Третий Мир. Книга 1. Осколок Прошлого.

Font size: - +

Глава 3. Приход ангела.

Я был в полной панике, когда снова услышал его рык, но сейчас он был еще ближе. Единственное, что мне пришло в голову - так это бежать. Меня навязчиво преследовала мысль, что пантера и лев гонятся за мной, но позади не было никого. Почему я? За что? Голос пантеры кричал мне отовсюду, что я должен, нет, обязан убить льва. - Этого нет! Это галлюцинации! Тебя не существует! – в истерике кричал я во все горло. Лишь бы убежать подальше. Возможно, вне школы пантера не сможет проникнуть в мой разум. Пусть я прогуляю уроки. Наплевать. Лишь бы спрятаться от этого кошмара. Один единственный поворот и я буду на свободе. За углом что-то рыжее промелькнуло возле моих глаз и я врезался в кого-то. - Смотри куда идешь! – девочка лет четырнадцати стояла надо мной и потирала ушибленный лоб. – Больно же! Я не поверил своим глазам. Страх еще больше сковал мое тело. Я уже не понимал что, правда, а что нет. - Ты галлюцинация! Тебя не существует! – пятясь назад, как рак, кричал я. – Не верю! Она здесь и как две капли воды похожа на рыжую девочку из моего сна. Чтобы Вы сделали, если бы увидели на яву человека из своего сна? Я испугался так, как никогда раньше. Даже пантера и лев не пугали меня так. Меня пробила дрожь. Я чувствовал, что задыхаюсь. Она здесь, в моей школе, рядом со мной. В ужасе я снова последовал зову основного инстинкта, выкрикивая на всю школу что-то про галлюцинации. Мои глаза застила какая-то пелена отчаяния, что я с трудом разбирал куда бегу. Большинство ребят, которых я сбивал по пути, пытались меня догнать, но по каким-то странным обстоятельствам они не смогли этого сделать, хотя были намного старше меня. Неужели во мне пробудилась древняя сила спринтера? Но почему она так долго спала? И почему сейчас? Может, я еще чего-то не знаю о себе? Мои мысли прервал резкий толчок, от которого я чуть снова не потерял равновесие, но используя предыдущий опыт, как-то умудрился удержаться на ногах. - Так, так. Кто тут у нас? А, Александр, – тираническим голосом проговорила директриса, оборачиваясь ко мне. – И что мы так носимся по школе? Как оказалось, стопором для меня явилась спина нашей директрисы. - Почему молчите Александр? – поправив свои очки, спросила она. У меня словно ком в горле застрял. Ничего в голову умного не приходило. Я попытался сделать невинное лицо. - Простите Марья Петровна. Просто спешил на урок. Боялся опоздать, – выпалил я первое, что пришло на ум. - Это похвально, что ты так прилежно относишься к учебе. Но это не повод сломя голову бегать по коридору. А вдруг ты упадешь или собьешь кого-нибудь? Я не хочу, чтобы ты пострадал. Пожалуйста, сделай так чтобы мне не пришлось заставлять тебя нести ответ за твое хулиганство. Ты все понял? - Да, Марья Петровна, - сделав виноватое лицо, промямлил я. - Отправляйся на урок. И больше не бегай по коридору. Кажется, пронесло. Я еще легко отделался. Обычно директриса только и делает, что ищет нарушителей порядка. А как находит, сразу отводит к себе в кабинет и что там происходит, неизвестно никому. Хулиганы, побывавшие у нее, хотя бы пять минут, выходят напуганные и с ужасом в глазах. Когда их спрашивают, что там было, они ничего толком объяснить не могут, заикаются все время и судорожно оглядываются по сторонам. Так что мне еще повезло. В класс географии я пришел в скверном настроении. Не было никакого желания учиться. В меня словно что-то залезло и выкачивало мою силу. Усталость становилась все сильнее. Я плюхнулся на стул и положил голову на парту. Надо было отвлечься от всего того, что со мной произошло за этот день. - Давай дергай! – послышалось сзади. Не успел я повернуться на голос, как раздался оглушительный вой такой мощной силы, что только чудом я не потерял слух. "Не надо! Прошу вас! Пощадите!" – эти слова как молот ударяли мой разум. Терпеть было уже невозможно. Еще чуть-чуть и я начну биться в конвульсии от этого крика. Кого-то пытали, и его вой отдавался в моем сердце, как волна накрывал меня снова и снова. С трудом я поднялся со стула, прикрыв уши, и стал искать источник крика. Пятеро моих одноклассников что-то делали возле окна. Они вытворяли то, что причиняло их жертве боль. Они смеялись и получали от этого наслаждение. Мои ноги словно окаменели. Я с трудом передвигал их, чтобы подойти поближе. Почему это происходит со мной? За что? Чем я заслужил такую участь? Этот проклятый крик сводит меня с ума. Я больше не могу терпеть это! "Пощадите!" – как молния пронеслось у меня в голове. - Хватит! – закричал я, превозмогая боль. Они не заставили себя ждать и все дружно посмотрели на меня. Выражения лиц у них были довольные и удивленные одновременно. Они, конечно, не ожидали, что я вмешаюсь в их развлечение, но вида особо не подали. - Тебе чего? – спросил Антон, самый главный из них. - Что вы там делаете? – стараясь взглянуть на их жертву, поинтересовался я. - А с чего такой интерес? Или ты у нас защитник? – Антон лукаво улыбнулся. - Просто интересно. У вас так весело. - Хочешь тоже попробовать? – Антон казалось, услышал смешной анекдот, когда я произнес свои слова. Он так улыбался, что сейчас его рот был похож на кусок арбуза. – Ну, смотри. Антон поднес к моему лицу свой кулак и медленно разжал его, с каким-то больным наслаждением, словно он показывает свое детище, которое до него никто не делал. Маленький паучок на его ладони беспомощно карабкался за свою жизнь. Он пытался идти к кончикам пальцев, но ему это плохо давалось, скорее болезненно. Половина лапок паука были оторваны с чудовищной силой. Эта маленькая жизнь, которая не может постоять за себя, тщетно пыталась спастись. - Что вы наделали? Как вам не стыдно? – прокричал я на них. - За что мне должно быть стыдно? За то, что я сильнее его? - огрызнулся Антон. Ненависть ко всей этой самодовольной пятерке разгорелась сильным огнем, и ничто уже не сможет его потушить. Сказать по правде, я сам не знаю, что на меня нашло. Какой-то зверь, долго сидевший во мне, вдруг выбрался наружу. Я набросился на Антона с кулаками, но не успел сделать и пару шагов, как меня скрутили его друзья. - Так, так, так, Александр, - Антон погладил свои длинные темные волосы и оскалил свои жемчужно-белые зубы. – Вижу, ты любитель разной дрожащей твари. - Пусть твои собачки отпустят меня. Я покажу тебе, кто здесь дрожащая тварь! Зря я конечно так прокричал. Тут же схлопотал кулаком в живот. Острая боль, словно стрела, пронзила мое солнечное сплетение. - Будешь умничать, тебя тоже будет ждать судьба этого паучка, - пробурчал Витя, белокурый парень с черными очками, скрывающие его голубые глаза. - Не стоит из-за меня страдать. Я все равно долго не протерплю, - прошипел тихий голосок. – Спасайся лучше сам. Я сразу понял, чей это голос. Его обладателю говорилось крайне тяжело и больно. Каждая буква была пронизана болью, словно ожерелье. Этого не должно было случиться, но это произошло. И паук смирился с этим. Единственное, о чем он жалел - это его маленький рост и очень слабые возможности защиты против людей. Его мысли стали моими мыслями. Его сердце стало моим сердцем. Я чувствовал все то, что чувствовал он. Произошел некий обмен чувств, когда я посмотрел в глаза униженного и покалеченного паучка. Он знал, что скоро все закончиться и боль исчезнет. К смерти нельзя быть готовым, но паук словно знал ее как сестру и с радостью готовился встретить ее. Он ждал смерть. А вдруг у него были дети? Жена. В конце концов, паучок имел право на жизнь и кто они такие, чтобы лишать его всего этого? Нет, я должен бороться за него, словно борюсь за свою жизнь. - Ты об этом пожалеешь, - с ненавистью, глядя в глаза Антону, прокричал я. - Да? – удивился он. – И кто тебе поможет? Антон оглядел своими зелеными глазами весь класс и дьявольски улыбался. Народу было полно, но никто даже не обращал внимания на нас. Все занимались своими делами. На единственного человека, на которого я хотел рассчитывать был Коля. Я думал, он мне поможет. Вот сейчас мой друг подбежит и разбросает всех в разные стороны, но этого не произошло. Он спокойно сидел и что-то записывал в тетрадь. Почему он не подошел мне на помощь? - Похоже, ты один, – Антон был очень счастлив. – И как я должен пожалеть? - Я буду за тебя бороться, - тихо проговорил я, глядя на паучка. – Я постараюсь спасти тебя. - Что ты там мямлишь? – Антону сильно не нравилось когда его игнорируют. – Запомни! Никто и никогда не будет связываться со мной, потому что я могу все! - Деньги твоего отца не делают тебя всесильным, - как можно язвительно сказал я ему злостно. - Тебе не стоило вставать у меня на пути. Раньше мне не было дела до тебя. Но теперь ты пожалеешь, что связался со мной. Антон схватил паука за одну лапку и поднял к моим глазам, так что я увидел сверкающие капли на глазах жертвы. Паучок плакал и с надеждой смотрел на меня. Я ведь обещал избавить его от этих мук. - Смотри. Смотри, ради кого ты пожертвовал своей репутацией. Ради какого-то паучка, который даже в ответ сказать ничего не может. - Он тоже имеет право на жизнь, а ты не вправе решать жить ему или умирать. - Он букашка и не имеет никаких прав. Он может быть лишь жертвой. Я человек и поэтому он моя жертва. Я сильнее, умнее и богаче, чем он. Чем ты. Вы оба для меня букашки. - Пусть он не человек, а всего лишь паук, но это такая, же жизнь, только маленькая. Ты ее не создавал и не можешь отнять! – злость к Антону разгоралась все сильнее. Она уже превратилась в действующий вулкан, который сейчас выплеснет всю свою мощь. - Значит, не могу? Ты в этом уверен? Антон положил паука к себе на ладонь и медленно, словно в замедленной съемке, схватил одну из лапок. Я увидел настоящий страх в глазах паучка. Он попытался стерпеть боль, но у него ничего не получилось. За какую-то долю секунды лапка уже была не частью тела паука. Она клетка за клеткой, как перо, сдунутое ветром, оторвалась от него. Без особых усилий. С легкостью вздоха. Страшный вой снова оглушил мое сознание. Руки сами просились в бой. Ненавистный зверь выбрался из клетки внутри меня. Я с силой, насколько смог, наступил на ногу Кириллу, отчего он отпустил меня. Ловко выкрутившись из схватки Вити, я кинулся на самого главного. Антон, конечно, не ожидал от меня таких решительных действий, но тоже оказался не промах. Он изумленно смотрел как я бегу к нему, чтобы ударить его. Потом спокойно бросил паука на пол и наступил на него со всей силы. По мне словно прошел электрический ток. Я впал в ступор. Мое тело для меня стало чужим и не слушалось. Я остановился на полпути к цели и больше не смог сдвинуться с места. Что-то внутри меня умерло вместе с паучком. Антон не стал терять время и быстро воспользовался моим замешательством. Пока я с ужасом смотрел на остатки паучка, он подбежал ко мне и ударил меня в нос. От его удара я словно вернулся в реальность. Кровь мелкой капелькой выходила из меня, как лава из вулкана и я взорвался. Мы с ним вцепились друг в друга как два коршуна из-за крошечного кусочка еды. Никто из нас не хотел уступать. Каждый хотел победы, ведь она означала высшее превосходство над противником. - Ты за это ответишь! – прокричал я и повалил Антона на себя, отчего мы упали. Мы катались по полу, бутузя друг друга. Все мои одноклассники поддакивали Антону и выкрикивали его имя. Но этот гам продолжился недолго. Когда я стал побеждать, пришла учительница. Заметив драку, она сильно разозлилась и бросилась нас разнимать. - Что вы тут затеяли? Как вам не стыдно? – учительница подняла нас с пола и очень удивилась, заметив меня. – Александр? Уж кого-кого, а от тебя я этого никак не ожидала. Я вынуждена отправить тебя к директору. Она отпустила Антона, не сказав ему ни слова. Это было в порядке вещей. Он ведь никогда ничего сам затевает. Тем более драку. - Ольга Семеновна, это Антон начал! Он драку затеял! – я пытался доказать учительнице свою невиновность, пока она вела меня по коридору. - Он первый меня ударил. Я не хотел его бить. Честно. - Поверь, я бы рада помочь тебе, но не могу, – тяжело вздохнув, ответила она. – Антон один из тех людей, которым все сходит с рук, чтобы они не сделали. Кто имеет деньги и власть, тот всегда будет сильнее. - Это не правда. Существуют более сильные вещи. Сильнее, чем деньги и власть, - возразил я. - Хотела бы я знать, что сильнее их. Ты еще маленький. У тебя все еще впереди. Скоро ты многое поймешь. Жизнь как яблоко. С одной стороны сладкое, а с другой червивое. Кому-то достается сладкая часть без особых усилий, а кто-то вынужден довольствоваться червивой, несмотря на многочисленный труд. - А дружба? - Хм, дружба. Это слово уже исчерпало свое золото. Оно доживает свой век и скоро от него ничего не останется. В любой, даже самой крепкой дружбе, можно пробить щель. В этом нет исключения. Запомни, Саша. Не верь тому, кто скажет тебе, что он никогда не бросит тебя. Даже в самую трудную минуту. Только поступки покажут его истинное лицо, а не слова. Друзья с нами только тогда, когда нам хорошо. Когда приходит беда, их словно ветром сдувает. Лучше не связывайся с Антоном. Это может плохо кончиться. Хорошо? - Хорошо Ольга Семеновна,- тихо процедил я. – Может не надо к директору? - Извини, но тут я тоже никак тебе не могу помочь. Ты нарушил дисциплинарное правило школы. Ты участвовал в драке и за это я должна отвести тебя к директору. Она найдет тебе наказание. - Но Антон первый начал! - Это неважно кто затеял драку. Важно то, что ты в ней участвовал. Это тоже наказуемо. Марья Петровна не очень этому обрадуется. - Это точно, - тихо прошептал я. – Ольга Семеновна, вы говорите, что ему все сойдет с рук. А как же справедливость? Правда? - Я же говорю, ты еще маленький. Правда сегодня ничего не стоит. Только глупцы верят в то, что она сильнее всего. Нашим миром правит страх и высокие связи. А некоторыми еще и лень. - И вы предлагаете все время прятаться и бояться? - Я тебе это не предлагаю. Ты волен сам решать, что тебе делать, а что нет. Я просто говорю тебе держаться подальше от таких людей, которые мнят себя богами, – учительница проверила свой костюм, не помят ли он, когда мы добрались до кабинета директора. – Так. Постой в коридоре минуточку. Директор тебя позовет. Ольга Семеновна постучалась в дверь кабинета и после услышанного «войдите» зашла. Мне очень хотелось услышать, о чем же они там говорят. Вдруг о каком-нибудь страшном наказании для меня. Но как бы я не прислушивался ничего толком не смог узнать. Сразу вспомнились все хулиганы, побывавшие в кабинете директора и выходящие оттуда в полном страхе, что даже начинали заикаться. Интересно, какое наказание будет мне? Мои мысли о всевозможных пытках прервал мужчина, вышедший из кабинета Марии Петровны. На вид тридцати пяти лет, с блестящей лысиной и с гладко выбритым подбородком, он вышел, нет, скорее вылетел как ракета из кабинета директора, чуть не сбив меня (я в последнюю секунду успел отойти от двери, и избежал удара). - Я буду жаловаться! У вас отберут лицензию! – кричал он весь красный от злости, словно помидор. – Все узнают, чем вы занимаетесь! Вот увидите! Это вам даром не пройдет! Вы не сделаете из моего сына зомби! Я положу этому конец! Он ударил себя по груди и вытянулся как гусь от важности, отчего его кожаная сумка выпала из рук и из нее посыпались какие-то бумаги. Мужчина злобно посмотрел на директора своими маленькими черными глазами, похожими на угольки и сурово погрозил указательным пальцем в ее адрес. Потом хотел что-то сказать, но в последнюю секунду передумал. Быстро собрав свои бумаги обратно в сумку, он ушел, критикуя все, что попадется ему на пути. Мария Петровна с веселым видом смотрела на уходящего мужчину. Она явно была чем-то довольна. Ее малиновые губы еле заметно дергались от скрытого смеха. Что она затевала насчет него, было загадкой. Лучше бы ему не становиться врагом для нее. Он проиграет эту войну, еще даже не вступив в нее. Директор была очень волевым, горячим человеком и любой спор с ней грозил перейти в рукопашный бой. Мужчины пытались сдерживаться, с трудом конечно, но сдерживались. А вот с женщинами у нее отношения плохо складывались. Один раз дело дошло до драки. Мария Петровна подралась с мамой одного из учеников, прямо в его присутствии, после чего он перевелся в другую школу. Из-за чего они дошли до этого, было неизвестно. Каждый придумывал свою историю происшедшего, вплоть до фантастики. А дальше пошло по слухам. - А, Александр, - улыбнулась она мне, будто ничего тут не произошло. - Ну, заходи, заходи. У меня было предчувствие, что сейчас произойдет что-то не хорошее со мной, а я ничего не смогу сделать в свою защиту. Может еще не поздно? Может лучше сейчас убежать? - Ну чего ты стоишь? Заходи скорее. У нас нет времени тут подолгу стоять, - повторила директор. - Да Мария Петровна, - виновато сказал я и зашел в кабинет. И почему я не убежал? - Мы ведь недавно виделись, - директриса смотрела на меня как-то ласково и в то же время очень сердито. – А ты уже затеял драку. - Это не я начал, а Антон. Он первый ударил меня! Я ни в чем не виноват! - Все оказывается намного хуже, чем я думала. Ты даже не признаешь свою вину, - Мария Петровна печально на меня посмотрела. – Ольга Семеновна, вы свободны. Как только учительница географии захлопнула дверь, я почему-то подумал, что попал в комнату пыток. Спастись мне вряд ли удастся. Нужно было убежать. - Как это вышло Саша? Я думала, ты меня понимаешь как никто другой, - директор зашла мне за спину и провела пальцем по моему плечу. - Сегодня молодые люди так пренебрежительно относятся к учебе в школе, а ведь это их старт в жизнь. Они думают, что родители их устроят, помогут им, а их родители считают, что это учителя должны воспитывать их отпрысков. Но чему дети сами смогут научаться? В школу они ходят только чтобы повеселиться с друзьями, а должны учиться! - Не все такие. Есть те, кто понимают истинную значимость учебы, а не просто жалуются на школу, - вылетело у меня. - Не все. В этом я с тобой согласна. Но есть такие дети, которые постоянно затевают какую-нибудь пакость. Они не дают другим нормально учиться и постоянно ссорятся с учителями. Я здесь чтобы совершить, хоть маленькое, но наказание для них. - Мария Петровна. Я ни в чем не виноват! Вы ведь сами знаете, что это Антон затеял драку. Это его нужно наказать! Вы прекрасно это знаете! - Знаешь, Саш. Я не думала, что ты окажешься таким двойственным. Ты ведь был прилежным учеником. Зря ты, конечно, встал на этот путь. - Но Мария Петровна! Почему вы не верите мне? - Антон хороший мальчик. Зря ты на него клевещешь. Его отец многое сделал для нашей школы. Сейчас ты пойдешь и публично перед ним извинишься. - Что? Да никогда в жизни! – меня словно холодной водой облили. Что-что, а такое наказание я никак не ожидал. - Выпусти меня! Я научу его манерам! – чей-то шипящий голос прозвучал внутри шкафа. - Саша, ты очень хороший мальчик. Не нужно становиться моим врагом. Извинись лучше перед ним. Иначе мне придется научить тебя послушанию. - Отдай мне его хозяйка! - голос в шкафу стал сильнее. - Что это за голос? Мария Петровна, вы слышите? - я не понимал, что происходит. Директор удивленно уставилась на меня, но ничего не ответила. Она подошла к окну и несколько секунд задумчиво смотрела на улицу. - Хозяйка, он меня слышит. Значит это он! Отдайте мне его! Директриса стояла возле окна в глубокой задумчивости и ни на что не реагировала. Это был мой шанс сбежать. - Мария Петровна, я тогда пойду на урок. С Антоном я больше не буду драться. Я вообще буду обходить его стороной. - Хозяйка, он уходит! Не отпускайте его! – от этого шипящего голоса мне стало страшно. - Да, да. Конечно, - машинально ответила директриса. Меня не нужно было долго упрашивать. Не прошло и секунды, как я покинул кабинет. Я не горел желанием узнать про таинственный голос. Меня волновало совсем другое. Я могу понимать язык животных. Эта возможность появилась у меня после сна с пантерой. Я снова должен ее увидеть. Я хочу отказаться от этого. Мне это совсем не нужно. Недолго думая я повернул туда, где в последний раз ее видел. Ничего не произошло, когда я снова оказался возле того самого зеркала. Совсем ничего. Она не появилась и вряд ли готова появиться, после того как я ей нагрубил. - Ну, где же ты? У меня столько вопросов к тебе, – я стоял возле зеркала и видел только свое отражение. – Это из-за тебя я слышу животных? Ты меня об этом спросила? Я хочу отказаться от этого! Появись! Тишина. Я был один. Никакого огня. Ничего. Карие глаза с ненавистью смотрели на меня и готовы были испепелить пантеру. Черные сальные волосы взлохматились как куст крыжовника. В отражении я видел пятифутового худого мальчика, наполненного злобой и ненавистью. Оставаться здесь не было смысла. Пантера не появиться. Я в полном расстройстве отправился на урок географии. Как только я вошел в класс, Антон и его прихвостни завыли как волки. Учительница как всегда не поддала этому значения. Стараясь не обращать на них внимания, я сел рядом с Колей. У меня не было другого выбора. Или один как изгой, или с ним. - Да не обижайся ты, - слегка толкнул он меня в плечо. - Почему ты не помог мне? – спросил я. - Ты ведь знаешь законы школы. Никаких драк. Я позвал учительницу, чтобы она вас разняла. - Она повела меня к директору и, оказывается, по твоей вине. - Ну, что ты дуешься. Я же не специально, - начал оправдываться Коля. – Лучше расскажи, как там было? - Да ничего особенного, - вяло ответил я. - Николай, Александр, перестаньте разговаривать, - крикнула Ольга Семеновна. - Потом расскажешь, - сказал Коля шепотом и погрузился в учебник. Глубоко вздохнув, я тоже принялся писать конспект. Я надеялся, что все неприятности на сегодня окончены. Мне больше не хотелось идти к директору. Я посмотрел на Антона. Он почему-то хитро улыбался, глядя на меня. "Не надо. Не надо вмешиваться", - сказал я себе и начал конспект. Только я написал одно слово, как в дверь постучали. - Класс, к нам поступила новая ученица, - заявила учительница и впустила новенькую. - Здравствуйте, - сказала она вежливо. – Меня зовут Катя. - Красивая, - подтолкнул меня Коля. – Надо будет поближе познакомиться с ней. - Не может быть! Нет, - я не поверил своим глазам. - Чего не может быть? – не понял Коля. - Это она, – шепотом ответил я. - Кто? - Рыжая девочка из моего сна. Та самая девочка-ангел. Значит, тогда была не галлюцинация. Она на самом деле в моей школе. Теперь и в моем классе. Но что ей нужно здесь?



Николай Авиров

#18547 at Fantasy

Text includes: сказка

Edited: 10.08.2015

Add to Library


Complain




Books language: