Третий лишний. Бегство от одиночества

Глава 9

Вечер прошел в домашних хлопотах – Ханна помогала по дому миссис Грапл. Запекала клубни батата, месила песочное тесто. Для начинки хозяйка не жалела пряностей и темного сахара, поэтому сладкий картофельный пирог получился душевным, пахнущим корицей, ванилью, ромом.

Саймон, соблазненный запахом выпечки, с удовольствием остался на чай. Поглощая с аппетитом угощение, он выглядел довольным.

– Сама решила рассказать или тетушка подсказала? – завел разговор сытый и расслабленный мистер Вуд, удобно развалившись в кресле.

– Сама, Саймон, сама, – вместо Ханны ответила миссис Грапл, доливая чаю.

– А вы, тетушка, совершенно ни при чём и знать не знали о записке? –  скептично уточнил родственник.

– Откуда мне немощной, глухой и слепой старухе, знать-то? – прошамкала хозяйка, изображая старческую немощь.

– Если бы я вас не знал, обязательно поверил. А так выходит, как у Марка Твена, который писал знакомой леди письмо, а любопытный сосед бесцеремонно подглядывал за ним. Тогда Твен написал: «Дорогая, я заканчиваю письмо, потому что какая-то свинья все время подглядывает». Сосед обиделся: «Сам ты свинья! Очень мне интересно, что ты там пишешь».

– Бесстыдник! – воскликнула женщина, пытаясь сдержать смех. – Старой тетке намекать. Еще обезьяной назвал бы, ссылаясь на утверждение богохульников, что все люди произошли от них.

– Ну, что вы, тетушка! – совершенно искренно возмутился Саймон. – Хотя если так, уверен, вы точно произошли от самой милой, доброй, заботливой, которая в молодости была страсть какая прехорошенькая...

Слушая их препирательства, Ханна смеялась от души. Давно уже она не ощущала себя такой счастливой, а всего-то для счастья потребовался скромный пирог и хорошее общество.

Миссис Грапл утверждала, что тепло в тёплой компании поддерживается либо увлекательными беседами, либо алкоголем, и чтобы закрепить успех, решила соединить эти два условия. Поэтому «чаепитие» началось около пяти, а закончилось глубоким вечером, когда щеки болели от смеха.

Утром, едва закончили завтракать, раздался нетерпеливый стук. Переглянувшись от удивления, кого могло принести во время дождя, хозяйка поспешила открыть дверь, в то время как Ханна убирала со стола и готовилась мыть посуду. Ей было несложно помочь пожилой хозяйке, чем та великодушно пользовалась, но, в то же время, женщина хорошо отзывалась о ней и всем своим знакомым рассказывала, что мисс Норт трудолюбивая, добрая постоялица. Закатав рукава, Ханна начала споласкивать в жестяном тазу посуду, когда послышался окрик миссис Грапл:

– Мисс Норт, к вам пожаловала миссис Уилсон!

Ханна выругалась:

"Ч..рт, дернуло явиться зазнайку раньше на несколько часов. Даже накрапывающий дождь не остановил! Точно от меня что-то надо. Катилась бы со своими проблемами".

– Я освобожусь чуть позже, – ответила Ханна, не собираясь поторапливаться.

«Если Лидии надо, подождет, иначе пусть уходит. Тем более на улице дождь...» – злилась она, намывая посуду и чашки.

– Ханна, – тихо шепнула хозяйка войдя в кухню. – Лидия сильно не в духе. Считает, что оказала честь, явившись к нам в дом. Какая заносчивая молодая леди!

– Поверьте, миссис Грапл, если бы была не молодая, заносчивости было гораздо больше.

– А ей пока чаю предложу, но если не будет вежливой, вспомню молодость и заварю с листьями ревеня и сенной.

– Вы такая выдумщица, миссис Грапл! – не сдержала улыбки Ханна.

– Э-э, ты меня еще в молодости не знала, – развеселилась женщина, поставив чайник на плиту.

Когда Ханна вошла в гостиную, Лидия, недовольная ожиданием, пила чай со вчерашним пирогом, оранжевые куски которого в пасмурное утро походили на ломтики солнца.

– Чем обязана вашему визиту, миссис Уилсон? – сходу поинтересовалась Ханна.

– Мы давно не виделись. Почти две недели.

– Не думаю, что вы по мне скучали.

– Можем поговорить наедине?

– Мне нечего утаивать от миссис Грапл, кроме того, это невежливо, – заметила Ханна.

– Ничего, ничего. Я как раз собралась искать Бандита, – хозяйка встала из-за стола и, выражая полное безразличие к гостье, покинула комнату. Но Ханна могла поклясться, что она стоит за стеной.

– Непривычно видеть тебя столь рано. В родительском доме ты могла потратить больше часа на приведение себя в порядок.

– Теперь я в другом доме, где мне плохо. Я хочу домой! – с жаром выпалила миссис Уилсон.

И вправду, за две недели беззаботная, порхающая Лидия стала походить на понурую молодую женщину, которая перед ней еще пытается держаться и показывать гонор.

– Отправь письмо родителям! – попросила Лидия, и появившаяся в душе Ханны жалость тут же растворилась в море раздражения.

– Ты можешь отправить сама.

– Ален не позволяет. Он, его мать и злющая Мэгги постоянно следят за мной. Не дают шагу ступить.

– Напомнить, что благодаря тебе, я тоже сижу в этом городишке и не могу уехать. Это была твоя задумка, ты сама этого хотела, так чего теперь от меня хочешь?

– Я хочу, чтобы ты отправила письмо, – упорно настаивала гостья.

– Нет. С Аленом и родителями разбирайся сама.

– Ты черствая, как сухарь!

– Зато ты, сама доброта и кротость.

Поняв, что грубостью ничего не добьется, Лидия сменила тактику. С печальным, почти трагичным лицом она в отчаянии сжала кулаки, но Ханна опередила ее:

– Заламывание рук и слезы не помогут. Я не твой отец, с которым срабатывали подобные уловки.



Алиса Ганова

Отредактировано: 12.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться