Третий лишний. Бегство от одиночества

Глава 10

Промаявшись в безделии еще неделю, мисс Норт решилась принять предложение Аарона Зильбера. Наблюдая, как по мелочам расходятся деньги, иного выхода она не видела. Несмотря на экономию, легко заработанное так же быстро тратились.

Сомнения у нее остались, но выбирать не из чего. Аарон и Саймон были правы: работы в городе для белой образованной женщины не было.

Мистер Вуд был категорически против, утверждая, что условия слишком хороши, и при таком щедром жаловании, добрая четверть жительниц Байборо с радостью согласились работать, однако им Зильберы подобного предложения не делали. Но мисс Норт проявила настойчивость и отговорить ее не удалось.

Она радовалась работе и старательно разбирала товар, раскладывая по полкам и коробкам, но Аарон даже после недельного наставления не оставлял ее в магазине одну без присмотра. Он осмелел, стал увереннее, а еще через неделю в его голосе стали проступать покровительственные ноты.

Внутренним чутьем Ханна чувствовала его интерес. Каждый раз, пользуясь теснотой небольшого складского помещения, мистер Зильбер старался подойти ближе, а его лицо с подслеповатыми глазами оказывалось неприлично близко от её лица. Он был излишне навязчивым, услужливым, и все больше раздражал мисс Норт, но она терпела, стараясь быть выдержанной. В конце – концов, Аарон стал просто невыносимым. Он повсюду следовал за ней, будто следил, чтобы она не украла мелочь.

Миссис Зильбер, пожилая крупная темноволосая женщина, недовольно взирала на плоды ее стараний, и постоянно придиралась:

– Мисс Норт, те товары, что дороже, следует ставить на самом видном месте, так же залежавшиеся! Сколько можно повторять?!

Ханна уже наизусть помнила все поучения и неустанно им следовала, но все равно, как бы ни старалась, хозяйка оставалась кислолицей, и вскоре Ханна стала себя чувствовала бестолковой, ни к чему не годной тупицей. Но она продолжала упорствовать, убеждая себя, что терпеть своенравных нанимательниц ей не впервой.

Подходила к концу вторая рабочая неделя, заканчивался сентябрь. В лавке Зильберов было заведено перед первым числом каждого месяца проводить ревизию, поэтому второй день Ханна и Аарон только и занимались тем, что пересчитывали товар и записывали в книгу. Аарон настоял, что следует отказаться от обеда и скорее завершить подсчет. Повесив вывеску "закрыто", он удовлетворенно потер руки:

– Еще немного, и мы завершим! Мама будет довольна! А потом можно сходить в кофейню и выпить кофе с коньяком. Вы любите, коньяк?

Было заметно, что мистер Зильбер излишне возбужден, но причину восторга Ханна не понимала.

– Благодарю за приглашение, но сегодня я не могу. Тем более что я предпочитаю чай.

– Нужно уметь не только работать, но и отдыхать.

– Согласна, мистер Зильбер, однако думаю, нам разумнее придерживаться деловых отношений.

– Значит, ты не хочешь идти со мной? – насторожился мужчина.

– Не с вами. Просто не хочу никуда идти.

– Я тебе не нравлюсь? – Аарон напрягся, а взгляд его стал злым.

– Простите, мистер Зильбер, но вам не кажется, что мы отвлекаемся от дела? Если не поторопимся, миссис Зильбер будет недовольна.

– Значит, я тебе не нравлюсь?! – Аарон подошел со спины и встал совсем близко, дыша над ухом.

Ханна сделала шаг вперед, но мужчина шагнул следом и прижался к ее спине. Повернуться к Аарону она боялась: он мог толкнуть, и тогда она бы не смогла с ним справиться. А от одной мысли о возможном поцелуе к горлу подкатывала тошнота.

Страшно не было, было мерзко от похотливых, жадных прикосновений. От волнения Аарон вспотел, и от него исходил ощутимый едкий запах, застарелый, с кислым душком. Ощутив слюнявые прикосновения к шее, Ханна едва сдержалась, чтобы не выкрикнуть гадость.

– Перестаньте, мистер Зильбер. Вы ведете себя недостойно! – произнесла едва сдерживая себя.

– Он тоже ведет себя недостойно, и ты не против, – зло просипел Аарон, пытаясь задрать юбку.

– Как вы смеете! – не менее зло выкрикнула Ханна, брыкаясь.

– Не строй из себя скромницу! Я и так был слишком терпелив, надеясь на благодарность.

Как только Ханна осознала, что по-хорошему разойтись не удастся, перестала сдерживаться.

– Засунь подачку себе в задницу, я в ней не нуждаюсь! – она с трудом сдерживала пробивавшийся истеричный смех. Только самодовольный идиот мог сравнивать себя с Саймоном и Айзеком.

– Ах, ты, с…чка! – разозлился оскорбленный мужчина и попытался схватить ее за волосы, но Ханна пнула его по ноге. Удара каблуком с металлической набойкой оказалось достаточно, чтобы Аарон выпустил ее из рук и схватился на голень и заскулил: – Дрянь! Грязная с…чка!

Пользуясь случаем, Ханна выскользнула из угла. Зильбер попытался схватить за юбку, но не успел.

– Ты еще пожалеешь! Он всех бросает, и тебя бросит. И еще приползешь, умолять будешь!

К счастью, ключ торчал в замочной скважине. Отперев дверь, Ханна сорвала с себя фартук и швырнула ему в лицо.

– Сиди в подсобке, тискай сам себя и мечтай, грязная вонючка! – выкрикнула и выбежала на улицу.

Её возвращению раньше времени, миссис Грапл не удивилась, но почувствовав истеричное состояние квартирантки, предложила настойки, которую считала лучшим успокоительным, а потом как ни в чем не бывало продолжила вязать крючком. И лишь позже, когда Ханна успокоилась, поинтересовалась:

– Надеюсь, мистер Зильбер был сильно взбешен?

– Весьма, – коротко ответила Ханна, понимая, что и мистер Вуд, и миссис Грапл предполагали подобное, и лишь она оказалась наивной дурочкой.

Болтая об особенном рецепте рыбного пирога из горбыля миссис Макклай, обилии рябины и других ягод в этом году, наличии блох у Бандита, Ханна отвлеклась и забыла о произошедшем, однако как только вошла в свою комнату и закрыла дверь, воспоминания нахлынули с полной силой.



Алиса Ганова

Отредактировано: 12.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться