственно и беседовать не о чём. Скорее я хочу предложить тебе сделку. Я отпущу тебя. А взамен ты соберёшь свои вещички и по-тихому укатишь из города. И больше никогда сюда не вернёшься. И, да… Навсегда забудешь об Илье. 
— Илья… – прохрипела Аня, едва шевеля губами, — он… 
— Ты забудешь о нём раз и навсегда, – резко перебила девица. — А я позабочусь, чтобы он забыл тебя. Уж поверь мне, долго тосковать он не будет. 
Аня прижалась лбом к холодной стене. В затылок словно вбивали гвоздь, неумело, молотя то по затылку, то в виски. Вдохнула-выдохнула. Так значит всё дело в Илье. Она усмехнулась, насколько позволяли распухшие губы. Как всё просто и как глупо. 
— Вот и договорились, – девушка восприняла молчание Ани по-своему, как знак согласия. — Зомби, развяжи её! 
Тот возмутился было, но девица быстро осадила его. Он грубо разрезал верёвки, оцарапав Анины ладони. Она потёрла занемевшие кисти рук, не чувствуя боли. Свобода будет недолгой. Она в этом не сомневалась. 
— А если я соглашусь, – коверкая слова из-за разбитых губ, произнесла Аня, убрав с лица мокрые волосы. Девица, поднявшаяся со стула и закрывшая собой яркую лампочку, обернулась. Аня встретилась взглядом с её глазами-колючками. Теперь она узнала её. — И всё расскажу Илье. Не боишься? 
— Не расскажешь, – безапелляционно заявила девица, тряхнув чёрной копной волос. — Иначе Илья узнает много интересного о твоём прошлом, искательница правды. 
Аня непонимающе уставилась на неё. 
— Удивлена? – усмехнулась она. — Что так? Да, я всё про тебя знаю, Энни Грин. Не вышло у тебя замести следы. 
Аню затрясло, сердце ухнуло в пятки, и дышать стало невозможно. Машинально схватилась за горло, не в силах выдохнуть. Поняла, что именно девица имела в виду. 
— Зомби! – рявкнула девица. Здоровенный амбал с потемневшими рубцами на словно неживом лице и безумными глазами схватил ведро и выплеснул его на Аню. Она ощутила, как холод окутал её влажным покрывалом. По лицу струйками стекала вода, собиралась на подбородке и капала на расцарапанные руки, обжигая. 
— Твоя смерть не входит в мои планы, дорогуша. Но я рада, что освежила твою память. 
Аня всхлипнула. По щекам потекли горячие слёзы. Она не могла ничего освежить, потому что Аня никогда не забывала. О своём прошлом невозможно забыть, особенно когда причиняешь боль любимым людям. Теперь пришла Анина очередь расплачиваться по счетам. 
— Почему? – прохрипела она. — Почему не рассказала ему до сих пор? Зачем… так? 
— А это уже моё личное дело. Так какой твой ответ? 
— Я уеду, но Илья…Он же будет искать… 
— Искать? – искренне удивилась та и неожиданно развеселилась. — Кого? Потасканную, изуродованную, никому ненужную девку? 
— Меня, – не поняв, о чём она, возразила Аня. В сознание закрадывался противный, липкий страх. 
— Ты совсем не знаешь Илюшу. Он у нас эстет – любит всё красивое, особенно женщин, – она поправила воротник пиджака, провела рукой по волосам. — Или ты думаешь, я так легко отпущу тебя? – она пристально всмотрелась в Анино лицо. Да, именно так. Аня надеялась обмануть её, но не вышло. Наверное, это она прочла в её глазах, поэтому рассмеялась. — О нет, – протянула девица, обнажив ровные зубы. — Сначала я отдам тебя малышу Зомби. 
Аня вздрогнула. 
— Вижу, тебе он не по душе. А жаль, – девица наигранно огорчилась. — Ты-то ему понравилась. Он падок на красивеньких южанок. Говорит, они горячи в постели. А ещё у него есть одна странность – его возбуждает один вид крови на женском теле. Он любит, когда любовница кричит от боли. Любит смотреть, как на нежной женской коже выступают алые капли, когда он касается её острой бритвой. И любит он жёстко, нетрадиционно. Сначала прикуёт наручниками. Потом войдёт в тебя острым лезвием. Осторожно, слегка оцарапав, чтобы появилось немного крови. Тогда он звереет. Тогда всадит своё орудие, – она шутливо похлопала амбала по промежности. Аня заметила, как набугрились джинсы. Её замутило. — А как кончит, он даст его тебе в рот, чтобы и ты насладилась вкусом его спермы и собственной крови. Изощрённо, но всегда осторожно. Не допуская ошибок. Чтобы никто посторонний не заметил его художеств. Но сегодня у него особая любовница. Ты. Сегодня он сможет сделать с тобой всё, что пожелает его садистская душа, – добавила она, повертев в руке широкий нож. — Ну что ж, Зомби. Сегодня фортуна на твоей стороне, малыш. Только сильно не увлекайся. Она должна жить. 
Она погладила по плечу нависшего над Аней верзилу. Тот кивнул и поднёс к носу клок её волос. Его и без того кривой рот растянулся в мерзкой ухмылке. Аню передёрнуло. 
— После того, как наш малыш позабавится с тобой, я отпущу тебя. 
— Зачем? 
— Чтобы ты случайно не забыла о нашей сделке. 
— Убить проще… 
— Не скажи, – покачала она головой. — Илья жизнь положит, чтобы найти убийц и отомстить. А мне это совсем не нужно. Так что развлекайтесь! 



Лана Черная

#2993 at Romance
#1120 at Prose
#722 at Women's literature

Text includes: романтика, реализм

Edited: 26.07.2016

Add to Library


Complain




Books language: