Тревожный мир Гатугерона.

Глава 5. Баллада о козлате.

 

Г Л А В А 5

Баллада о козлате.

 

 

Гриня ещё, толком, не успел порадоваться удачному броску, как на полянке обозначилось новое тулово.

- Озорничаем, значится юноша? – Подвёл свой неутешительный вердикт вновь прибывший.

По всему, это был древний старец, с изрытым глубокими морщинами лицом, тонувшем на добрую треть в кустах клочковатой поросли. Череп украшала мятая временем фетровая шляпа, чуть ниже топорщилась старая каракулевая бурка, накинутая поверх драного сюртука. Обувку, успешно подменяли серые войлочные валенки, изрядно битые молью. Вот такая колоритная личность заглянула на огонёк. Да! Костыль ещё имелся не кислый, на который дед скромно приземлил свою буйну голову. И, пожалуй, можно было смело отнести этого старого перичника к роду человеческому, если бы не оленьи рога. Что отнюдь, не мешало непонятному субъекту нанизать на них длиннополую шляпу. Вся одёжка и в особенности чумазая рожа пришельца красноречиво шептали на то, что почтенный господин, не далее как вчера, выбрался из глубокой дыры. Или на худой конец, ближайшей помойки. В его, наверное, сотню лет нечесаном венике, намётанный глаз Гришани сходу определил копошащихся рогатых жуков, и жирных гусениц, трудолюбиво плетущих свою вечную паутину.

- Так уж вышло, - скромно вздохнул Штырь, к своему ужасу догадываясь, кто сделал ему замечание.

- Ты хоть знаешь, кто перед тобой, не-у-у-у-уч? - С легким блеяньем прошелестел пришелец.

- Кажется волшебник. – Неуверенно пробормотал собеседник.

- Волше-е-е-е-бник, - ехидно потянул слово рогатый старик. – Перед тобой великий маг всех времён и народов, именем Свизлый из древнего рода Козлатов. Прошу, любить и жаловать!

- Именно так я и полагал, Ваше, это самое,….. Козлачество, - выдохнул Гриня.

- А это ты чего тут травы нажёг, а? От меня, поди, хоронишься? – Подозрительно вопросил дед.

- Да как можно, - спешно затряс руками Развалов, - это я от нечисти лесной хоронюсь. Уж больно докучать стала.

- Ну, тады ладно! – Оттаял душой старикашка. – Прощаю. Собирайся, в гости ко мне поедем, и товарища своего прихвати, а я ужо, энтого карлика дохлого заберу. Чего добру пропадать, в моём хозяйстве всё сгодиться.

- Э-э, господин Свизлый, а куда в гости-то?

- Понятно куда, в могилу! Да ты не робей шибко, она у меня просторная, да и потеснюсь я маленько, так что, все уляжемся. Оно и веселее будет. Ты вон, поди, сказок - пересказок много знаешь, вот старика и потешишь умным словом. А то я что-то хиреть начал.

- Никак невозможно, господин Козлатый, мы по делу неотложному спешим! А сказок много харьпох знает, я его специально на поляну выманил, знал, что вам пригодиться.

- За карлика спасибо конечно, но и ты не отвертишься. Собирайся я сказал! – Старый козлат грозно сверкнул очами.

В этот миг послышался слабый клёкот и лежащий до сей поры бездыханным карлик, приоткрыл слегка осоловелые глаза.

– О, ты смотри, очухался! – Всплеснул морщинистыми ручонками маг, - живучий гад. Того и гляди убегёть паршивец. – И Свизлый, недолго думая, пригвоздил несчастного харьпоха костылём к земле. Негромко заблеяв, словно взаправдашний козёл, он легонько пнул страдальца валенком под зад. И тот грузно поднявшись, вытянул руки вперёд, словно сомнамбула неспешно поплёлся вглубь леса, сверкая белками выпученных глаз. Нож так и остался торчать в его развороченной глотке, пачкая зелёный сюртук тёмно-вишнёвыми каплями. – Вот так-то понадёжней будет! – Осклабился рогоносец, и неспешно повернувшись к собеседнику, уставился на него долгим потерянным взглядом, - а ты кто таков-то, «вьюнош»? Откуда взялся? – В глазах царило полное непонимание вопроса.

- Григорий меня зовут, - несколько растерянно ответил Штырь.

- Знаешь кто я?

- Великий маг Свизлый, из древнего рода Козлатов.

- Молодец! – Обрадовался старый хрыч, мелко тряся бородой, - знать, помнят ещё старика! Может песни, какие, про меня знаешь, али стихи затейные? Сделай милость, уважь дедушку. – Гришка тот час смекнул, что старый маразматик ни черта не помнит, и значится, появился реальный шанс запудрить тому мозги. Нужно только аккуратно потянуть время. Очень аккуратно.

- Ну-у-у, - замялся собеседник, - парочку песен помню, только не полностью, может один-два куплета.

- Давайте молодой человек не стесняя-я-я-я-йтесь. Я ва-а-а-с внимательно слушаю, - радостно заблеял старик. – Особенно про девушек, про девушек что-нибудь, и про меня там укажи, не забудь!

И Гриня прочистив горло начал:

Жил-был у девушки серенький козлик,

Раз-два, раз-два, серый козлат!

Дева козлата очень любила,

Вот как, вот как, шибче козла!

- Что ж, хорошая песня, - одобрил старик, - жизнеутверждающая! Ещё знаешь? Давай таперича, про меня старайся, что б значит, я любил красавиц.

- Да что б тебя, евнух драный! – Про себя ругнулся Гришаня, судорожно перебирая в голове все песни и стихи про козлов. Ничего путного, как назло в башку не лезло.

- Ну же! – Торопил Свизлый, грозно тряся бородёнкой. – Не томи-и-и-и!

- Подожди ты, дай с мыслями собраться, - огрызнулся доморощенный исполнитель, но на ум, к сожалению, кроме «старика Козлодоева» ни шиша не ложилось. – А будь, что будет! – Решился он:

Сползает по крыше старик Козлодоев,
Пронырливый, как коростель.
Стремится в окошко залезть Козлодоев
К какой-нибудь бабе в постель.


Вот раньше, бывало, гулял Козлодоев,
Глаза его были пусты;
И свистом всех женщин сзывал Козлодоев.



Алексей Зайцев

Отредактировано: 08.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться