Третий лишний. Бегство от одиночества

Глава 7

В приходе убрали скамьи, расставив их около стен, чтобы уставшие танцующие могли передохнуть. Слева, в углу расположились музыканты, ожидающие начала вечера. С другой стороны, напротив входа стояли столики с напитками. На некоторых столах стояли вазы с цветами. Собравшиеся оживленно болтали, приветствовали друг друга, рассказывали последние новости, но как только Саймон и Ханна вошли, в помещении стало тихо. Нависшую густую тишину разбавляли лишь радостные детские визги.

– Доброго вечера, прекрасные дамы, – раскланялся во все стороны мистер Вуд с самой обаятельной улыбкой, которую только мог изобразить. И сдавив руку спутницы, заставил улыбнуться и ее. Женщины ответили мужчине улыбками, но Ханна видела, как склонив головы и прикрываясь веерами, люди рассматривают ее и злословят, стараясь выразить презрение. Это злило, и назло всем она широко улыбнулась, а затем, степенно склонив голову к Саймону, зло промурлыкала:

– Зачем мы пришли? Они жаждут растерзать меня!

– Смотри на мир шире. Дамы ненавидят, зато присутствующие джентльмены весьма очарованы тобой.

– Я на улицу не смогу выйти!

– Если ты про Хоута, то теперь у него будет конкуренция. А это, знаешь ли, подстегивает мужчин на красивые ухаживания.

– Не нужны мне его мерзкие ухаживания.

– Ханна, послушай. Изображать робкую целомудренную деву уже не получиться, как бы ты ни пыталась и не желала. Но заставить себя уважать и ценить, можно и нужно. Может, перестанешь жаловаться и ныть, а возьмешь себя в руки и будешь блистать? – заметив, как от ярости губы мисс Норт поджались, он поцеловал ей руку. – Пойдемте, выпьем пунша. А то на нас смотрят испепеляющим взглядом. Даже жарко стало.

Едва они подошли к столику, стоявшая у него леди выпрямилась. Она смотрела только на мистера Вуда, игнорируя Ханну, как надоедливую мошку.

– Здравствуй, Агнес. Как поживаешь?

Агнес покраснела и, хлопая глазами, молчала, словно набрала воды в рот. Мистер Вуд подмигнул, и девушка чуть не упала в обморок. Оставив деньги на столе, он прихватил два фужера, один из которых протянул Ханне и увлек ее в самую гущу мужской толпы.

С ним здоровались, дружески похлопывали по плечу и оглядывали мисс Норт мужчины разного достатка, но Саймон приветствовал и общался со всеми одинаково. Знакомым он представил Ханну, как мисс Норт, приехавшую в Байборо, чтобы разыскать свою старую родственнику. От наглого вранья Ханна вцепилась ногтями в мужскую ладонь, но ни один мускул на его лице не дрогнул, и он продолжил самозабвенно врать.

На нее пялились бесцеремонно, забыв о приличиях, нагло, жадно, с презрением, ненавистью и восхищением. Разнообразие эмоций зависело от пола заинтересованного лица. Да и как не разглядывать, если на ней дорогое французское платье с белым верхом и нежно-голубой юбкой, украшенное полосатым бантом. Глубокое декольте и маленькие рукавчики простого, но изысканного наряда выгодно подчеркивали женственность фигуры. Украшение в виде золотого распустившегося бутона, украшенного жемчужиной, лежало в ложбине груди и манило мужской взгляд, как оголодавшего волка молочный ягненок. Именно Саймон настоял на выборе этого платья, хотя Ханна уже сто раз пожалела, что послушалась его совета.

– Мисс Норт! – растяжно и громко произнес тот самый подлец, который приставал к ней на набережной. – Изумительно выглядите, просто восхитительно. Могу вас пригласить на танец?

Ханна презрительно сузила глаза и уже хотела нагрубить, но мистер Вуд ответил первым:

– Если позже. Первые танцы мисс Норт обещаны мне.

– Смотри, друг мой, три танца подряд, и ты потерян для женского общества. Это будет невосполнимая утрата, – глаза собеседника были темными, хитрыми. Черные ухоженные, длинные усы добавляли ему солидности и опасности.

– Благодарю за заботу, мистер Хоут.

Когда отошли, Ханна возмутилась:

– Как вы могли решить за меня?!

– Смог, зная, что мистер Хоут влиятельный человек, с которым не следует ссориться. Как вы заметили, он небольшого роста, но весьма честолюбив, и любая прилюдно сказанная глупость могла бы вам дорого обойтись. Он не прощает обид. Никому.

– Мерзкий город.

– Это если не знать его правил. Кстати, мистер Хоут и Ален дружат в некотором роде, так что в случае, если пожелаете вопреки желаниям мистера Уилсона покинуть Байборо, вам сможет помочь только Виктор.

Возразить было нечем, поэтому она просто отвернула голову и увидела, как в ее сторону, подхватив подругу под руку, несколько вальяжно идет молодая рыжеволосая женщина. Приблизившись, незнакомка вопреки приличиям с ехидством в голосе поинтересовалась:

– И какую же тетушку вы ищите, мисс Норт? Здесь ваших родственников нет, уверена, – улыбка была у нее натянутой, будто во рту она держала дольку лимона.

– Если вам, мисс Брилл, интересно узнать и помочь в поисках, заходите к мисс Норт на чашку чая. Она непременно расскажет о тяжелой судьбе сироты и будет благодарна, если найдется хотя бы один из самых дальних родственников.

– Фи! – выразила свое презрение леди и с возмущением ушла.

– Это Элейн Брилл – местная сплетница. Пусть она возмущена моей бесцеремонностью, но будь уверена, завтра или послезавтра постучит в дверь и устроит допрос, так что вспоминай что-нибудь о родственниках.

– Откуда вы знаете, что я сирота?

– Миссис Уилсон – кладезь сведений. Кстати, сегодня Уилсоны обязательно будут, так что приготовься.

Раздались приветственные крики. В центр зала вышла пышная женщина и радостно сообщила, что танцевальный вечер открыт, и по традиции его открывает танец с пирогом. Громкие овации слились с зазвучавшей веселой музыкой, похожей на вальс, но весьма своеобразной, и на сцену вышли мальчик и девочка лет восьми-девяти. На голове мальчика мулата красовалась широкополая соломенная шляпа с бубенцами, а на девочке маленький чепец. Юные танцоры улыбались так широко, что еще до начала танца захотелось ответить им взаимной приветливостью.



Алиса Ганова

Отредактировано: 12.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться