Третья годовщина Ада. ii часть. Люди холмов

Третья годовщина Ада. II часть. Люди холмов

Эрик пошатнулся, ухватился за перила и отступил назад. Еще миг – и бурлящий резервуар поглотил бы его с концами. Сотни красных таблеток «Неофинила» все еще шипели в воде и несли по трубам временное спасение для человечества. Он посмотрел на небо, впервые за несколько лет наблюдая восход солнца. А потом, увидев под ногами рассыпанные пилюли, собрал их в карманы. «Пригодятся, - подумал он. – Выбраться из города будет стоить недешево».
Глядя в естество бурлящей воды, он обдумывал план действий. Через какое-то время взял телефон и набрал номер. На том конце сонно ответили:
- Да?
- Феликс? – спросил Эрик.
- Я! Кто это? – недовольно ответил тот.
- Это Эрик. Из «МорРума», - уточнил он.
- Эрик, ради всего святого, 6 утра! Какие-то проблемы с бумагами? – начал было возмущаться Феликс, но Эрик перебил его:
- Шаманы. Феликс, ты рассказывал мне о шаманах. Я должен попасть к ним как можно быстрее.
- О, господи! Что за спешка? – удивился Феликс.
- Нет времени объяснять. У меня всего пару часов, чтобы выбраться из города, - занервничал Эрик.
- Так, стоп. Ты не можешь поехать к ним сам! – возразил Феликс. - Жду тебя через час у меня дома, по адресу Мортон Авеню, 78.
- Я буду! Спасибо тебе, - с облегчением вздохнул Эрик.
Он перепрыгнул через металлическую сетку и побежал к трассе. Ему повезло - на обочине в такси спал водитель. Эрик постучал в боковое стекло и привлек внимание заспанного таксиста красной таблеткой. Тот спохватился, протер глаза и приоткрыл окно. Назвав домашний адрес, Эрик плюхнулся на сидение.


На улицах было пусто. Ведь в такое время люди задергивали шторы, ужинали и ложились спать, чтобы проснувшись в 18:00, отвезти детей в школы и отправиться на работу. Солнце озарило улицы, антиастральные лампы потухли – и фантомные твари снова заполонили город. Что поделаешь – на дворе третья годовщина Ада.
Эрик заскочил в дом, поднялся на 8 этаж и обнаружил сидящую у дверей Мару, которая жалобно замяукала, увидев хозяина. «Чудо, что тебя не украли», - сказал он кошке. Мара принялась тереться о его ноги, пока он искал в карманах ключ от квартиры. И тут Эрик вспомнил, что не запирал дверь, и замешкался.
Но действовать надо было быстро, поэтому он подхватил кошку, толкнул дверь ногой – и оказался дома. Мара сразу же ринулась на кухню к миске с кормом. Эрик же взволнованно заглянул в спальню. «Ну, а что могло измениться?» - подумал он, посмотрев на лежащую в кровати Риту. Он взял телефонный справочник и набрал номер гробовщиков. Продиктовав имя покойной, причину смерти, свой домашний адрес и номер кредитки, он, дрожащими шагами направился к шкафу.
Собрался быстро: взял пару теплых вещей, аккумулятор для мобильного, нож, корм для Мары, несколько бутылок воды, какие-то консервы, чипсы. Второпях все это запихнул в сумку, взвалил ее на плечо, взял кошку на руки, и вышел из квартиры.
Мельком обернулся на выбитую дверь в жилище напротив и задумался, обнаружил ли уже кто-то Бэна, лежащего в луже крови под окнами своей квартиры.
Эрик забросил сумку на заднее сидение такси и поехал к Феликсу. Застал его на улице, загружающего кузов пикапа. Феликс как всегда был оригинален. Вместо обычной одежды, на нем были узкие брюки, заправленные в высокие кожаные сапоги, замшевая куртка с нашивками, а поверх черной вязаной шапки были надеты красные очки.
- Что ты натворил? – вместо приветствия спросил он.
- Расскажу по дороге, – ответил Эрик и поставил сумку на переднее сидение. Феликс погладил Мару, которая вцепилась когтями в плечо Эрика и удивленно осматривалась по сторонам, и вернулся в дом за последним баулом. Поставил его на капот и открыл замок, чтобы Эрик увидел содержимое. Внутри были две штурмовые винтовки, сигнальные пистолеты, патроны, ножи и еще какое-то обмундирование.
- Даже так? – удивился Эрик, и холодок пробежался по его коже.
- А что ты думал? За чертой города никогда не бывает безопасно. Пришлось кое-что приобрести на черном рынке, - резюмировал Феликс и повернул ключ в замке зажигания.


Черный пикап двинулся по направлению к границе города. Водитель и пассажир молчали – им предстояло проехать через блокпост. Спустя 20 минут они подъехали к 7-метровым Южным воротам, которые возвышались посреди бетонной змеи, опоясывающей город. Ограду по приказу властей возвели за два года, чтобы отгородиться от мира и якобы уберечь население от заезжих террористов. Так поступили все большие города, другие из-за нехватки бюджетных средств остались открытыми.
- Спрячь кошку, - приказал Феликс и вышел из машины. Эрик послушно запихнул удивленную Мару в сумку. Накануне Феликс упоминал, что договорился о выезде из города, что было практически невозможным для простых граждан. Однако, Феликс не был из их числа. Южные ворота, как и масса других защитных сооружений, частных убежищ и противорадиационных укрытий были построены по его чертежам.
Он передал документы пограничнику. Тот неторопливо листал бумаги, дергался, что-то уточнял по телефону, и, наконец, угомонившись, поставил печать. Феликс забрал документы и подошел к Эрику.
- Теперь твоя очередь, - сказал он, садясь за руль.
Эрик кивнул, достал из кармана пригоршню таблеток и на глазах у изумленного товарища отсчитал 10 штук. На удивление, взятка с таблетками прошла быстро и гладко. Уже через несколько минут многотонные металлические ворота приоткрылись, и двое сумасшедших покинули пределы Сиэтла.


Некоторое время ехали молча. Пока тишину не нарушила Мара. Эрик спохватился и вытащил ее из сумки. Сидеть у него на коленях кошка не стала, а полезла на торпеду и уперлась мордой в стекло. Огромный мир она видела впервые, и он больше вызывал интерес, нежели пугал, чего нельзя было сказать об Эрике и Феликсе.
Километров через 30 Феликс уставился на Эрика.
- Рассказывай, - потребовал он.
- Да что, рассказывать. После того, как ты ушел из офиса, я поехал домой - боялся, что Рита могла пострадать из-за терактов на Парламентской площади, - Эрик замолчал и, спустя несколько секунд, выдохнул, - В общем, я застал ее уже холодной. Но умерла она по другой причине - передозировка «проулином».
- Я сожалению, - сказал Феликс.
- Я выяснил, что ее дилером был мой сосед, он же хотел прибрать к рукам Мару в качестве оплаты, - кивнул Эрик на кошку и продолжил – На эмоциях я ворвался к нему в квартиру и… В общем, я не думал, что все так обернется. Это был несчастный случай. Хотя, знаешь, в тот момент я жаждал его смерти. И он вполне ее заслуживал. Его брат с женой со мной бы согласились. Особенно после того, как он их мумифицировал и усадил за кухонный стол. Так что теперь я могу быть в розыске.
- Не переживай по этому поводу, - сказал Феликс. - Сейчас другое время. Никому до тебя нет дела.
- Но это еще не все, - продолжал Эрик. – «Неофинил». Я украл его из «МорРума». Около 300 тысяч штук. Пробрался на станцию по очистке воды и сбросил их в резервуар. Теперь десятки тысяч людей получат утешение прямо из крана, - засмеялся он.
- Ну, ты и чекнутый! Уважаю! - захохотал Феликс и хлопнул Эрика по плечу.
- Так что теперь мне точно заказана дорога обратно в город, - сказал Эрик.
- Ерунда, - успокоил Феликс, – Возможно, возвращаться тебе уже не захочется.


- Теперь ты рассказывай, - сказал Эрик. – Куда мы едем?
- Мы едем к онондага, - ответил он.
- К онондага? – переспросил Эрик.
- Да. К «людям холмов», - ответил Феликс. – Это племя ранее входящее в союз Лиги ирокезов. Сейчас все, что от них сталось – в резервации Пайн-Ридж в Южной Дакоте.
- А почему они должны нам помогать? Потомкам тех, чьи предки устроили геноцид против их народа, - спросил Эрик.
- Может, ты и потомок «тех», а я потомок «этих», - ответил Феликс и, как всегда, захохотал. Эрика всегда поражало, сколько безумной энергии в этом почти старике. Феликс был старше его лет на 20, но вел себя как подросток, жаждущий приключений. 
- Так ты индеец? – на всякий случай уточнил Эрик.
- Да, так, полукровка, - снова засмеялся Феликс.
Кошка перелезла хозяину на руки, улеглась и уснула.
- Ну что, ты готов? – спросил Феликс - Нам ехать почти трое суток.
- Готов! Но, если ты не против, я бы подремал несколько часиков, прежде чем тебя сменить. Тяжелые выдались сутки, - сказал Эрик и откинул сидение назад. 
- Приятных снов, - ответил Феликс, и их авто утонуло в красном горизонте.


Эрик проснулся от удара двери. Протер глаза и увидел, как Феликс чиркнул кредиткой у заправочного автомата.
- Мы что уже проехали 600 километров? – спросил он, когда Феликс сел за руль.
- Да, ты спи, спи. Останавливаться в мотелях опасно, так что будешь рулить ночью. После следующей заправки сменишь меня, - ответил приятель.
- Да я уже поспал, - заверил Эрик, потянулся и посмотрел на спящую на коленях кошку.

Проезжая сквозь один из разрушенных городов, они заметили бродягу, толкающего тележку, набитую разным хламом. Увидев их машину, он отпустил тачку и побежал им на встречу, махая рукой. Но Феликс нажал на газ.
- Почему? – спросил Эрик.
- А у тебя есть предложение лучше? Учитывая «обычаи» местного контингента, мы можем, как минимум, остаться без колес и денег. Со всеми истекающими, - сказал он.
Эрик утвердительно кивнул головой и дальше уставился в окно. 
- Остановись потом, когда будет безопасно, - попросил он и заерзал в кресле.


- Ты вспоминал об искусственной смерти, когда приходил ко мне в офис, - спустя время начал разговор Эрик. 
- Да, один бизнес-партнер советовал. Он проделывал это несколько раз в одной из клиник. Но после одного из сеансов так и не вышел из комы. Так что я предпочел оставить этот вариант на самый крайний случай, - ответил Феликс.
- И какой эффект? Дольше, чем тот, что предлагает «МорРум», – поинтересовался Эрик.
- Я так понял, это как-то связано с обновлением ауры. Что-то вроде перезагрузки системы. Что правда, по словам знакомого физиотерапевта, этот эффект весьма виртуален. Так как для очистки ауры нужна ее полная смерть, которая наступает на 90-й день. А чего можно ожидать от 30 минут искусственной смерти? - спросил Феликс.
- Мда-а-а, - протянул Эрик, пытаясь осознать смысл сказанного.
- Ты же сам понимаешь, компании вроде твоей, зарабатывают если не на человеческом страхе, то на необразованности. То, что они предлагают за огромные деньги, досягаемо абсолютно бесплатно. Без всех этих биохимических и корпоративных технологий, - заверил Феликс.
«Конечно», - подумал Эрик. – «Тоже мне святой. Монополист, хренов».
- По этим причинам я и заинтересовался практикой индейских шаманов, - продолжал Феликс. – Индейцы, мало того, что могут очищать себя от подобных паразитов, но и приручать их и даже давать мелкие поручения.
- А может, мы такие же паразиты? И, может, Природа решила стряхнуть нас, после всего, что мы с ней сделали, - спросил Эрик.
- Эта идея не лишена глубины, - ответил Феликс и задумался…


За беседами пролетели еще 600 км. Они заправились в одном из небольших городов с открытым доступом, и теперь пришло время Эрика вести авто. Он уселся на водительское сидение и задумался.
- Ты чего? – спросил Феликс.
- Да, так. Я ведь три года не садился за руль, - ответил он.
- С этим есть проблема? – уточнил Феликс.
- Проблемы уже нет, – ответил он и повернул ключ в замке зажигания.


Феликс проснулся от какого-то звука. Эрика в салоне не было. Он выровнялся в кресле и осмотрелся. На улице все еще было темно, справа светилась вывеска Motel. Он пересадил Мару на заднее сидение, открыл сумку и достал винтовку. Вдруг водительская дверь открылась, и из темноты в салон заглянула голова Эрика.
- Заправка, - коротко сказал он и закинул на заднее сидение пакет с едой. Пакет зацепил Мару, она испугалась, перепрыгнула на водительское сидение и выскочила на улицу.
-Черт! – крикнул Эрик и побежал за кошкой. Напуганная Мара забежала за здание магазина и исчезла в кустах.
- Мара, кс-кс, - звал Эрик. Но кошки не было видно. Он попытался пролезть в кусты, чтобы ее отыскать. Пробирался все дальше и дальше. И тут к его ноге что-то прикоснулось.
- Извини, я совсем забыл, что ты могла хотеть в туалет, - сказал он кошке, запихнул ее за пазуху и закрыл куртку на замок, чтобы она снова не улизнула. 
И тут Эрик услышал стрельбу. Он бросился к машине - от нее разбегались какие-то подростки. Один из них лежал лицом вниз и не подавал признаков жизни. Феликс лежал по другую сторону пикапа в луже крови. Оборачиваясь по сторонам, Эрик осторожно уложил его на заднее сидение, быстро заскочил в машину и нажал на газ.


Феликс стонал и матерился. Эрик отъехал подальше от заправки и остановился.
- Что случилось, твою мать?! – завопил он.
- Да какие-то уроды малолетние хотели нас ограбить. Ногу мне прострелили, козлы! - возмущался Феликс.
Эрик вышел из машины, открыл заднюю дверь и стал осматривать рану. Потом вытащил из брюк ремень и перевязал Феликсу ногу чуть выше колена.
- Надо к врачу. Я не уверен, что смогу остановить кровь. Да и пулю, наверное, придется вытаскивать, - взволнованно сказал он.
- Нам до Спрингфилда осталось всего 100 километров. Там у меня друг есть. Едем к нему, - сцепивши зубы, прошипел Феликс.
- Ты продержишься полтора часа? – спросил Эрик и, достав из сумки бутылку джина, протянул ее Феликсу. Тот снял с головы шапку и прикусил ее зубами, после чего вылил часть содержимого на рану. Дернулся и отключился. Эрик поймал упавшую бутылку, сделал глоток и нажал на газ.


Большой город приближался. Эрик постоянно оборачивался назад. Феликс уже открыл глаза и смотрел в окно на восходящее солнце. Мара сидела у него на груди, уставившись в глаза монстру, прилипшему к Феликсу. Эрик взглянул в зеркало и успокоился - тварей на нем не было.
- Почти приехали, - сказал он и протянул раненому приятелю бутылку воды. Феликс привстал и сделал пару глотков.
- Оружие конфискуют, закопай его, - прошептал он. – Лопатка в сумке.
Эрик свернул в поле и остановился за холмом. Взял сумку Феликса и пошел искать место для тайника. Выкопал небольшую яму и прикопал оружие.
- Готово, - отчитался он и бросил лопатку в багажник. – На тебе поселился паразит - может, дать таблетку?
- Не нужно, пусть сидит, сволочь. Лучше мне от этого не станет, - заверил тот и погладил урчащую кошку.


Черный пикап подъехал к блокпосту. Впереди выстроились несколько десятков машин, и Эрик заволновался, что Феликс может не дожить до конца очереди.
- Живой? – спросил он.
- Пока держусь. Но шок прошел, и теперь нога горит, будто я запихнул ее в крематорий, - пытался пошутить приятель.
Спустя час очередь дошла и до черного пикапа. Эрик спрятал Мару в сумку. К машине подошел вооруженный пограничник.
- Цель визита? - спросил он.
- Нужна помощь. Мы направляемся в Южную Дакоту. Но моего приятеля ранили в дороге, тут у него есть знакомый врач, - объяснил Эрик и протянул ему свои и Феликса документы.
- Зизо Кюрия, - произнес Феликс.
Пограничник проницательно посмотрел на них, отошел в сторону, листая бумаги, и достал мобильный. В это время к машине подошел другой служивый с собакой и начал досмотр авто. Пес залаял.
- Кошки? – спросил он.
- Да, со мной моя кошка. Документы я передал, - ответил Эрик.
- Запрещено, - ответил пограничник и направился к коллеге.
Эрик обернулся на Феликса. Тот кивнул головой, Эрик достал из кармана красную таблетку «Неофинила» и поманил в окно служивого. Тот, оглядываясь по сторонам, подошел к водительскому окошку и протянул ладонь. Эрик положил в нее 14 таблеток. Пограничник широко раскрыл глаза от удивления, зажал пилюли в кулаке и направился к коллеге. Минуту переговорив, они подошли к машине, вернули документы и подали сигнал пальцем вверх охране на воротах.
- У вас сутки, - сказал силовик, и пикап заехал в спящий город.


Феликс пробормотал адрес друга и снова отключился. Эрик, забив маршрут в навигатор, через 40 минут оказался у ворот двухэтажного особняка. Он нажал на кнопку вызова - и на запыленном мониторе появился седой мужчина.
- Что вам угодно? – спросил незнакомец.
- Мне нужен Зизо Кюрия, - сказал Эрик, держа пальцем кнопку на домофоне.
- По какому поводу? – поинтересовался мужчина.
- Феликсу нужна помощь. Феликсу Бронсу, - уточнил он. – Мы едем в Пайн-Ридж, но по пути его подстрелили. Он сказал, что тут ему смогут помочь.
- Заезжайте, - ответил мужчина и открыл ворота.


Незнакомец помог Эрику занести в дом отключившегося Феликса. Водрузив его на стол в медицинском кабинете, мужчина попросил жестом Эрика покинуть помещение. Тот направился в прихожую, достал из сумки замученную кошку и расположился в кресле у камина.
Оглядевшись по сторонам - в доме фантомных существ не было - он спокойно вздохнул и задремал под урчание Мары.
Вдруг его разбудило прикосновение к плечу. Рядом стоял хозяин дома.
- Зизо Кюрия, - представился он.
- Очень приятно, Эрик, - ответил гость и пожал руку.
- Пулю я удалил. Теперь ему нужен покой. Так что оставайтесь до завтра, а утром я объясню, как обрабатывать рану, - сказал он и сел в кресло напротив.
- Спасибо. Извините за неожиданный визит. Надеюсь, вы не будете возражать против кошки? – уточнил Эрик.
- Ну, что вы. Я всегда рад хорошим гостям и особенно кошкам, - улыбнулся Зизо и продолжил. - Когда-то мы с Феликсом дружили семьями. До переезда в Сиэтл он жил здесь, в Спрингфилде. И вот, лет пять или шесть не виделись. За это время я потерял жену. Кстати, как поживает его Мэган, вы не в курсе?
- Знаю только, что она ослепла из-за астральных очков и, по-моему, находится на лечении в психбольнице, - ответил Эрик и, задумавшись, отвел взгляд в сторону.
- Надо же, какой ужас. Мир уже далеко не такой, каким был раньше, - сказал Зизо.
- Да-а-а, - протянул Эрик. Мара дружелюбно подбежала к хозяину и начала тереться о его руку. – Ой, надо же тебя покормить, - спохватился Эрик и достал из сумки консервы. Кошка, едва дождавшись открытия банки, бросилась к миске и принялась жадно кушать.
- Так зачем вы едете в Пайн-Ридж? – спросил Зизо. 
- Феликс случайно заинтриговал меня рассказами о ритуалах индейских шаманов. Говорят, они способны брать сущностей под контроль, - ответил Эрик.
- А ты знаешь, что согласно версии тех же шаманов, современное человечество, утратившее связь с природой, со своим духом - не может ждать ничего кроме хаоса. Слишком далеко все зашло. Вот он, похоже, и наступил, - сказал хозяин. Эрик пожал плечами и осмотрелся вокруг.
– Вижу, ваш дом чист, - сказал гость.
Зизо улыбнулся.
- Я тоже практикую некоторые техники, - загадочно ответил он. – Сейчас людей моей профессии снова называют знахарями, колдунами или магами. Кому как нравится. А по специальности я психотерапевт. Только теперь латаю не дыры в психике, а в энергополе человека.
- Дыры? – переспросил Эрик.
– Да, - сказал Зизо. – Пробитое энергетическое поле подобно больной иммунной системе и подвержено проникновению инородных организмов. Поэтому время от времени его нужно лечить так же, как и любой другой орган.
- И как же? – поинтересовался Эрик.
- Через гипноз или более опасное погружение человека в транс, - объяснил Зизо и замешкавшись добавил. – Прошу меня извинить, я должен отлучиться по делам.

Оставшись в компании кошки, Эрику снова захотелось спать. Днем бодрствовать было непривычно. Проснулся он уже под вечер и пошел проверить, как себя чувствует приятель.
- Феликс. Ты жив? - прошептал он, войдя в медицинский кабинет.
Тот открыл глаза и уставился на Эрика.
- Где мы? – прошептал он.
- У Зизо, - ответил Эрик.
- А, ну, хорошо, - облегченно вздохнул Феликс и снова закрыл глаза.
Пробыв еще несколько минут с товарищем, Эрик отправился осматривать дом. На кухне он застал Зизо. Тот пил чай перед ноутбуком и читал новости в Интернете.
- Присаживайся, - пригласил его хозяин, достал с полки большую чашку и налил ему чая. – С мятой, - уточнил он.
- Что пишут? - спросил Эрик.
- Ничего нового – убийства, теракты, пожары. Давай лучше поболтаем, - предложил Зизо и захлопнул ноутбук. – И как же вы с Феликсом нашлись?
- Я работаю в «МорРуме». Он был моим клиентом, - начал Эрик.
- «МорРум»? А, знаю я ваши красные таблетки. У нас тоже есть пару десятков ваших офисов. Тогда я не понимаю, зачем тебе ехать через полстраны неизвестно куда. Разве «МорРум» перестал бесплатно обеспечивать наркотой своих сотрудников? 
- Не перестал, - ответил Эрик. – Но, во-первых, это временно, а во-вторых, я прилично наломал дров, так что оставаться в Сиэтле в ближайшее время - не лучшая идея, - объяснил он.
- С кем сейчас не бывает, - успокоил это хозяин.
- Даже хотел покончить с собой. Но не решился, - продолжал Эрик.
- Смерти испугался? – спросил Зизо.
- Вряд ли, - ответил Эрик. – Скорее, от безысходности. Хотелось наконец выбраться из этого безумия. Пусть даже в загробный мир или в любой другой. 
- Нет ничего невозможного, особенно сейчас, - заверил Зизо.
- О чем вы? – удивился Эрик.
- О кротовых норах, - ответил хозяин.
- Это что-то связанное с теоретической физикой? Что-то из космоса? – спросил Эрик. 
- После Астрального взрыва – уже с практической, - ответил Зизо. – Кротовые норы уже не только в космосе.
- Что вы имеете в виду? – поинтересовался Эрик.
- То, что после столкновения двух миров на Земле по каким-то причинам образовались десятки тысяч кротовых нор, служащих как тоннелями в пространстве и времени, так и коридорами между измерениями, - объяснил Зизо.
- И насколько все серьезно? – спросил Эрик.
- Настолько, что правительство вплотную развернуло программу поиска пространственно-временных дыр для различных целей – от мгновенной доставки груза до смещения исторического сценария, - сказал хозяин.
- А почему об этом не было ни слова по телевизору? – удивился гость.
- По тем же причинам, что и обычно. Чтобы избежать излишнего любопытства и паники, - ответил Зизо и продолжил. – Также мой знакомый поведал, что помимо поисков существующих дыр, правительство пытается синтезировать собственную, более стабильную, червоточину. И если ему это удастся – последствия будут фатальны.
- Почему? – спросил Эрик.
- Потому что коридор работает в обе стороны. И если сейчас мы имеем дело с призрачными существами, потом мы можем столкнуться с вполне физическими. И учитывая циничность законов Вселенной – наивно полагать, что они будут дружелюбны, - объяснил Зизо.
- Может, они и летающие тарелки уже соорудили? – удивился Эрик.
- Летающие тарелки были построены еще в 50-х. А то, что сейчас народ считает высокими технологиями – не что иное, как устаревший хлам военных инженеров, - заверил Зизо. – Кроме того, я слышал, что уже готовится совершенно конкретный закон о запрете путешествий во времени, который, разумеется, коснется всех, кроме власть имущих. 
- Так, может, Фантомный Апокалипсис – побочный результат одного из подобных экспериментов? – предположил Эрик.
- Вполне вероятно. Власти способны на все, - сказал Зизо и зевнул, - Ладно. Было приятно пообщаться. Но я не переходил на новое время, так что отправлюсь спать.
- Хорошо, - сказал Эрик. - Надеюсь, Феликсу к утру станет лучше, - и еще раз поблагодарил Зизо за помощь.
- В любом случае, вы можете оставаться у меня сколько угодно, - заверил тот и отвел Эрика в гостевую комнату.


Эрику не спалось. Рассказы Зизо не давали ему покоя. Образы параллельных миров настойчиво атаковали его воображение: от цвета неба, длины дня и года, количества небесных светил – до их обитателей. Были ли они похожи на нас, или же представляли собой нечто, что не под силу даже самым смелым писателям-фантастам? В конце концов, он погрузился в сон.


Ему снилось, будто он со всех ног бежит из города следом за Марой. Улицы безлюдны, в воздухе затаилась обреченность. Во сне Эрик понимал, что город поражен радиоактивным фоном, который уничтожит каждого, и лихорадочно пытался отсрочить неизбежную смерть, которая уже настигла остальных его жителей.
Белые каменные здания, мимо которых он пробегал, обнажали свои тайны - тысячи невидимых, но так ощутимых кожей, призраков в своих стенах. Эрику казалось, что эти миллионы душ, отпечатавшихся на стенах, испепеляют его глазами, и отчаянно пытался не упустить след кошки.
Он чувствовал, что цель уже неподалеку. Мара завела Эрика на территорию  полуразрушенного здания п-образной формы. Арки окон и дверных проемов подтверждали его преклонный возраст. К фасаду вели две тропинки из мощеного камня, посредине которых разливалась рекой мертвая, но все еще зеленая трава.
У массивных дверей дома одиноко валялся барабан. И Мара почти до него добежала. Эрик стремился за ней, будучи полностью дезориентированным. Интуитивно он понимал, что кроме как прикоснувшись к нему – иного выхода из этого безумия нет.
Мара с разбегу прыгнула на барабан – и исчезла. Эрику оставалось еще несколько шагов. Но вдруг он споткнулся и упал на брусчатку. Пытаясь дотянуться до барабана, Эрик увидел, как его рука тлеет, будто сгорающая бумага. И, будучи в сознании до последней секунды, рассыпался черным пеплом.


Эрик проснулся и схватился руками за горло. Ему казалось, что он вот-вот задохнется. Но через пару секунд понял, что угрозы для жизни нет – это был лишь сон. 
Часы показывали 6 утра. Он потянулся, отодвинул спящую Мару и пошел в ванную. В зеркале увидел, что монстров на нем все еще не было. Оделся и прощупал карманы – таблетки на месте. И пошел в медицинский кабинет, где спал Феликс.
- Как ты? – спросил он. Феликс открыл глаза.
- Уже лучше. Спасибо, - ответил он.
- А ты опасный тип, однако. Благодаря тебе, пикап остался за нами. Ехать сможешь или останемся еще на сутки? – уточнил Эрик.
- Думаю, справлюсь, - заверил Феликс и приподнялся на постели, тихо застонав. - В пути оклемаюсь. Через пару часов выезжаем. Во только приведу себя в порядок и увижусь с Зизо.
Спустя полчаса они уже пили травяной чай с тостами, обильно намазанными сливочным сыром. Эрик то слушал истории из когдатошней жизни Феликса и Зизо, то фантазировал, как хорошо было бы оказаться в другом месте, где-угодно, лишь бы подальше от этого хаоса.


Спустя сутки полностью заправленный пикап покинул Спрингфилд. Эрик вернулся забрать спрятанное оружие, и они направились в сторону штата Южная Дакота.
- 700 километров до Су-Фолса, там заправимся – и до Пайн-Ридж останется часа два пути, - констатировал Феликс, глядя на навигатор. – Надеюсь, нам удастся уберечься от ловушек и «ежей». И избегай контакта с прохожими - почти всегда за ними стоят вооруженные головорезы, - посоветовал Феликс и улегся на заднем сидении, пытаясь положить кошку под голову. Мара, недовольно фыркнув, вырвалась, ловко перепрыгнула на переднее сидение, залезла на торпеду и уставилась на дорогу, будто штурман.


Пролетали километры, мертвые и живые города, пустыри и леса. Пикап, рассекая мордой пыльный воздух дороги, мчался к пункту назначения. Часть пути преодолели по объездным дорогам, а на блокпостах больших городов Эрик расплачивался таблетками, Феликс деньгами или просил протекции у местных знакомых.
Ближе к вечеру они добрались до Су-Фолса. Это был открытый город, так что с пограничниками договариваться не пришлось. Дозаправившись и немного передохнув, под горячим южным солнцем они направились в самое сердце резервации индейцев - Пайн-Ридж.
По пути говорили мало. Между вынужденными остановками Феликс пытался спать. Эрик же всю дорогу в напряжении смотрел по сторонам – не поджидает ли их какая-либо опасность. Добраться так далеко живыми было настоящей удачей.


Около 20:00 перед ними возник сломанный указатель с названием резервации, спрятанной подальше от людских глаз. «Мы на месте», - заволновался Эрик и обернулся назад.
- Не знаешь, какой тут порядок приема гостей? Нас вообще не расстреляют? - спросил он у Феликса.
- Сейчас не знаю. Я не был здесь более 20 лет. Главное, поменьше болтай, - посоветовал Феликс.
Впереди располагался блокпост, сооруженный из мешков с песком, старых шин и небольших деревянных конструкций. На подъезде к караулу Эрик сбавил скорость до минимума. К машине уже направлялись восемь человек, вооруженных винтовками.
- Город закрыт. Въезд только для своих, - обратился к вышедшему из машины Феликсу один из мужчин, видимо, главный.
- Мы едем к Красному Волку, он мой дядя, - сказал Феликс и протянул ему сверток. Длинноволосый индеец медленно развернул его и достал длинную деревянную трубку для курения, украшенную резьбой. Повертел ее в руках, с удивлением посмотрел на Феликса, подошел ближе к машине и кивнул на Эрика.
- Мой водитель, - объяснил Феликс. – Я ранен, не могу сам вести.
Индеец подошел к своим, передал трубку, посоветовался и вернулся к пикапу.
- Есть чем расплатиться? - спросил он.
Феликс попросил Эрика достать сумки из багажника. Тот сгрузил на землю два больших баула и две канистры с топливом. Индеец открыл замок одной из сумок – Эрик знал, что она набита оружием. Во второй оказались консервы и еще какая-то еда. Индеец махнул рукой охране. Те унесли пожитки и, обыскав машину, дали добро на въезд в поселок.


Они ехали по песчаной дороге мимо длинных ветхих домов, палаток, трейлеров и машин, в которых жили люди. Ночного освещения не было, только свечи в окнах лачуг немного оживляли всеобъемлющую темноту.
Феликс по памяти направлял Эрика, и через полчаса запыленный пикап припарковался возле большого деревянного дома на окраине поселка.


Дом спал. Или так казалось. Феликс вышел из машины и постучал в дверь. В будках залаяли псы. Дверь открылась и на улицу протянулась рука со свечой.
- Аяша, это я, Феликс, - сказал он.
Из темного дома выглянула голова беловолосой женщины. Она поднесла свечу к лицу Феликса и обняла его.
- Надо же, мальчик мой, - сказал она. – Я и не думала, что увижу тебя снова. Ну, заходи.
- Это мой друг, Эрик, - сказал Феликс. Индианка кивнула. И два уставших путника шагнули за порог.
С веранды они вошли в просторную прихожую и подошли к дверям в одну из комнат. Индианка взяла у Эрика кошку и вошла с ней внутрь. И когда комната наполнилась мягким светом – Эрик увидел 4 двухъярусных кровати, из которых на них смотрели несколько пар глаз. Женщина передала кошку одному из детей, тот обнял ее и спрятал под одеяло, и вывела гостей на улицу.
- Вы извините, гостей мы не ждали, так что сегодня будете спать на чердаке в конюшне, - сказала она и отдала Феликсу свечу. – Главное, потушите огонь, только пожара нам не хватало. А завтра я освобожу комнату и устрою вас с комфортом.
Женщина ушла обратно, а уставшие путники, забравшись на солому, задули свечу и уснули под сопение лошадей.


Эрику снился сон. Будто он, в кромешной темноте, собирает громадную пирамиду. Он ползает на коленях в какой-то жиже, на ощупь находит большие валуны и тащит их на гору. Он устал, но пирамиду нужно собрать до восхода солнца.
Линия горизонта озарилась мягким сиянием, предвещающим появление огненного светила - Эрик второпях бросал валуны поближе к куче. Солнце стремительно поднималось и осветило его руки. И тогда Эрик увидел, что они были красными, как и все его тело, как и все вокруг него - под ногами плескалась густая кровь. 
Он посмотрел на пирамиду и обомлел – ее камнями были головы бизонов.


«Ку-ка-ре-ку», - разбудил его петух, неизвестно как вылетевший на чердак. Эрик отмахнулся, протер глаза и попытался нащупать Феликса, но того на месте не оказалось. Он заволновался и спрыгнул вниз. Лошадиные стойла тоже были пустыми.
Эрик вышел из конюшни и стал осматриваться. Она стояла у большого холма, слева от которого размещалось причудливое строение круглой формы и несколько хлевов, а справа - огород. По двору ходили куры и индейки. Лошади паслись вдали на лугу у хвойного леса. Сравнивая имение шамана с ранее увиденными бараками и полусгнившими деревянными домами, Эрик сделал вывод, что живет он вовсе не бедно. И направился в сторону детей, играющих возле дома, на пороге которого сидел Феликс.
- О, проснулся. Ну, наконец-то. Идем в дом, перекусишь, а потом познакомлю тебя со всеми, - сказал тот и медленно встал, придерживая ногу. Теперь Эрик мог увидеть жилище при дневном свете. Они вошли в просторную комнату. Посреди нее стоял длинный массивный стол, за которым собиралась вся большая семья, в одну из стен упирались деревянные шкафы с расписной посудой и сувенирами, а у другой - стояли диван и пара старых кресел, направленных к тумбе, на которой когда-то вероятно стоял телевизор. Справа была дверь в кухню, слева – в детскую спальню, а впереди – лестница на второй этаж. Эрик отметил, что дом был поразительно чист от сущностей.
- А где Мара? - поинтересовался он.
- Дети унесли ее играть на улицу. Не волнуйся, она никуда не сбежит, - заверил Феликс, и они зашли на кухню. Там возилась пожилая хозяйка.
- Здравствуй, Эрик, - обратилась она и только потом обернулась. – Садись, я как раз разогрела тебе завтрак.
Эрик присел на табуретку у небольшого стола, Феликс сел рядом. Аяша погладила племянника по голове и поставила перед Эриком чашку зеленого чая и тарелку с горячим кукурузным хлебом с сырной начинкой.
- Я показала Феликсу комнату, которую для вас подготовила. Все ваши вещи уже там. Так что, располагайтесь, - сказала она и ушла на улицу.
Эрик молча жевал и, разглядывая все вокруг, свыкался с обстановкой.
- Что, не так ты себе представлял быт индейцев? – спросил Феликс. Эрик пожал плечами. – Знаешь, уже десятки лет - это обычный поселок, где, как и везде, люди спиваются, деградируют и умирают от безысходности и нищеты, - продолжал Феликс. - После Фантомного Апокалипсиса власти перестали выделять индейцам даже те несчастные 250 долларов, которые бросали как подачку раньше. Люди тупеют, становятся более агрессивными, отдаляются от своих традиций, все сильнее утрачивая свое былое величие, - вздохнул он. Эрик продолжал жевать.
– Кстати, я уже придумал для нас развлечение – было бы неплохо развеяться и избавить голову от лишних мыслей перед вечерним ритуалом, - предложил Феликс. – Так что я предлагаю прогуляться на лошадях.
Эрик, ничего не уточняя, кивнул головой – и они направились к пасущимся у леса лошадям. На нескольких жеребцах катались мальчишки, рядом бегали овчарки, которые, завидев чужаков, бросились к ним. Но один из мужчин, стоявших в стороне, свистнул в их сторону, и псы послушно вернулись на место, продолжая скалить зубы и наблюдать за незнакомцами.
Гости подошли к индейцам, Феликс назвал их по именам, которые Эрику запомнить не удалось, перебросился с ними несколькими словами и взял за уздечки двух пятнистых лошадей.
- Подсади-ка, - попросил он, показывая на больную ногу, и Эрик помог ему взобраться на лошадь. - Умеешь ездить? – спросил друг и заерзал на спине коня, пытаясь найти удобную позу.
- Сейчас вспомню, - ответил Эрик, схватился за гриву, закинул ногу и прыгнул на неоседланную лошадь, но свалился. Феликс засмеялся. Конь затопал ногами. Эрик задумался, отошел назад, разбежался и запрыгнул на лошадь сзади, как на гимнастического «коня».
- Ухты, - сказал Феликс. – Ну, ты рисковый. Она же могла запросто переломать тебе ребра, - иронично сказал он и тряхнул поводья.
- Но не переломала же, - ответил Эрик, тоже дернул за поводья – и они двинулись в сторону леса.
Эрик сосредоточился на лошади. Без седла было неудобно – пятая точка и поясница быстро дали о себе знать. «Да, уж, расслабился», - думал он.
- Ну, как тебе спалось на сене? – улыбаясь, спросил Феликс.
- Да, сон странный приснился, - сказал Эрик.
- Правда? И какой же? – поинтересовался приятель.
- Будто я стоил пирамиду, но вместо известковых блоков были окровавленные головы бизонов, - поведал Эрик. Феликс остановил лошадь.
- Ты веришь в случайности? – спросил он.
- В последнее время не очень, - ответил тот.
- Вот и я не очень, - сказал Феликс. – Твой сон – результат открытого канала.
- Какого еще канала? – удивился Эрик.
- Канала связи с коллективным бессознательным, - уточнил приятель.
- А можно попроще? – попросил Эрик.
- Я сейчас объясню, - сказал Феликс. – Знаешь ли ты, что раньше от бизонов зависело выживание многих индейских племен – их мясо было для них основной пищей, шкура шла на одежду и одеяла, а кости – на оружие и домашнюю утварь. Но во время колонизации, с начала 19 века, власти Америки отдали приказ на истребление бизонов, которые якобы мешали прокладке железной дороги и засеву полей. Белым головорезам платили за каждую голову бизона большие деньги, поэтому животные истреблялись десятками миллионов, и в результате были практически полностью уничтожены. Вот только настоящей причиной этой кровавой бойни были вовсе не бизоны, а истребление индейского народа. Всего за два года охотники нанесли индейцам урон в сто крат превышающий потери при атаках регулярной армии на протяжении 30 лет. Они обрекли племена на голодную смерть. Но и этого было мало. Колонисты продолжали экспериментировать в способах убийства индейцев. Ты наверняка слышал про одеяла, зараженные черной оспой и отравленное спиртное, которые они приносили им в подарок. Так вымирали целые племена. Тела убитых индейцев колонисты скармливали собакам, а скальпы продавали в сувенирных магазинах. Кроме того, они выкупили за бесценок их плодородные земли и перепродали в несколько тысяч раз дороже, спекулируя на том, что «дикари» не ориентировались в достоинстве купюр. Так за три столетия были уничтожены 15 миллионов индейцев, а оставшихся в живых переселили в резервации в непригодных для сельского хозяйства местах. Ну, и как видишь, геноцид продолжается по сей день.
- Это ужасно, - печально сказал Эрик.
- Так вот, - продолжал Феликс. - Гибель бизонов занимает настолько массивную роль в трагедии индейского народа, что стала одним из ключевых символов их родового информационного поля. И, ты, пребывая внутри их племени, поддался его воздействию.
- Объясни, – попросил Эрик.
- Существует некое информационное хранилище, которое содержит в себе универсальный эволюционный опыт – инстинкты, архетипы, идеи, фантазии, сновидения. Подключаясь к нему, можно черпать знания, накопленные, как человечеством, так и иными цивилизациями за все время своего существования. В начале 20 века психиатр Карл Юнг назвал это духовное наследие коллективным бессознательным. Но определение ему еще в раннем палеолите дали шаманы – они называли его миром духов или миром предков. К слову, в 4 веке до нашей эры древнегреческий философ Платон называл его миром идей. Так вот, в древние времена шаманство было неотъемлемой частью любого, даже самого маленького племени. А шаман являлся основным носителем информации, вмещающей в себя мудрость и опыт предков. Его роль была священна. Шаман занимался лечением своего племени, как на физическом, так и на духовном уровне. Он был единственным проводником между человеком и Вселенной. И только через шамана человек имел возможность осознать свою внетелесную природу и впоследствии принять важность гармонии как необходимое условие выживания. Кроме того, шаман мог путешествовать в иные миры, где общался с духами и астральными сущностями более высокого уровня, принимал от них пророчества и советы. Сейчас же, с ростом населения и технологий, шаманство все дальше уходит в историю. Его заменили суррогатные псевдо-духовные явления, такие как организованные религии и секты, дающие искаженное, крайне упрощенное, представление об устройстве мира и связи человека с ним, - объяснил Феликс.
- Откуда ты вообще все это знаешь? - удивился Эрик.
- В свое время мы с Зизо закончили Институт психологии и психотерапии, - признался Феликс и продолжил. – Так вот, по поводу твоих снов - их важность не стоит недооценивать. Это то немногое, что осталось нам от нашей первобытной природы – это более глубокий слой бессознательного. Наряду с интуицией сновидения позволяют нам видеть вещи, срытые от нас в состоянии бодрствования. Эта третья часть нашей жизни просто не может быть бесполезной.
- Хорошо. Если головы бизонов – это символ трагедии. Что символизирует барабан, который приснился мне днем ранее? – поинтересовался Эрик.
- Барабан - это архетип, и совершенно не случайно первый музыкальный инструмент, созданный человеком. Его природа – в ритме и вибрации, как и природа всего окружающего нас, - ответил Феликс.
- Всего окружающего? – переспросил Эрик.
- Именно. Звук, свет, электричество, мозг, как и все, что состоит из атомов, неразрывно связано с вибрацией, - объяснил Феликс и продолжил. - Так вот, при помощи особого ритма барабана шаман способен проходить не только сквозь пространство и время, но и пересекать границу между измерениями.
- А чем смысл всего этого? – спросил Эрик.
- Смысл в познании и приближении человеческого существа к тому, что его породило, - ответил Феликс.
Рассуждения Феликса навеяли Эрику мысли о подлинном достоинстве тех вещей, которые он считал важными все это время. Если человеческая природа призвана в конце своего пути уподобиться создателю, чего стоят сомнительные ценности, которые так лелеет современный человек?
- Ну, на сегодня с тебя хватит. Мы еще вернемся к этому, - сказал Феликс и дернул лошадь за уздечки. Конь понес ошарашенного Эрика вслед за приятелем.


Феликс провел Эрику экскурсию – показал хозяйство и огороды, которыми занимались его родные, а также святилище и баню, где проводились церемонии и ритуалы. 
К вечеру Аяша пригласила всех на ужин. За большим столом собрались двое сыновей хозяйки с женами, младшая дочь и шесть внуков – все они жили в этом доме. Во главе сидел он – шаман Красный Волк.
Эрика представили семейству, и он, слегка смущаясь, с аппетитом поглощал острое жаркое из вареной кукурузы, картофеля и сушеного мяса, и время от времени поглядывал на незамужнюю дочь шамана – Пэвэти, которая сидела напротив.
Затем он осмелился посмотреть и на шамана, для встречи с которым они проделали столь нелегкий путь. Его длинные седые волосы были заплетены в две косы, а лицо украшали красные татуировки. Почти все члены семьи были одеты в обычные джинсы, рубашки и футболки. Лишь у шамана был кожаный жилет, вышитый орнаментами, и узкая повязка на голове. Да еще Пэвэти нарядилась в красную рубаху-платье с бахромой и ракушками. На ногах у всех были кожаные мокасины на мягкой подошве – такие же выдали Феликсу и Эрику. Семейство тоже рассматривало гостей, дети посмеивались и дергали друг друга под столом.
- И что же привело вас к нам в такое время? – поинтересовался Красный Волк. – Вижу, не обошлось без крови.
- Ничего страшного, скоро заживет, - отмахнулся Феликс. – Не буду лукавить, что приехал просто погостить, дядя. Нас привело к тебе разочарование. Все эти таблетки и сомнительная промывка мозгов – не дают ничего, кроме зависимости. Пройдя через все это, я не вижу другого пути, кроме возвращения к истокам. За этим мы и прибыли.
- Сложность не в моем желании вам помочь, а в вашей способности принять то, что я дам, – сказал Красный Волк и посмотрел на Эрика. - А ты что скажешь? Не так ты себе представлял нашу жизнь?
- Честно говоря, ваша жизнь несравнимо достойнее, по сравнению с той, что мы видели по пути сюда. Феликс немного ознакомил меня с вашей историей – и она повергла меня в шок, - ответил Эрик. – И да, я представлял вас обособленными, изолированными от прочего мира. Но я не увидел ни огромных бетонных заборов, опоясывающих вашу территорию, ни девятиметровых ворот, а только маленький блокпост с несколькими худыми парнями со старыми винтовками.
- Мы не имеем средств, чтобы отделиться от остального мира, у нас нет возможности даже защитить собственных детей от похищения для экспериментов. Не говоря уже о воротах и бетонных ограждениях, стоящих миллионы. Наша оборона ничтожно мала по сравнению с остатками армии современного мира, - сказал шаман и встал из-за стола. – Да что уж, у большинства американцев фантастическое представление о нас: мы или лазим по деревьям или купаемся в деньгах. В Пайн-Ридж безработица всегда достигала 85%, а сегодня здесь нищие все. Каждый кормит сам себя. Есть возможность – помогает другим. Но нам всегда было нелегко, в отличие от вас – детей прогресса, полностью зависимых от своих страхов. Это ваш мир изменился, а наш – нет.
- Я могу поинтересоваться, почему у вас нет монстров? – просил Эрик, выйдя вместе с Феликсом и шаманом на улицу.
- Монстры – это порождение вас самих. Нельзя избавиться от своего отражения, просто переехав в другой город. Это всего лишь одна из форм низших существ. И обитать они могут не на любом человеке, а только на том, кто их приглашает, - объяснил старый индеец. Стоя на пороге, он набил курительную трубку табаком, поджог ее и ушел в сторону построек.


- Что ты думаешь по поводу слов шамана? - спросил Эрик у Феликса. – Наша поездка была напрасной?
- Я в этом сильно сомневаюсь. И возвращаться назад мне хочется все меньше, - ответил тот.
- А как насчет твоих способностей к шаманству? Ты же все-таки один из них, - поинтересовался Эрик.
- Нет никаких способностей к шаманству, - засмеялся Феликс, -  Это не то, что можно развить вследствие обучения. Шаманами становятся не по своей воле. В качестве проводника шамана выбирают более высокие существа из параллельного мира. Не каждый смертный сможет вынести то, что способен выдержать шаман – он проходит через большие страдания и испытания. Излечивая других людей, он берет болезнь на себя. То же самое происходит в случае изгнания злых духов. То, что убьет простого смертного за считанные часы, шаман способен выдерживать десятилетиями, - ответил Феликс. И они направились вслед за шаманом.


Спустя несколько минут они вошли в круглый деревянный дом, из крыши которого возвышались длинные дымари. В святилище вели 4 двери, каждая из которых смотрела в одну из сторон света. Изнутри крыша хижины была подперта четырьмя деревянными колоннами. Между ними было круглое отверстие, через которое внутрь сакрального дома заглядывала луна. На стенах были изображения птиц и животных, висели бубны и барабаны, индейские головные уборы из орлиных перьев, черепа животных и другие атрибуты.
В центре хижины на земле лежал кусок ткани, на которой были разложены камни, перья, какие-то мешочки, шкатулки и прочие принадлежности. Это был алтарь. Рядом стоят огромный барабан.
И тут Эрик околел от испуга – перед ним в полутьме на двух ногах стоял огромный волк. Он пошатнулся и отступил назад, но Феликс поддержал его за руку и подтолкнул ближе. Присмотревшись, Эрик понял, что шаман облачился в шкуру волка, чья пасть нависала прямо над его лицом. Помимо шкуры на шамане была только набедренная повязка.
Он подбросил в печь дров, несколько веточек благоухающего шалфея – языки пламени заплясали сильнее, и дым устремился в небо. Потом достал вилами из огня раскаленные камни и отнес их в баню, где выложил в большой металлический таз, прикопанный в землю. На камни бросил щепотку табака.
После Красный Волк, скрестив ноги, сел на землю, и, закрыв глаза, стал монотонно бить по барабану, издавая ртом протяжные звуки. Эрик с Феликсом сняли с себя часть одежды и сели на каменную скамью напротив шамана. Он полил водой горячие камни - и густой белый пар скрыл его от глаз гостей. Комната наполнилась запахом табака. Ритуал начался...
Гости замерли и молча наблюдали, как Красный волк погружается в транс. Звуки барабана и монотонное пение гипнотизировали и почти парализовали их. Эрик смотрел сквозь пар на движения шамана. И вдруг почувствовал присутствие кого-то еще. По телу пробежала дрожь. Он увидел, что Феликс закрыл глаза и хотел было последовать его примеру, но неожиданно раздавшийся вой Красного Волка вытолкнул Эрика из тела.


Каменный пар, перемешавшись с ароматным дымом, подхватил невесомый дух Эрика и за считанное мгновение вознес его до высоты птичьего полета. Эрик не мог выдавить из себя ни звука, он безмятежно проплывал по воздушной бездне. Пока не оказался у горной вершиной, где рухнул на землю.
Все вокруг было укутано плотным туманом, видимость была не более нескольких метров. Вдруг неподалеку он услышал какой-то шелест – и подобно слепому, протянув руки вперед, двинулся в сторону звука. Пройдя какое-то расстояние, он уперся в огромное дерево, растущее у обрыва скалы. Его корни распластались по земле на многие метры. На одной из веток, повернувшись спиной к Эрику, сидела птица, ростом не уступающая человеку. Ее перья переливались множеством оттенков красного: от алого, как кровь – до темно-бордового, как роза Блэк Баккара. Эрик случайно наступил на корень дерева, раздался скрип - и птица повернула голову.
Он не поверил своим глазам и отступил назад. Птица имела человеческое лицо. Это была Рита. Его Рита, которую он так и не смог уберечь от смерти.
- Здравствуй, Эрик, - заговорила птица.
- Я умер? – спросил он.
- Можно сказать и так, - иронично ответила она.
- Где я? – спросил Эрик, подошел ближе и поднял голову вверх.
- Там же, где был и всегда, - сказала птица.
- В мире мертвых? - спросил он.
- И мертвых тоже, - улыбнулась Рита.
- Зачем я здесь? – поинтересовался Эрик.
- Для того, чтобы найти ответы, - молвила она.
Эрик вскарабкался на дерево, сел рядом с птицей и свесил ноги с ветки.
- Я думал, что ты в Аду, - сказал он, всматриваясь в человеческое лицо птицы.
- В аду остался ты, - ответила птица и по-звериному захохотала.
- Мне жаль, что так вышло, - произнес он.
- Не бери на себя слишком много. Это было мое решение, - заверила она.
Эрик задумался и опустил голову.
- Мне тебя не хватает, - прошептал он.
- Ты можешь остаться, - сказала птица.
- Не думаю, что я пока не готов, - задумавшись, ответил Эрик. – Он еще не ушел.
- О чем ты? – поинтересовалась Рита.
- Мой страх, - сказал Эрик. – Я должен встретиться с ним лицом к лицу.
- Лицом к лицу? - переспросила она. - А что если обернуться к нему спиной?
- Боюсь, у меня нет выбора, - ответил Эрик, и, развернувшись к птице спиной, вцепился руками во влажную кору дерева.
Птица слетела с ветки, и, впившись когтями, стала жадно клевать его плечи, сплевывая в пропасть куски плоти. На глазах Эрика проступали слезы, а из ран изливались бордовые ручьи крови. Чудовищная боль пронзала каждую нервную клетку, но шок не позволял ему сдвинуться с места. Кровь стекала ручьями по дереву и разрасталась, словно грибок по его ветвям и корням, пока оно не стало красным полностью. Эрик боялся, что жизнь выльется из него до капли. Но вдруг боль резко отступила, и сквозь раны вырвались красные крылья.
- Полетели! – прокричала птица и исчезла в туманной пропасти.
Эрик отпустил ветку из цепкой хватки, бросил взгляд на спину – крылья расправились, зашуршали, забились – и он прыгнул вслед за Ритой в бездну.


Туман медленно рассеивался. И Эрик увидел под собой синюю гладь. Из воды поднимались в небо две массивных деревянных колонны. Эрик приземлился на одну из них. И как только он ощутил под ногами твердь, его крылья сорвались с плеч и рухнули в морскую пучину, где их тут же жадно поглотили огромные черные рыбы.
Эрик провел рукой по плечу – ран не было. Он с трудом балансировал на колонне, чтобы не упасть вслед за крыльями. И тут заметил, что на соседней, скрестив ноги подобно человеку, сидит красный волк. Но это не был шаман в волчьей шкуре, это был настоящий зверь.
Волк молчал, а заговорить с ним первым Эрик не отваживался. Он посмотрел на водную гладь - далеко внизу у основания колонны кружили гигантские длинные рыбы.
Вдруг волк поднялся и ловко перепрыгнул на колонну Эрика. Тот испугался, пошатнулся и едва не свалился в воду, но волк успел ухватить его за руку. И в этот миг огромная черная рыба вынырнула из воды и потянулась вдоль столба к Эрику. С ужасом глядя в глаза чудищу, он отчаянно пытался вырваться из лап красного волка, держащего его руку над водой. Но рыба уже достигла его и осторожно дотронулась губами пальцев. Эрик запаниковал и почти смирился с мыслью, что она утянет его на дно. Но рыба погрузилась обратно в воду.
Волк отпустил руку Эрика, перепрыгнул обратно, снова сел, скрестив ноги, и замер. А в это время рыба вновь начала подниматься к Эрику. Он затаил дыхание, но с места не сдвинулся – чудище прикоснулось к его руке и опустилось обратно в подводный мир. И когда она коснулась его в третий раз, Эрик почувствовал, как силы переполняют его, и ему захотелось кричать. Но в горле что-то мешало, и звук не смог вырваться на свободу. 
Он засунул пальцы себе в горло и то, что он вытащил, его поразило. Это была крупная черная чешуя. Он доставал ее еще и еще. Пока не собрал полную ладонь. Закончив рассматривать переливающуюся чешую, он проглотил ее обратно, и, закрыв глаза, прыгнул вслед за рыбой.


Он пробил водное зеркало и рухнул на землю. Поднялся и стал осматриваться - вместо океанского дна вокруг простиралась бескрайняя пустыня. До самого горизонта не было ничего кроме белого как снег песка.
Эрик сделал шаг и почувствовал боль - под ногами лежал вовсе не песок, а стеклянная крошка. Ее мелкие частицы застряли в стопе, и маленькие капли крови проступили наружу. Пытаясь игнорировать боль, Эрик пошел вперед, оставляя за собой красные следы.
Но тут стеклянная пустыня задрожала. Эрик остановился. Он заметил, как вдалеке вздыбилась земля, а под ней что-то огромное ползет к нему, и бросился бежать.
Чудище приближалось. Через несколько секунд прямо по курсу Эрик заметил красный объект и направился к нему. Это была дверь. Он дернул за ручку – и перед ним открылся проход вниз. Не теряя ни секунды, он не оборачиваясь, захлопнул над собой дверь.
Эрик сидел в темноте вверху лестницы и думал, что эта подземная тварь может проникнуть к нему в любую секунду. Тишину нарушил звук, доносящийся снизу. Так как вариантов было немного, Эрик начал спускаться. И чем ниже он спускался, тем светлее становилось под землей. 
Наконец он оказался в большой комнате. На ее стенах висели полки, заставленные большими банками – и не было им ни конца, ни края. Эрик взял в руки одну из них и поднес к лицу. Внутри что-то резко зашевелилось. От испуга он выронил банку - и то, что в ней было, вырвалось на свободу.
Это был монстр, такой же, как обычно. Сущность сразу же пристроилась у него на затылке. «Нигде от них нет покоя!» - мысленно закричал Эрик и вдруг понял, что в этот раз ощущает монстра физически. Он забросил руки назад, схватил его и перенес через голову. Увидев, что монстр принял его облик, Эрик разозлился и вцепился ногтями ему в горло - монстр лопнул, словно надувной шарик, а Эрика в тот же миг переполнило чувство облегчения.
Но тут полки задрожали, и тысячи банок полетели вниз. Сущности вырвались на свободу и ринулись к Эрику. Он бросился к лестнице. Но добежав до нее, остановился и обернулся. Сжав кулаки и закрыв глаза, он пошел монстрам навстречу. Сущности тут же жадно накинулись на него, пока не покрыли собой каждый сантиметр его тела. 
«Это конец», - подумал Эрик. Но вдруг пол под ногами провалился, и вместе с ним он полетел в чрево подземного чудища. Попав в темный желудок, монстры, облепившие Эрика, стали взрываться один за другим. Эрику казалось, будто он попал в центр фейерверка. Он закрыл глаза, а когда снова открыл – обнаружил, что сидит на песке, среди внутренностей разорвавшегося подземного чудища.
Он вытер лицо и обнаружил, как сквозь ранее мертвую почву пробиваются красные маки. Пустыня постепенно оживала, природа воссоздала свои звуки и краски. Эрик улыбнулся и побежал по цветочному полю вдаль.


Через миг миниатюрные стебельки маков сменились высокими массивными деревьями. И Эрика уже окружал темный лес. Аккуратно пробираясь сквозь заросли, он заметил вдали костер и пошел на его свет. Ветки царапали лицо, а крапива обжигала ноги – но до цели оставалось совсем немного. Приближаясь, он услышал звуки барабанов – их издавали люди, кружащие вокруг костра в звериных масках. Несколько минут понаблюдав за их ритуалом, Эрик направился к ним.
У огня сидел Феликс. Эрик хотел с ним заговорить, но тот жестом остановил его и надел ему на лицо маску. Эрик очень хотел посмотреть, на то, какой зверь ему достался, но Феликс подтолкнул его к танцующим людям. Неловко втиснувшись в их танец, Эрик пытался повторять их движения. Но как только ему удалось достичь резонанса, танцоры резко остановились и отошли от костра. Эрик стоял, не зная, что делать. Как вдруг выпрыгнувший их леса огромный красный волк толкнул его в огонь.
Эрик кувыркнулся и оказался в центре костра. Но пламени внутри не было, оно опоясывало его вокруг. Он попытался выбраться, но как только подходил к границе огня, горячие языки вздымались выше его роста.
Люди в масках снова вернулись к костру и продолжили свой танец, издавая звериные крики. И чем громче они пели и выкрикивали, тем быстрее пламя сужалось и приближалось к Эрику. Он стоял в огненном кольце и дожидался, пока огонь поглотит его.
Предрекая скорую смерть, он снял с себя маску, чтобы увидеть, какому зверю она принадлежала. Но ее образ не имел со зверем ничего общего - на ней были человеческие черты. 
Маска заколыхалась в метаморфозе и, в облике приближающегося пламени Эрик увидел лицо Бэна. В его памяти во всех деталях ожил последний конфликт с соседом, который привел к его гибели. Изнывая от резко нахлынувшего чувства вины, Эрик хотел швырнуть маску в костер, как лицо Бэна плавно перетекло в лицо Мишель. Теперь перед Эриком предстал автобус, унесший жизнь его возлюбленной в первый же день Апокалипсиса. На глазах у него проступили слезы. Потом лицо Мишель на мгновение сменилось лицом Риты, и в конце - его собственным. 
Чувства вины и отчаяния переполнили его до предела, и Эрик снова замахнулся маской в сторону огня. Но потом вытер слезы и, приняв необратимость, надел ее на себя. И его поглотило пламя.


«Вот и все», - подумал он. Вокруг царила глухая тишина. Отважившись открыть глаза, он увидел, что огненные танцоры исчезли и он парит в воздухе. Прикоснувшись руками к лицу, он обнаружил, что маски тоже нет. Но в этой тишине он был не один. Несущаяся сзади красная птица с человеческим лицом ухватила его когтями и, подняв высоко над облаками, сбросила вниз.
Эрик камнем летел к земле и отчаянно махал руками, пытаясь замедлить падение, но его крылья ушли на корм рыбам, а новые не отрастали. Вдруг гравитация начала ослабевать, и вместо того, чтобы разбиться, он плавно приземлился на ветку дерева, по-прежнему стоявшего в одиночестве на краю обрыва. Рядом уже сидела птица.
- Я прошел? - спросил он.
- Ты близок. Дальнейшую дорогу тебе укажет она, - ответила устами Риты птица, достала из-под крыла кошку и швырнула ее в пропасть. 
- Не-е-е-ет! - закричал Эрик и бросился вслед за Марой.


Эрик очнулся весь мокрый. Вокруг не было ни птицы, ни кошки. Он лежал у костра на полу хижины, рядом сидели Феликс и шаман Красный Волк.
- С возвращением, - сказал Феликс.
Эрик встал с земли и присел на скамейку рядом с товарищем.
- Все казалось таким реальным, - прошептал он.
- Все и было реальным, - сказал шаман, взял с алтаря деревянную шкатулку с красной охрой, намочил палец и нарисовал им на тыльной стороне ладони Эрика красную звезду. – Ты прошел инициацию пяти стихий: Воздуха, Земли, Воды, Огня и Любви. Теперь все зависит от тебя.
Потом Красный Волк указал на дверь, и Эрик с Феликсом покинули святилище. Они, голые, молча шли по улице в кромешной тьме. Эрик чувствовал себя опустошенным и одновременно наполненным. Возле сарая стояла бочка с водой, они помылись, оделись и направились к дому. Эрик не мог ни говорить, ни думать. Эмоции переполняли его, а усталость валила с ног.
- Я видел Риту, - тихо произнес он. – Она была птицей. А еще я видел тебя и индейцев в звериных масках, которые пытались меня сжечь заживо. И огромную рыбу…
- Завтра. Завтра, - остановил его приятель.
Они вошли в темный дом. Феликс зажег свечу на окне. Кошка услышала знакомые шаги, выбежала из детской комнаты и замяукала. Эрик подхватил ее на руки, и они втроем поднялись в спальню на втором этаже. Не расстилая постель и не снимая одежду, он замертво упал на кровать. Мара примостилась на подушке у его лица. Феликс последовал их примеру.


Солнце щекотало глаза, и Эрик проснулся. Феликса снова не было. Он оделся, взял Мару на руки и спустился вниз. Друг сидел на кухне и разговаривал с Пэвэти и Аяшей. Эрик поздоровался, присел рядом и подпер голову рукой. Кошка принялась выпрашивать еду у хозяйки.
Аяша поставила перед Эриком стакан молока и тарелку омлета с томатами - и он жадно набросился на еду. Хозяйка улыбнулась и ушла с Пэвэти на улицу.
- Я не совсем знаю, как себя вести, кого за что благодарить, - признался Эрик Феликсу, вставая из-за стола.
- Все нормально, - улыбнулся тот.
– Наверное, нам пора возвращаться, - предложил Эрик.
- Ты же говорил, что для тебя дороги назад нет, - напомнил Феликс.
- В Сиэтл нет, я хочу вернуться в Спрингфилд, - сказал Эрик и они вышли на улицу. – Я бы мог попытаться устроиться в один из филиалов «МорРума», если им, конечно, не скинули на меня ориентировку. Но с радостью занялся бы и чем-то другим. Вряд ли у меня получится снова доверять этим методам.
- На что будешь жить? – поинтересовался друг.
- Денег, что я взял, должно хватить на первое время. Может, воспользуюсь услугой квартиры по обмену, - сказал Эрик. - Так что, когда выезжаем?
- Ты знаешь, я пока решил остаться. Может, на месяц, а может, на год. Как получится, - ответил Феликс.
- О-о-о, - удивился Эрик. – А как же работа, ты говорил, без тебя там не справятся.
- У меня несколько замов – пускай отрабатывают свой хлеб, - объяснил Феликс.
- И чем займешься? – поинтересовался друг.
- Начну с ветряных электрогенераторов, построю пару колодцев, еще что-нибудь. Благо, мое состояние позволяет, - ответил тот.
- Хорошее дело, - согласился Эрик и загрустил.
- Не печалься. Все к лучшему, - подбодрил Феликс и кинул ему ключи от пикапа. – Езжай, там полный бак.
Эрик попрощался с семьей Феликса, поблагодарил их за гостеприимство, и, получив благословение Красного Волка, отправился с Марой в Спрингфилд.


После нескольких часов пути Мара стала громко мяукать и царапать сидение. Эрик думал, что она просится в туалет, но останавливаться было опасно. Кошка не унималась, и Эрику все-таки пришлось свернуть к лесопосадке. 
Положив нож в карман куртки, он взял кошку на руки и вышел из машины. Внезапно Мара вырвалась и бросилась вглубь леса.
- Мара! – закричал Эрик и устремился за ней.
Кошка мчалась, перепрыгивая через упавшие деревья и прорываясь сквозь кусты. Эрик не понимал, в чем причина, но как бы там ни было, бросать ее точно не хотел. Он бежал и бежал. Его ноги ныли, а сердце выскакивало наружу. И вдруг он увидел, как Мара прыгнула в огромную полость дерева, выжженную молнией, и исчезла.

Он остановился у дерева. Воронка была весьма необычной - чересчур черной и изредка переливалась антрацитовым блеском. Эрик протянул руку вперед - и она беспрепятственно прошла сквозь тьму.
«Неужели это одна из них?» – подумал он.

– Мара, - шепотом произнес Эрик, шагнул внутрь - и тьма поглотила его...



Арна Логард

Отредактировано: 24.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться